Божественная комедия/Ад/Песнь XI

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Божественная комедия/Ад/Песнь XI
автор Данте Алигьери (1265—1321), пер. Михаил Леонидович Лозинский (1886—1955)
Язык оригинала: итальянский. Название в оригинале: "Divina Commedia"/"Inferno". — Дата создания: 1307—1321, опубл.: 1472. Источник: lib.ru • Круг шестой (окончание).— Гробница папы Анастасия.— Распределение грешников в Аду.


Ад, песнь XI. Схема кругов Ада. (Иллюстрация Уильяма Блейка.)

ПЕСНЬ ОДИННАДЦАТАЯ



1  Мы подошли к окраине обвала,
        Где груда скал под нашею пятой
        Ещё страшней пучину открывала.

4  И тут от вони едкой и густой,
        Навстречу нам из пропасти валившей,
        Мой вождь и я укрылись за плитой

7  Большой гробницы, с надписью, гласившей:
        «Здесь папа Анастасий заточён,
        Вослед Фотину правый путь забывший».

10  «Не торопись ступать на этот склон,
        Чтоб к запаху привыкло обонянье;
        Потом мешать уже не будет он».

13  Так спутник мой. «Заполни ожиданье,
        Чтоб не пропало время»,— я сказал.
        И он в ответ: «То и моё желанье».

16  «Мой сын, посередине этих скал,—
        Так начал он,— лежат, как три ступени,
        Три круга, меньше тех, что ты видал.

19  Во всех толпятся проклятые тени;
        Чтобы потом лишь посмотреть на них,
        Узнай их грех и образ их мучений.

22  В неправде, вредоносной для других,
        Цель всякой злобы, небу неугодной;
        Обман и сила — вот орудья злых.

25  Обман, порок, лишь человеку сродный,
        Гнусней Творцу; он заполняет дно
        И пыткою казнится безысходной.

28  Насилье в первый круг заключено,
        Который на три пояса дробится,
        Затем что видом тройственно оно,

31  Творцу, себе и ближнему чинится
        Насилье, им самим и их вещам,
        Как ты, внимая, можешь убедиться.

34  Насилье ближний терпит или сам,
        Чрез смерть и раны, или подвергаясь
        Пожарам, притесненьям, грабежам.

37  Убийцы, те, кто ранит, озлобляясь,
        Громилы и разбойники идут
        Во внешний пояс, в нём распределяясь.

40  Иные сами смерть себе несут
        И своему добру; зато так больно
        Себя же в среднем поясе клянут

43  Те, кто ваш мир отринул своевольно,
        Кто возлюбил игру и мотовство
        И плакал там, где мог бы жить привольно.

46  Насильем оскорбляют божество,
        Хуля его и сердцем отрицая,
        Презрев любовь Творца и естество.

49  За это пояс, вьющийся вдоль края,
        Клеймит огнём Каорсу и Содом
        И тех, кто ропщет, бога отвергая.

52  Обман, который всем сердцам знаком,
        Приносит вред и тем, кто доверяет,
        И тем, кто не доверился ни в чём.

55  Последний способ связь любви ломает,
        Но только лишь естественную связь;
        И казнь второго круга тех терзает,

58  Кто лицемерит, льстит, берёт таясь,
        Волшбу, подлог, торг должностью церковной,
        Мздоимцев, своден и другую грязь.

61  А первый способ, разрушая кровный
        Союз любви, вдобавок не щадит
        Союз доверья, высший и духовный.

64  И самый малый круг, в котором Дит
        Воздвиг престол и где ядро вселенной,
        Предавшего навеки поглотит».

67  И я: «Учитель, в речи совершенной
        Ты образ бездны предо мной явил
        И рассказал, кто в ней томится пленный.

70  Но молви: те, кого объемлет ил,
        И хлещет дождь, и мечет вихрь ненастный,
        И те, что спорят из последних сил,

73  Зачем они не в этот город красный
        Заключены, когда их проклял бог?
        А если нет, зачем они несчастны?»

76  И он сказал на это: «Как ты мог
        Так отступить от здравого сужденья?
        И где твой ум блуждает без дорог?

79  Ужели ты не помнишь изреченья
        Из Этики, что пагубней всего
        Три ненавистных небесам влеченья:

82  Несдержность, злоба, буйное скотство?
        И что несдержность — меньший грех пред богом
        И он не так карает за него?

85  Обдумав это в размышленьи строгом
        И вспомнив тех, чьё место вне стены
        И кто наказан за её порогом,

88  Поймёшь, зачем они отделены
        От этих злых и почему их муки
        Божественным судом облегчены».

91  «О свет, которым зорок близорукий,
        Ты учишь так, что я готов любить
        Неведенье не менее науки.

94  Вернись,— сказал я,— чтобы разъяснить,
        В чем ростовщик чернит своим пороком
        Любовь Творца; распутай эту нить».

97  И он: «Для тех, кто дорожит уроком,
        Не раз философ повторил слова,
        Что естеству являются истоком

100  Премудрость и искусство божества.
        И в Физике прочтёшь, и не в исходе,
        А только лишь перелистав едва:

103  Искусство смертных следует природе,
        Как ученик её, за пядью пядь;
        Оно есть божий внук, в известном роде.

106  Им и природой, как ты должен знать
        Из книги Бытия, господне слово
        Велело людям жить и процветать.

109  А ростовщик, сойдя с пути благого,
        И самою природой пренебрёг,
        И спутником её, ища другого.

112  Но нам пора; прошёл немалый срок;
        Блеснули Рыбы над чертой востока,
        И Воз уже совсем над Кавром лёг,

115  А к спуску нам идти ещё далёко».




Примечания

АД

ПЕСНЬ ОДИННАДЦАТАЯ

Круг шестой (окончание)

8–9. Папа Анастасий II (496–498), стремившийся устранить раскол между западной и восточной церковью и благосклонно принявший константинопольского легата Фотина, прослыл еретиком.

16–66. Вергилий объясняет своему спутнику, что в пропасти нижнего Ада (А., VIII, 75), над которой они стоят, тремя уступами, как три ступени (ст. 17), расположены три круга (ст. 18) — седьмой, восьмой и девятый. В этих кругах карается злоба, орудующая либо силой (насильем), либо обманом (ст. 22–24).

Насилье менее гнусно, чем обман (ст. 25–27), и наказуется в ближайшем, седьмом круге, разделённом на три концентрических пояса, лежащих на одном уровне (ст. 28–33).

В первом поясе (ст. 34–39) карается насилие над ближним (убийство, злостное ранение) и над его достоянием (грабёж, поджог, притеснения).

Во втором поясе (ст. 40–45) — насилие над собою (самоубийство) и над своим достоянием (игра и мотовство, то есть бессмысленное истребление своего имущества, в отличие от расточительности, то есть любви к чрезмерным тратам, караемой в четвёртом круге).

В третьем поясе (ст. 46–51) — насилие, направленное против божества (богохульство) и против созданного им порядка (против естества — содомия, и против естества и искусства — лихоимство).

Обман, смотря по тому, был ли обманутый связан с обманщиком узами доверия или нет (ст. 52–54), карается в восьмом или же в девятом круге.

В восьмом круге (ст. 55–60), состоящем из десяти Злых Щелей, или рвов, караются обманувшие недоверившихся (1 — сводники и обольстители; 2 — льстецы; 3 — святокупцы; 4 — прорицатели; 5 — мздоимцы; 6 — лицемеры; 7 — воры; 8 — лукавые советчики; 9 — зачинщики раздора; 10 — поддельщики металлов, людей, денег и слов).

В девятом круге, на самом дне Ада, образованном ледяным озером Коцит, казнятся обманувшие доверившихся, то есть предатели (ст. 61–66). Здесь — четыре пояса: Каина (предатели родных), Антенора (предатели родины), Толомея (предатели друзей), Джудекка (предатели благодетелей), а посередине, в центре вселенной, вмёрзший в льдину Дит (Люцифер) терзает в трёх своих пастях предателей величества земного и небесного.

50. Каорса — город Кагор (франц. Cahors) в Южной Франции, славившийся в средние века своими ростовщиками (лихоимцами). В Италии слово «каорсинец» означало «ростовщик».

Содом — по библейской легенде, город, спалённый небесным огнем за противоестественный разврат его обитателей (содомитов).

64. Дит — Люцифер (см. прим. А., VIII, 68).

67–90. Отвечая на вопрос, почему гневные (ст. 70), чревоугодники, сладострастники (ст. 71), скупцы и расточители (ст. 72) караются вне стен "красного города", Вергилий поясняет (ст. 76–90), что они менее виновны, чем насильники и обманщики, потому что их грех состоит в несдержности. При этом он ссылается на хорошо известную Данте классификацию пороков, которую Аристотель даёт в своей «Этике» (кн. VII, гл. I): несдержность (incontinenza), злоба (malizia), буйное скотство (matta bestialitade).

Несдержность, то есть злоупотребление естественными наслаждениями, телесными или душевными, карается в кругах II–V.

Буйное скотство, то есть удовлетворение низменных побуждений, приводящее к разного рода насилию, наказуется в седьмом круге.

Злоба, то есть душевная испорченность, орудующая обманом, казнится в восьмом и девятом кругах. (Здесь термин «злоба», соответствующий Аристотелевой χαχια, применяется в более тесном смысле, чем в ст. 22–24, где он включает и насилие, то есть «буйное скотство», и обман.)

На границе между верхним и нижним Адом, внутри стен города Дита, над обрывом, ведущим в седьмой круг, терпят муку еретики (А., IX, 106–133; X; XI, 1–9). Отступники от веры и отрицатели бога, они выделены особо из сонма грешников, заполняющих верхние и нижние круги.

98. Философ — Аристотель.

101. В Физике — то есть в «Физике» Аристотеля (II, 2).

111. И спутником её — то есть искусством, производительным трудом.

113–114. Созвездие Рыб взошло над горизонтом, а Воз (созвездие Большой Медведицы) склонился к северо-западу (Кавр; лат. Саurus — название северо-западного ветра). Это значит, что до восхода солнца осталось два часа.


Источники:

На других языках


Info icon.png Данное произведение является собственностью своего правообладателя и представлено здесь исключительно в ознакомительных целях. Если правообладатель не согласен с публикацией, она будет удалена по первому требованию. / This work belongs to its legal owner and presented here for informational purposes only. If the owner does not agree with the publication, it will be removed upon request.