Божественная комедия/Ад/Песнь XII

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Божественная комедия/Ад/Песнь XII
автор Данте Алигьери (1265—1321), пер. Михаил Леонидович Лозинский (1886—1955)
Язык оригинала: итальянский. Название в оригинале: "Divina Commedia"/"Inferno". — Дата создания: 1307—1321, опубл.: 1472. Источник: lib.ru • Круг седьмой.— Минотавр.— Первый пояс.— Флегетон.— Кентавры.— Насильники над ближним и над его достоянием (тираны, убийцы, разбойники).


Ад, песнь XII. Минотавр в круге седьмом. (Иллюстрация Уильяма Блейка.)

ПЕСНЬ ДВЕНАДЦАТАЯ



1  Был грозен срыв, откуда надо было
        Спускаться вниз, и зрелище являл,
        Которое любого бы смутило.

4  Как ниже Тренто видится обвал,
        Обрушенный на Адиче когда-то
        Землетрясеньем иль паденьем скал,

7  И каменная круча так щербата,
         Что для идущих сверху поселян
         Как бы тропинкой служат глыбы ската,

10  Таков был облик этих мрачных стран;
          А на краю, над сходом к бездне новой,
          Раскинувшись, лежал позор критян,

13  Зачатый древле мнимою коровой.
          Завидев нас, он сам себя терзать
          Зубами начал в злобе бестолковой.

16  Мудрец ему: «Ты бесишься опять?
          Ты думаешь, я здесь с Афинским дуком,
          Который приходил тебя заклать?

19  Посторонись, скот! Хитростным наукам
          Твоей сестрой мой спутник не учён;
          Он только соглядатай вашим мукам».

22  Как бык, секирой насмерть поражён,
           Рвёт свой аркан, но к бегу неспособен
           И только скачет, болью оглушён,

25  Так Минотавр метался, дик и злобен;
           И зоркий вождь мне крикнул: «Вниз беги!
           Пока он в гневе, миг как раз удобен».

28  Мы под уклон направили шаги,
        И часто камень угрожал обвалом
        Под новой тяжестью моей ноги.

31  Я шел в раздумье. «Ты дивишься скалам,
        Где этот лютый зверь не тронул нас?—
        Промолвил вождь по размышленье малом.—

34  Так знай же, что, когда я прошлый раз
        Шёл нижним Адом в сумрак сокровенный,
        Здесь не лежали глыбы, как сейчас.

37  Но перед тем, как в первый круг геенны
        Явился тот, кто стольких в небо взял,
        Которые у Дита были пленны,

40  Так мощно дрогнул пасмурный провал,
        Что я подумал — мир любовь объяла,
        Которая, как некто полагал,

43  Его и прежде в хаос обращала;
        Тогда и этот рушился утёс,
        И не одна кой-где скала упала.

46  Но посмотри: вот, окаймив откос,
        Течёт поток кровавый, сожигая
        Тех, кто насилье ближнему нанёс».

49  О гнев безумный, о корысть слепая,
        Вы мучите наш краткий век земной
        И в вечности томите, истязая!

52  Я видел ров, изогнутый дугой
        И всю равнину обходящий кругом,
        Как это мне поведал спутник мой;

55  Меж ним и кручей мчались друг за другом
        Кентавры, как, бывало, на земле,
        Гоняя зверя, мчались вольным лугом.

58  Все стали, нас приметив на скале,
        А трое подскакали ближе к краю,
        Готовя лук и выбрав по стреле.

61  Один из них, опередивший стаю,
        Кричал: «Кто вас послал на этот след?
        Скажите с места, или я стреляю».

64  Учитель мой промолвил: «Мы ответ
        Дадим Хирону, под его защитой.
        Ты был всегда горяч, себе во вред».

67  И, тронув плащ мой: «Это Несс, убитый
        За Деяниру, гнев предсмертный свой
        Запечатлевший местью знаменитой.

70  Тот, средний, со склонённой головой,—
        Хирон, Ахиллов пестун величавый;
        А третий — Фол, с душою грозовой.

73  Их толпы вдоль реки снуют облавой,
        Стреляя в тех, кто, по своим грехам,
        Всплывёт не в меру из волны кровавой».

76  Мы подошли к проворным скакунам;
        Хирон, браздой стрелы раздвинув клубы
        Густых усов, пригладил их к щекам

79  И, опростав свои большие губы,
        Сказал другим: «Вон тот, второй, пришлец,
        Когда идёт, шевелит камень грубый;

82  Так не ступает ни один мертвец».
        Мой добрый вождь, к его приблизясь груди,
        Где две природы сочетал стрелец,

85  Сказал: «Он жив, как все живые люди;
        Я — вождь его сквозь сумрачный простор;
        Он следует нужде, а не причуде.

88  А та, чей я свершаю приговор,
        Сходя ко мне, прервала аллилуйя;
        Я сам не грешный дух, и он не вор.

91  Верховной волей в страшный путь иду я.
        Так пусть же с нами двинется в поход
        Один из вас, дорогу указуя,

94  И этого на круп к себе возьмёт
        И переправит в месте неглубоком;
        Ведь он не тень, что в воздухе плывёт».

97  Хирон направо обратился боком
        И молвил Нессу: «Будь проводником;
        Других гони, коль встретишь ненароком».

100  Вдоль берега, над алым кипятком,
        Вожатый нас повёл без прекословий.
        Был страшен крик варившихся живьём.

103  Я видел погрузившихся по брови.
        Кентавр сказал: «Здесь не один тиран,
        Который жаждал золота и крови:

106  Все, кто насильем осквернил свой сан.
        Здесь Александр и Дионисий лютый,
        Сицилии нанёсший много ран;

109  Вот этот, с чёрной шерстью,— пресловутый
        Граф Адзолино; светлый, рядом с ним,—
        Обиццо д’Эсте, тот, что в мире смуты

112  Родимым сыном истреблён своим».
        Поняв мой взгляд, вождь молвил, благосклонный:
        «Здесь он да будет первым, я — вторым».

115  Потом мы подошли к неотдалённой
        Толпе людей, где каждый был покрыт
        По горло этой влагой раскалённой.

118  Мы видели — один вдали стоит.
        Несс молвил: «Он пронзил под божьей сенью
        То сердце, что над Темзой кровь точит».

121  Потом я видел, ниже по теченью,
        Других, являвших плечи, грудь, живот;
        Иной из них мне был знакомой тенью.

124  За пядью пядь, спадал волноворот,
        И под конец он обжигал лишь ноги;
        И здесь мы реку пересекли вброд.

127  «Как до сих пор, всю эту часть дороги,—
        Сказал кентавр,— мелеет кипяток,
        Так, дальше, снова под уклон отлогий

130  Уходит дно, и пучится поток,
        И, полный круг смыкая там, где стонет
        Толпа тиранов, он опять глубок.

133  Там под небесным гневом выю клонит
        И Аттила, когда-то бич земли,
        И Пирр, и Секст; там мука слёзы гонит,

136  И вечным плачем лица обожгли
        Риньер де’Пацци и Риньер Корнето,
        Которые такой разбой вели».

139  Тут он помчался вспять и скрылся где-то.




Примечания

АД

ПЕСНЬ ДВЕНАДЦАТАЯ

Круг седьмой — Минотавр — Первый пояс — Флегетон — Насильники над ближним и над его достоянием

4–6. Как ниже Тренто видится обвал…— Данте сравнивает спуск в седьмой круг с одним из обвалов на реке Адиче (Адидже), между городами Тренто (Тридент) и Вероной.

12–13. Позор критян…— Минотавр (греч. миф.), чудовище, зачатое женою критского царя Миноса Пасифаей от быка, которого она прельщала, ложась в деревянную корову, сделанную для нее Дедалом (Ч., XXVI, 41–42; 87). В Дантовом Аду он страж седьмого круга, где караются насильники.

17–21. Ты думаешь, я здесь с Афинским дуком…— Так назван афинский царевич Тезей, убивший Минотавра. Сестра Минотавра Ариадна, дочь Пасифаи и Миноса, вручила Тезею путеводную нить, чтобы он, убив чудовище, мог найти выход из Лабиринта, где жил Минотавр.

34. Прошлый раз — см. А., IX, 22–27.

37–40. Но перед тем…— Данте пользуется евангельской легендой о землетрясении в миг смерти Христа, чтобы дать картину обвалов, происшедших в Аду (А., XXI, 106–114; XXIII, 133–138; XXIV, 19–33). Преисподняя содрогнулась, как поясняет своему спутнику Вергилий, незадолго перед тем, как в первый круг геенны, то есть в Лимб, явился тот (то есть Христос), кто стольких в небо взял (см. А., IV, 52–63), находившихся в плену у Дита (Люцифера; см. прим. А., VIII, 68).

41–43. Мир любовь объяла…— Эмпедокл (А., IV, 138) учил, что мир возник из раздора стихий и периодически обращается в хаос, когда любовь подобных частиц к подобным снова стремит их друг к другу.

47. Поток кровавый — Флегетон (см. прим. А., III, 77), образующий первый пояс седьмого круга (см. прим. А., XI, 16–66).

65. Хирон — «справедливейший из кентавров», воспитатель многих героев, в том числе Ахилла (ст. 71; Ч., IX, 34–39).

67–69. Несс пытался похитить Деяниру, жену Геракла, но тот смертельно ранил его стрелой, смоченной в ядовитой желчи Лернейской гидры. Умирающий кентавр подарил Деянире ком своей запекшейся крови, уверив её, что эта кровь обладает приворотной силой. Когда Деянира возревновала Геракла к Иоле (Р., IX, 102), то, чтобы вернуть его любовь, она послала ему плащ, пропитанный Нессовой кровью, и Геракл, надев его, погиб в страшных мучениях.

72. Фол — один из кентавров, бесчинствовавших на свадьбе Пирифоя (см. прим. Ч., XXIV, 121–123).

84. Две природы — звериную и человеческую.

88–89. Та — Беатриче, которая, сходя к Вергилию, прервала в Раю пение аллилуйя (еврейск.— хвалите господа).

107. Александр — Александр Македонский (356–323 гг. до н. э.). Дионисий I — тиран Сиракузский (с 407 по 367 г. до н. э.).

110. Граф Адзолино — падуанский тиран Эдзелино IV да Романо (1194–1259) (см. Р., IX, 29–30).

111–112. Обиццо д’Эсте — Обиццо II, маркиз Феррары и Анконской марки. В 1293 г. его сын, Адзо VIII, задушил его периной (правил с 1293 по 1308 г.).

114. Здесь он да будет первым, я — вторым.— То есть: здесь объяснения должен давать Несс, а не я.

119–120. Он пронзил под божьей сенью…— В 1271 г. граф Ги де Монфор, наместник Карла I Анжуйского в Тоскане, убил из мести в Витербо, во время богослужения, принца Генриха, племянника английского короля Генриха III, и выволок его за волосы из церкви. Рассказывалось, что сердце убитого принца было положено в золотую чашу, установленную на колонне у моста через Темзу в Лондоне.

134. Аттила — царь гуннов (с 433 по 453 г.), опустошитель Европы, прозванный «бичом божьим».

135. Пирр.— Это или эпирский царь (319–272 гг. до н. э.), воевавший с Римом (Р., VI, 44), или сын Ахилла, при взятии Трои убивший престарелого царя Приама (Эн., II, 506–558). Секст Помпей (75–35 гг. до н. э.) — младший сын Помпея Великого, ведший корсарскую войну против Цезаря и второго триумвирата; или же Секст Тарквиний, сын последнего римского царя Тарквиния Гордого, жестоко истребивший жителей города Габий и виновник смерти обесчещенной им Лукреции.

137. Риньер де’Пацци из Вальдарно — представитель знатного рода, прославившийся разбоем и убийствами. Риньер из Корнето в Римской Маремме, разбойник XIII в.


Источники:

На других языках


Info icon.png Данное произведение является собственностью своего правообладателя и представлено здесь исключительно в ознакомительных целях. Если правообладатель не согласен с публикацией, она будет удалена по первому требованию. / This work belongs to its legal owner and presented here for informational purposes only. If the owner does not agree with the publication, it will be removed upon request.