Комментарий к Блейку/Песни невинности/Маленький трубочист

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску
Комментарий к Блейку/Песни невинности/Маленький трубочист
автор Д. Смирнов-Садовский (р.1948)
Источник: частные архивы
Другие страницы с таким же названием 
Songs of Innocence, copy B, 1789 (Library of Congress) object 16 The Chimney Sweeper


7. THE CHIMNEY SWEEPER

When my mother died I was very young,
And my father sold me while yet my tongue
Could scarcely cry «weep! `weep! `weep!`
So your chimneys I sweep, and in soot I sleep.

There`s little Tom Dacre, who cried when his head,
That curl`d like a lamb`s back, was shav`d: so I said
`Hush, Tom! never mind it, for when your head`s bare
You know that the soot cannot spoil your white hair.`

And so he was quiet, and that very night,
10 As Tom was a-sleeping, he had such a sight!-
That thousands of sweepers, Dick, Joe, Ned, and Jack,
Were all of them lock`d up in coffitfs of black.

And by came an Angel who had a bright key,
And he open`d the coffins and set them all free;
Then down a green plain leaping, laughing, they run,
And wash in a river, and shine in the sun.

Then naked and white, all their bags left behind,
They rise upon clouds and sport in the wind;
And the Angel told Tom, if he`d be a good boy,
20 He`d have God for his father, and never want joy.

And so Tom awoke; and we rose in the dark,
And got with our bags and our brushes to work.
Tho` the morning was cold, Tom was happy and warm;
So if all do their duty they need not fear harm.


7. Трубочист

Когда моя мать умерла, я был очень мал,
И мой отец продал меня, пока мой язык
Мог едва кричать: «уиип, уиип, уиип»,
Так что я скребу ваши дымоходы и сплю в саже.

Маленький Том Дакр плакал, когда его брили голову,
Кудрявую как спина у агнца, так что я сказал.
Тише, Том, не беда — когда твою голову обреют,
Сам знаешь, сажа не сможет измазать твоих белых волос.

И поэтому Том затих и в ту же ночь,
10 Когда он заснул, ему приснилось:
Будто тысячи трубочистов, Дик, Джо, Нед и Джек—
Все заперты в черных гробах,

И мимо проходил Ангел со сверкающим ключом,
И он отомкнул гробы и всех освободил.
И они побежали по зеленому лугу, прыгая и смеясь,
И мылись в реке и [тела их] блестели на солнце.

Тогда голые и белые, оставив все свои мешки,
Они поднялись на облака и резвились на ветру.
И Ангел сказал Тому, если он будет хорошим мальчиком,
20 Бог станет ему отцом и он никогда не перестанет радоваться.

И вот Том проснулся, и мы встали, ещё затемно,
И отправились со своими мешками и щётками на работу.
Хотя утро было холодное, Тому было радостно и тепло,
Потому что, если все выполняют свой долг, им нечего бояться.

10/06/2019


Трубочист / The Chimney Sweeper. В этом стихотворении Блейк, от лица маленького чистильщика труб, повествующего о своей горькой судьбе, бичует нравы общества, превратившего бедных детей в рабов. Слово «уиип» (“weep”) означающее «плач», производится также от возгласа чистильщиков труб “sweep!” («чистить»). Фамилия Тома «Дакр», по замечанию Джеффри Кинса, вероятно, анаграмма слова “Dark” – «тёмный». В последней как бы на первый взгляд плоско-морализаторской строке звучит горькая ирония Блейка по поводу «долга». Однако «долг» может означать здесь также «созерцание и чувствование восхитительной реальности духовной жизни» (Элиша Острайкер) и здесь, прежде всего, это христианский долг любви к ближнему и соблюдения всех прочих заповедей. Таким образом, этот вопрос решается в плане христианской морали: преодолев земные страдания, безгрешные дети обретают жизнь вечную. По словам апостола Павла «когда вы освободились от греха и стали рабами Богу, плод ваш есть святость, а конец – жизнь вечная. Ибо возмездие за грех – смерть, а дар Божий – жизнь вечная во Христе Иисусе, Господе нашем» (Римлянам 6:22–23). И мы видим в стихотворении многие атрибуты этого учения: тут и «Ангел сходящий с неба с ключом» (Откровение, 20:1), и отпираемые им «чёрные гробики», и дети выпущенные из них на волю, и омовение их в реке, и та свобода, которую обретают души избавленные от бренной плоти. Передавая неприхотливый простоватый характер детской речи, Блейк использует здесь нерегулярную четырёхстопную анапестическую (вперемежку с ямбом и амфибрахием) метрику, что звучит почти как проза.


Маленький трубочист

Был я крошкой, когда умерла моя мать.
И отец меня продал, едва лепетать
Стал мой детский язык. Я невзгоды терплю,
Ваши трубы я чищу, и в саже я сплю.

Стригли давеча кудри у нас новичку,
Белокурую живо обстригли башку.
Я сказал ему: — Полно! Не трать своих слез.
Сажа, братец, не любит курчавых волос!

Том забылся, утих и, уйдя на покой,
В ту же самую ночь сон увидел такой:
Будто мы, трубочисты — Дик, Чарли и Джим, —
В черных гробиках тесных, свернувшись, лежим.

Но явился к нам ангел, — рассказывал Том, —
Наши гробики отпер блестящим ключом,
И стремглав по лугам мы помчались к реке,
Смыли сажу и грелись в горячем песке.

Нагишом, налегке, без тяжелых мешков,
Мы взобрались, смеясь, на гряду облаков.
И смеющийся ангел сказал ему: «Том,
Будь хорошим — и бог тебе будет отцом!»

В это утро мы шли на работу впотьмах,
Каждый с черным мешком и метлою в руках.
Утро было холодным, но Том не продрог.
Тот, кто честен и прям, не боится тревог.

Перевод С. Я. Маршака


МАЛЕНЬКИЙ ТРУБОЧИСТ

Мать оставила рано меня сиротой,
А отец, удрученный своей нищетой,
Крошку-сына, который едва лепетал,
К трубочистам чумазым в ученье послал.

Не вылажу из сажи — уж так повелось.
Тома наголо брили. Орал он. «Да брось, —
Я сказал, — ты кудрявей ягненка, а тот
Никогда не пролез бы, как мы, в дымоход».

Перестал он, бедняга, кричать, да потом
 Сон диковинно-странный увидел наш Том:
Будто тыщи чумазых — Дик, Джо, Нед и Джек —
В черный гроб заколочены кем-то навек.

Но приходит к ним ангел с волшебным ключом,
И выходят на волю Дик, Джо, Нед и Том,
Ну а там уж — и радость, и песни, и смех,
И весеннее солнце, и речка для всех.

Искупались, отмыли от сажи бока
И вбежали стремглав нагишом в облака.
Ангел Тому сказал: «Нужно быть молодцом,
И послушному сыну Бог будет отцом».

Тут — опять подниматься и копоть скрести,
И тяжелую сажу в ведерках нести.
Том — усердней других, хоть наказчик умолк.
Плакать нечего, коль выполняешь свой долг.

Перевод В. Л. Топорова


Маленький трубочист

Когда я еще начинал лепетать,
Ушла навсегда моя бедная мать
Отец меня продал, — я сажу скребу
И черную вам прочищаю трубу.

Заплакал обстриженный наголо Том.
Его я утешил: «Не плачь, ведь зато,
Покуда кудрями опять не оброс,
Не сможет и сажа испачкать волос.»

Затих и уснул он, приткнувшись к стене,
И ночью привиделись Тому во сне
 Гробы на поляне — и их миллион,
А в них трубочисты — такие, как он.

Но Ангел явился в сиянии крыл
И лучиком света гробы отворил.
И к речке помчалась ватага детей,
Чтоб сажу в воде оттереть поскорей.

Мешки побросав и резвясь на ветру,
Затеяли в облаке белом, игру.
Сказал Тому Ангел: «Будь чистым душой!
И Бог, как отец, встанет рядом с тобой.»

Со всеми во тьме пробудился наш Том,
Со всеми за щетку с тяжелым мешком —
И утром промозглым согрет трубочист:
Трудящийся честно пред Господом чист.

Перевод Сергея Степанова



Галерея / Gallery


Примечания


См. также

The Chimney Sweeper / Chimney Sweeper / Трубочист / Маленький трубочист
Песни невинности
Песни опыта