Бренный мир росы (О поэзии Нисиямы Соина)

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Бренный мир росы (О поэзии Нисиямы Соина)
автор Д. Смирнов-Садовский (р. 1948)
См. Поэзия Соина. Дата создания: 2011. Источник: * Восточная литература
{{#invoke:Header|editionsList|}}


БРЕННЫЙ

МИР

РОСЫ


поэзии

Нисиямы

Соина)


Портрет
Нисиямы
Соина


(выполнен
неизвестным
японским
художником
XVII
века)


Nishiyama Soin.jpg

Как в нескольких простых словах объять весь необозримый мир, выразить к нему своё отношение так, чтобы это стало поэзией? Таким диковинным искусством владели японцы, и в творчестве Мацуо Басё (1644—1694) оно достигло своего апогея. Удивительно при этом, что своей поэзии Басё не прибегал к помощи философии, не возводил космические абстракции, не размышлял о возвышенных материях, никого и ничем не пытался поразить, а наоборот, спокойно говорил о самых обыденных вещах, рисовал лёгкими штрихами слов незамысловатые картинки, которые, если хоть раз на них взглянуть, навсегда поселяются в воображении читателей:

фуруикэ я
кавадзу тобикому       
мидзу но ото

старый пруд
прыгнула лягушка
всплеск воды

или

карээда ни
карасу но томарикэри
аки но курэ

на сухую ветвь
присела ворона
осенний вечер

Всего шесть-семь скупых слов, семнадцать (или около того) слогов расположенных особым образом, как правило: 5-7-5 — вот и всё. Больше ничего и не надо!

Фигура Басё, создавшего всего около 1000 таких хайку, заслонила собой имена многих его предшественников и современников, мастеров поэзии хайкай, влияние которых он в своё время испытывал. И можно только пожалеть, что мы так мало знаем о них, а потому не можем ощутить поэтическую атмосферу, которой дышал Басё, понять, что нового внёс он в это великое искусство.

Нисияма Соин или Сёин (西山 宗因), современник Басё, хотя и старше на 39 лет, родился 28 марта 1605 года в провинции Хиго (ныне Кумамото, остров Кюсю) в семье потомственного самурая, последователя прославленного Като Киёмаса (1562—1611). При рождении ему дали имя Нисияма Тоёити 西山 豊一. Следуя семейной традиции, подростком он поступил на службу к местному феодалу, но оказалось, что тот больше всего интересуется поэзией, и они вместе стали упражняться в жанре классического рэнга. Хозяин послал молодого слугу в Киото подучиться поэтическому ремеслу. Учителем Соина стал знаменитый Мацунага Тэйтоку (1571—1653), поэзия которого отличалась остроумием, каламбурами, игрой слов, и обилием цитат, аллюзий, намёков на литературные труды предшественников.

609px-Matsunaga Teitoku.jpg
Мацунага Тэйтоку (портрет XVII века)

Вот образчик его поэзии:

хана ёри мо
данго я аритэ
каэру кари

моти из риса
важнее цветов — кричал,
улетая, гусь...

Чтобы понять, о чём здесь идет речь, нужно знать японскую пословицу «Хана ёри данго» — рисовые «лепёшки важнее цветов», а также стихотворение Госпожи Исэ (? — 939) из собрания «Кокинвакасю» о том, что весной дикие гуси улетают домой на север, не разделяя привычки японцев любоваться цветами сакуры:

Возвращаются перелетные гуси

Покидая луга,
что окутаны дымкой весенней,
гуси тянутся вдаль —
словно им милее селенья,
где цветов еще нет и в помине…

(Перевод © Александра Долина)

Покинув Киото, Соин продолжил свое обучение в Осака, и вскоре приобрёл репутацию мастера поэзии хайкай. В 1647 году в Осака, в святилище Тэмангу, он стал наставником группы поэтов, а позднее в городе Нагасаки был посвящён в сан буддийского монаха секты дзен. У Соина постепенно появлялось всё больше и больше талантливых учеников, пока не возникла целая школа, названная буддистским термином Данрин («Лес проповедей»). Соин и его ученики ввели в поэзию простонародную разговорную речь, противопоставляя свои принципы изощрённым приёмам, манерности, книжности и академизму школы Тэймон, возглавляемой Тэйтоку, прежним учителем Соина. Ища эстетическую платформу для своей школы в прошлом, Соин объявил себя последователем школы древнекитайского философа Чжуан-цзы (по-японски это имя произносится «Сёси», 369 до н. э. — 286 до н. э.) и поэта Аракида Моритакэ (1473—1549).

Moritake.jpg
Аракида Моритакэ (портрет XVIвека)

Сёси говорил: «Человек ли я, которому снится, что я мотылёк, или я — мотылёк, которому снится, что я человек?» А Моритакэ прославил себя следующим трёхстишием:

ракка эда ни
каэру то мирэба
кото: кана

цветок ли опавший
вновь на ветку вернулся?      
нет — то мотылёк!

В своих стихах Соин вступал в диалог с ними обоими:

ёно нака я
тё:-тё: томарэ
каку мо арэ

этот дольний мир,
может быть, в конце концов —
просто мотылёк

Zhuangzi-Butterfly-Dream.jpg
Чжуан-цзы и бабочка (неизв. художник)

Также он выражал своё восхищение поэзией Сайгё-хоси (1118—1190), который, как и он, был буддийским монахом («хоси» — означает сан буддисткого священника). Около 1675 года Мацуо Басё вошёл в круг Соина и участвовал с ним в совместном составлении «хайкай-но рэнга» — («шутливых цепочек строф»). Влияние школы Данрин заметно отразилось на творчестве Басё в тот сравнительно ранний период (1670-е и начало 1680-х годов). Главные качества, ценимые школой Данрин, были естественность, лёгкость, непринуждённость, быстрота и вдохновенность импровизации. В 1684 году Ихара Сайкаку (1642—1693), наиболее прославленный из учеников Соина, на конкурсе-представлении «якадзу-хайкай» сочинил в один день 23500 стихов рэнку — во много раз больше, чем Басё сочинил за всю свою жизнь. Вот одно из трехстиший Сайкаку, на мотив конфуцианской притчи: «Тот, кто блуждает в своих мыслях, смотрит, но не видит, слушает, но не слышит»:

кокоро коко ни
наки ка накану ка
хототогису

блуждал ли я в мыслях,
или ты, кукушечка,
просто молчала?

Но Басё брал не количеством, а качеством. То же можно сказать и о Нисияме Соине.

Соин умер в Киото 5 мая 1682 года в преклонном возрасте, когда ему было 77 лет.

Русских переводов стихов Соина очень мало. Первый из них был сделан в 1904 году В. Мендриным с английского перевода Уильяма Джорджа Астона (1899):

['Tis the cuckoo —
Listen well !
How much soever gods ye be."]

«Это кукушка, —
Хорошенько внимайте,
Как бы ни много вас было чертей.»

Вскоре появилась целая серия подражательных переводов именно этого же хайку:

Поёт кукушка…
Внимайте все,
Внимайте боги!        

(Перевод Аркадия Пресса,
опубл. в 1914 году)

Это кукушка.
Слушайте, слушайте,
Какими б вы ни были между богов.

(Перевод Константина Бальмонта,
опубл. в 1916 году)

и т. д.

Имя Соина при этом не указывалось, а у Аркадия Пресса авторство приписывалось Мацуо Басiо (как писали тогда). Я спросил своего друга Исао Ясуда из Кавасаки, почему одно и то же японское слово «кидзин» одни переводят как «боги», а другие как «черти». На это Исао заметил: «Здесь 鬼神 кидзин не черти, и не боги, а, скорее, мёртвые души, призраки, духи».

Привожу здесь несколько своих переводов:

 

1.


нагаму то тэ
хана ни мо итаси
куби но хонэ

всё глазел на них,
сакуры цветы, пока
шею не свело

опубл. 1656

2.


ю:дати ни
нурэтэ дзо кароки
нацугоромо

потная роба
после летнего дождя —
как она легка!


3.


томэру иэ ва
кодаси мо онадзи
сигэри кана

хотя и не дворец
всё ж не меньше роскоши,
чем ночлег в лесу

4.


кадзэ ни нору
кавагири каруси
такасэбунэ

ветер вдаль несёт
лёгкий утренний туман
и рыбацкий чёлн

5.


сатобито но
ватарисё:рё: ка
хаси но симо

как в такой мороз
из деревни им пройти? —
мост заледенел

6.


атаи араба
наника осиман
аки но кэи

все богатства в мире
отдать — лишь бы увидеть
осень в Одзима

7.


оран'да но
модзи ка ёкатау
ама цу кари

во всю ширь небес,
как голландские буквы —
караван гусей

ок. 1670


8.


сарэба коко ни
Данрин но ки ари
умэ но хана

чудеса, да и только
нашёл я дерево Данрин
с цветами сливы

1675

9.


Разве в наших писаниях
мы не следуем образцу Сёси,
и разве мы не чтим
влияние Моритакэ?

ёно нака я
тё:-тё: томарэ
каку мо арэ

этот дольний мир,
может быть, в конце концов —
просто мотылёк

10.


суэ сигэрэ
Моритакэ рю: но
Сё:хондзи

пусть за веком век
благоденствует наш храм —
храм Моритакэ

1678

11.


хототогису
ика ни кидзин мо
тасикани кикэ

пой, кукушка, пой,
пусть тебя услышат все —
даже души мёртвых

12.


Надпись под портретом
Сайгё-хоси

аки ва коно
хо:си сугата но
ю:бэ кана

осень вижу я,
поздний вечер и Сайгё
славного черты

13.


на но хана я
хито мото сакиси
мацу но сита

взгляни — сурепка!
маленький цветок расцвёл
прямо под сосной

14.


ицумо фуку
кадзэ атарасики
янаги кана

он всегда новый
старый ветер, что весной
в ивах шелестит

15.


Поминая умершего

ё но тири о
ханарэтэ судзуси
соро но цуки

в прохладу неба,
покидая бренный мир,
уплыла луна

16.


На смерть жены

миси я юмэ
катавара самуки
ои но токо

ах, это был сон!
как холодно старику
в пустой постели...

17.


сабиcиса но
иро мо арикэри
ю:сигурэ

дождь на склоне дня
даже одиночество
имеет свой цвет


18.


На кладбище Окуно-ин

цую но ё я
банзи но фунбэцу
Окуноин

бренный мир росы
здесь, среди могил, решенье
всех земных проблем

Комментарии

1. "Всё глазел на них… " Трёхстишие Соина — это пародия на танка Сайгё:

нагаму то тэ
хана ни мо итаку
нарэнурэба
тиру ваканэ косо
канасикарикэрэ

Слишком долго глядел!
К вишневым цветам незаметно
Я прилепился душой.
Облетели... Осталась одна
Печаль неизбежной разлуки.

(© Перевод Веры Марковой)

из которого Соин позаимствовал 11 слогов (всего в хайку 17 слогов). Слово «итаку» (очень; больно, чувствительно) он заменил на созвучное слово «итаси» (болезненный) и полностью поменял окончание, что придало лирическому стихотворению неожиданный комический эффект.

Nishiyama Soin-Cerry-Piem.jpg
Ихара Сайкаку (1642—1693): Иллюстрация к стихотворению Соина

5. «Как в такой мороз…» Вариант перевода:

как в такой мороз
через мост они пойдут —
жители села?

6. «Все богатства в мире…» Соин написал это стихотворение, превознося красоту осени на острове Одзима. Одзима или Осима (雄島 = おしま) — небольшой остров в заливе Мацусима (около города Сендай), который славится своей красотой и с 12-го века служит местом паломничества буддийских монахов. В стихотворении используется непереводимая игра слов: название острова скрыто в словосочетании «наника осима-но» («которые не стоило бы отдать»), и поэтому может быть оправдано соседство нескольких вариантов перевода. Варианты перевода:

очевидный смысл:

нет таких сокровищ,
которых не отдал бы
за осенний вид!

скрытый смысл:

нет таких сокровищ —
за осень на Одзима
всё готов отдать!

7. "Во всю ширь небес… " Стихотворение написано Соином ок. 1670, когда он стал буддийским священником, во время его визита в Нагасаки, где находился центр секты дзэн, а также отделение голландской торговой компании. Отсюда причудливый образ голландских букв на небе, вычерчиваемых караваном диких гусей.

8. "Чудеса, да и только… " В 1675 Соин посетил в Эдо группу «восьми или девяти» поэтов хайкай, возглавляемую Тасиро Сёи (Tashiro Shōi). Группа решила назвать себя буддийским словом «Данрин», означающую «лес проповедей», и избрала Соина своим лидером. Старик-слива (baiō) — было одним из прозвищ Соина. Соин ввёл в поэзию простонародный язык, и это стало отличительным признаком школы «Данрин». Хокку Соина означает признание новой поэтической школы и себя в качестве её лидера. Вслед за хокку следовало двустишие, написанное одним из местных поэтов:

сэдзоку нэмури во
самасу угуису

и соловей разбудит
мир самых простых людей

Это может означать, что новая школа собирается пробудить ото сна поэтов, пишущих в простом и безыскусном стиле.

9. «Разве в наших писаниях мы не следуем образцу Сёси, и разве мы не чтим влияние Моритакэ?» Сё:си (Sōshi = 荘子) — японизированная форма имени древнекитайскиого философа Чжуан-цзы (между 369 до н. э. и 286 до н. э.), который как-то сказал: «Человек ли я, которому снится, что я мотылёк, или я — мотылёк, которому снится, что я человек?» Аракида Моритакэ (1473—1549) — японский поэт писавший в жанре «рэнга».


10. «Пусть за веком век…» Стихотворение было написано в 1678 году в Киото в гостях у поэта Суганоя Такамаса, взявшего себе поэтическое имя Сё:хондзи, означающее главный храм буддийской секты, а также название сливы. Соин даёт понять в этом в хайку, что возглавляемая им школа Данрин не просто реакция против школы Тэйтоку, но возрожденние традиции, которую основали за полтора столетия до этого поэты жанра хайкай-но-рэнга Аракида Моритакэ (1473—1549) и Ямадзаки Сокан (1464—1552). Вариант перевода:

пусть за веком век
благоденствует наш храм —
Моритакэ стиль

11. "Пой, кукушка, пой… " Как заметил Исао Ясуда, хайку "заимствует знаменитую фразу из предисловия «Кокинвакасю»:

ちからをもいれずしてあめつちを動かし, 目に見えぬ鬼神をもあはれと思はせ…

(«тикара о мо ирэ дзу си тэ амэтути о угокаси, мэ ни миэ ну кидзин о мо аварэ то омовасэ…» — русский перевод: «Стихи без усилия двигают землю и небо и умиляют даже незримые души мёртвых…»). В известных русских переводах слово «кидзин» передаётся как «боги» или «черти», однако в стихотворении имеются в виду души мёртвых, призраки, духи.

16. «На смерть жены». Вариант перевода:

ах, это был сон!
как холодна пустота
в постели старца...

17. «Дождь на склоне дня…» Это хайку — литературный диалог с вака Дзякурэна-хоси (1139—1202), утверждавшего, что одиночество не имеет цвета.

18. «На кладбище Окуно-ин». Это хайку написано в 1674, когда Соин посетил огромное кладбище Окуно-ин (奥の院) около храма буддийской школы сингон на горе Коя-сан (高野山 Kōya-san) в префектуре Вакаяма к югу от города Осака.

Okunoin Cemetery, Koyasan, Japan.JPG
Кладбище Окуно-ин на горе Коя-сан. Photo © by User:Daderot

Примечание

Все переводы без указания имени переводчика принадлежат автору статьи.

В статье использованы фрагменты из публикаци Игоря Шевченко: «Трёхстишия дореволюционной России» (2009) http://www.stihi.ru/2009/12/13/8695, из книги: W. G. Aston: «A History of Japanese Literature» (1899), а также, а также информация, полученная мной от Исао Ясуды (Кавасаки, Япония).

Д. Смирнов-Садовский, май 2011, Сент-Олбанс, Англия


Info icon.png Это произведение опубликовано на Wikilivres.ru под лицензией Creative Commons  CC BY.svg CC NC.svg CC ND.svg и может быть воспроизведено при условии указания авторства и его некоммерческого использования без права создавать производные произведения на его основе.