Пьяный корабль (Рембо/Големба)

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Пьяный корабль ~ Le Bateau ivre
автор Артюр Рембо
Стихотворение из книги Poésies (1870—1871). Перевод Александра Соломоновича Голембы (1922—1979).



ПЬЯНЫЙ КОРАБЛЬ



Я себе показался бродягой раскованным,
К морю сила теченья меня увлекла:
Бурлаков моих жалких к столбам размалёванным
Пригвоздили индейцы, раздев догола.

5 А фламандским зерном иль английскими ситцами
Был набит я — не знаю! Едва улеглось
На спардеке сраженье с людьми меднолицыми,
По течению Рек я поплыл на авось.

Грудь мою обласкали приливы с отливами,
10 Был я глух, как зародыш, как снег, как трава;
Я летел! И своими жемчужными гривами
Обречённо потряхивали Полуострова.

Укачала меня синева мутноглазая,
И, на все ураганы равненье держа,
15 Я скитался, по гребням бесчисленным лазая,
Неприкаянней пробки и легче пыжа!

И волна, что нежней, чем ранет с червоточиной,
Вторглась в трюмы, меж брусьев еловых юля,
И вином голубым иль блевотою смоченный
20 Я лишился бушприта, лишился руля.

И с тех пор я в поэме морей, где актинии,
Где на Млечном Пути настоялась вода,
Где в лазурях пониже моей ватерлинии
Пузом вверх чьи-то жертвы плывут иногда.

25 Где виденья заляпаны синею жижею,
Где в замедленных ритмах, в огнях янтаря
Крепче браги хмельной бродят горечи рыжие,
Позвончей ваших лир о любви говоря!

Я с грозою знаком, с колдовскими глубинами,
30 Мне запомнился гневный бурун смерчевой,
Я прошёл под крылами зари голубиными
И увидел, чего не увидит живой.

Видел солнце закатное в сгустках сиреневых,
В леденеющих нитях трепещущей мглы;
35 Видел, как, словно трагики старого времени,
На подмостках пучин завывают валы.

Я мечтал о сугробах зелёного острова,
Поцелуи к ресницам волны приносил,
В жёлто-синих рассветах поющего фосфора,
40 В небывалом вращеньи неведомых сил.

Я сравнил бы с ночной суматохой в коровнике
Ярость волн, осадивших взъерошенный риф:
Океан, что дышал благодушно и ровненько,
Захрипел, от Марииных стоп отступив!

45 Берег мне раскрывался Флоридами вздорными,
Где цветы как глаза леопардов блестят,
Дуги радуг цветут над плечами покорными,
Над мельканьем подводных таинственных стад.

Я увидел болота с гигантскими вершами,
50 Где лежал догнивающий Левиафан;
Плавни я увидал с камышами умершими,
И вдали — к водопадам прильнувший туман.

Видел солнце и льды, небеса океанские, —
В ржавых заводях сиживал я на мели,
55 Где с деревьев свисали питоны гигантские
И клопы на их коже пунцово цвели.

Показал бы я нашим девчонкам и мальчикам
Этих рыбок в огне золотой чешуи,
Эти травы, что делают слишком заманчивым
60 Мой скитальческий жребий, блужданья мои.

А порою, пока полюса не прочухались,
Океан, усладив мою дрёму сперва,
Поднимал ко мне тени цветов или щупалец,
И молился я, словно в часовне вдова,

65 И качался я, птичьим помётом загаженный,
И, ощупав шпангоутов трухлявую стать,
Головою вперёд, чёрной втянутый скважиной,
Опускался утопленник в трюме поспать...

Я корабль, погибающий в тинистых зарослях,
70 Я в эфире, где птиц не отыщешь сейчас:
Монитор иль ганзейский обшарпанный парусник
Не спасут опьяненный стихией каркас!

Буря дымных туманов меня пронесла-таки
Сквозь небесную стену в лазурной пыли,
75 Сквозь банальный пример поэтической патоки,
Сквозь лишайники цвета засохшей сопли!

Предо мной, в атмосферных огнях электричества,
Проплывают морские коньки из глубин, —
Зной июля свинцовой дубинкою тычется,
80 Разбивая пылающий ультрамарин.

Слышал рёв бегемотов, дрожащих от похоти,
И в Мальштреме дробил непроглядную муть,
Но хотел бы навек, а не как-нибудь походя
К волнорезам Европы покорно прильнуть!

85 Я натешился звёздными архипелагами!
Острова в небесах мне кивали, маня:
То не ты ли, омытая звёздными влагами,
Стая птиц золотых, Мощь Грядущего Дня?

Я наплакался. За моросящею сеткою
90 Оставляю я солнце, оставляю луну:
Я обманут любовью язвительно-едкою!
Пусть расколется киль! Пусть пойду я ко дну!

И Европа нужна мне как чёрная лужица,
Над которой склонился подросток шальной, —
95 В ней бумажный кораблик томительно кружится,
Вьётся сумрак, дыша мотыльковой весной.

Я уже не дышу голубыми широтами,
Не преследую флаги в просторах морей,
Я не в силах проплыть под ночными пролётами
100 Низкобровых мостов в пламенах фонарей.


1871. Перевод: опубл. 1998



Примечания


«С большим опозданием увидел свет (в 1998 году, в антологии «Строфы века-2») перевод Александра Голембы (1922—1979)...

(Е. Витковский, «У входа в лабиринт»)