Стихотворения Шелли/1821

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Стихотворения Шелли/1821
автор Перси Биши Шелли (1792—1822)
Источник: lib.ru

1821

1821


Время


Безбрежный океан земной печали,
О Время, Время, кто тебя постиг?
Чьих огорчений волны не качали,
Померкшие от вечных слез людских?
Потом, наскучив жалкою добычей,
Ужасен в шторм и вероломен в штиль,
Объемля человеческую боль,
Вдруг исторгает то бугшприт, то киль
Пучины сокрушительный обычай!
О Времени безжалостный прибой,
Еще кто будет поглощен тобой?


Беглецы


1


                           Шторм ломит стены,
                           Пляшет пена,
                           Сверкают стрелы,
                           Бьет град белый -
                                     Прочь!

                           Пучина в кипенье,
                           Гром, в исступленье
                           Лео голову клонит,
                           Колокол стонет -
                                     Прочь!

                           Океан и земля -
                           Обломки корабля.
                           Птица, зверь, человек, гад -
                           Все от бури спешат -
                                     Прочь!

2


                           - "Рулевого нет
                           И мачты нет!.."
                           Кричит он; "Сейчас
                           Им нас
                                 Не вернуть!"

                           И она: "Плывем!
                           Греби веслом!..
                           Пусть смерть и град
                           Море дробят -
                                 В путь!"

                           И от башен, со скал
                           Синий взрыв маяка,
                           И пушка погонь
                           Красный огонь
                                 Спешит вздуть...

3


                           И: "Боишься ты?" И: "Боишься ты?"
                           И: "Видишь ты?" И: "Видишь ты?"
                           И: "Разве вольные не плывем
                           Над странной бездной вдвоем,
                                                   Я и ты?"

                           Парусом укрыты,
                           Объятием слиты,
                           Шепчутся влюбленно
                           Средь разъяренной
                                     Темноты.

4


                           А в замке пустом -
                           Побитым псом
                           Трясется жених,
                           Бледен и тих
                                     От стыда.

                           Смерти грозный двойник,
                           Встал на башне старик -
                           Отец... С испугом
                           Жмутся друг к другу
                                     Земля и вода.

                           И последний, кем горд
                           Угасший род.
                           Ждет проклятье, каких отец
                           Не шлет
                                     Никогда.


К…



I


                       Пусть отошли в былое страсти -
                       Еще покуда в нашей власти
                       Их след в сознанье сохранять -
                       Так сон и явь нельзя разнять.
                       К чему рыдать? К чему рыдать?

II


                       Один твой взгляд, одно движенье
                       Едва поймав, воображенье
                       Мир воссоздаст в одно мгновенье.
                       Сжигай меня - я рад сгореть -
                       Лишь нынешней останься впредь.

III


                       Смотри, упали сна оковы,
                       Цветы опять свежи и новы,
                       И роща дивно зелена.
                       Мир движут небо и волна,
                       А нам любовь и жизнь дана.


Превратность


                       Цветок чуть глянет - и умрет.
                            Проживши день всего;
                       Мираж восторга нам сверкнет,
                            Глядишь и нет его.
                       Непрочен счастия привет:
                       Во тьме ночной житейских бед
                            Он - беглых молний свет.

                       Как красота души хрупка,
                            Как редок дружбы смех,
                       И как в любви нас ждет тоска
                            За краткий миг утех!
                       Но пусть восторг промчится сном, -
                       Всегда мы то переживем,
                            Что мы своим зовем!

                       Пока лазурны небеса,
                            Покуда ясен день,
                       Пока блестит цветов краса
                            И медлит скорби тень, -
                       Мгновенья быстрые считай,
                       Отдайся райским снам, мечтай,
                            Пробудишься - рыдай!


Государственное величие


                   Без вдохновенья боя и труда,
                   Без доблести, без счастья и без славы
                   Пасутся подъяремные стада, -
                   И чужды им певучие октавы,
                   И, зеркало завесив от стыда,
                   Молчит Искусство, и мельчают Нравы.
                   Привычка к рабству мысли их тиранит;
                   Дыханьем осквернив небесный свод,
                   Их род бесчисленный в забвенье канет,
                   А человеком станет только тот,
                   Кто властелином над собою станет,
                   Своим престолом разум стать принудит,
                   И свергнет страхов и мечтаний гнет,
                   И лишь самим собой всегда пребудет.


Вечер


                                                    Ponte al Mare, Pisa

I


                    День закатился. Ласточки уснули.
                    Шныряют в серой мгле нетопыри.
                    Гулять выходят жабы. В смутном гуле
                    Слились все звуки. Тусклый свет зари
                    Погас на кровлях. Тень легла ночная,
                    И в летнем сне недвижна зыбь речная.

II


                    Нет сырости и в поздний этот час,
                    Трава суха, на листьях ни росинки.
                    Сухой и легкий ветер всякий раз
                    Вздымает пыль, соломинки, былинки,
                    Закружится и стихнет, и одна
                    По улицам блуждает тишина.

III


                    Домов, церквей, оград изображенья
                    В себе колышет и несет вода.
                    В недвижном беспокойстве отраженья
                    Дрожат, не исчезая никогда.
                    Взгляни на эту зыбь, на эти стены:
                    Ты стал другим, они же неизменны.

IV


                    И сизые над бездной облака,
                    Где солнце, скрывшись, новой ждет Авроры,
                    Они - как груда гор издалека,
                    Но множатся и мчатся эти горы.
                    А там, в пространстве, синем, как вода,
                    Уже горит вечерняя звезда.


Азиола


«Ты слышал голос Азиолы? Это
Она кричит, должно быть, рядом где-то», —
Сказала Мэри. Мы в беззвездный мрак
Глядели долго, свеч не зажигая.
Тут мне подумалось: «Соседка? Кто ж такая?»
И я спросил: «Ну, что еще за Азиола?»
И неожиданно обрел покой:
Здесь не было подвоха иль укола,
Здесь не было насмешки никакой;
Ведь Мэри молвила с улыбкой (о, плутовка!):
«Кричит сова! Пушистенькая совка!»

Печальная колдунья Азиола,
В вечерней музыке своей тоски
Тревога рощ, ручьистый голос дола:
Ни лютни звон, ни птичьи голоски
Моей души вот так не задевали,
Нет, сладостней не ведал я печали!
И с тех пор, во сне и наяву,
Люблю я возглас грусти изначальной
И Азиолу — милую сову —
Пушистую. И крик души печальной!


Опошлено слово одно


 * * *

I

Опошлено слово одно
И стало рутиной.
Над искренностью давно
Смеются в гостиной.
Надежда и самообман —
Два сходных недуга.
Единственный мир без румян —
Участие друга.

II

Любви я в ответ не прошу,
Но тем беззаветней
По-прежнему произношу
Обет долголетний.
Так бабочку тянет в костер
И полночь — к рассвету,
И так заставляет простор
Кружиться планету.


Завтра


О, где ты, утро завтрашнего дня?
Седой старик и юноша влюбленный,
В душе и радость и печаль храня, —
Все ждут твоей улыбки благосклонной.
Но всякий раз, неотвратим, как тень,
Сегодняшний тебя встречает день.


Примечания

Беглецы.

Возможно, в основе стихотворения воспоминания о бегстве с Мэри Годвин (Шелли) во Францию.

Перевод А. Кочеткова хранится в РГАЛИ (Шуман. Три баллады для декламации. Фонд 2189, опись 1, единица хранения 53) и публикуется, по-видимому, впервые. К сожалению, пропущены четыре последние строки в третьей строфе.

Вечер.

В этом стихотворении пятая строка третьей строфы в оригинале недописана.

Азиола.

В английской традиции сова — птица зловещая. (Кстати, не только в английской. Плиний говорил, что сова есть истинное чудовище ночи.) Шелли и здесь нарушает традицию, обращаясь к сове с нежностью.

Опошлено слово одно…

Первое стихотворение П. Б. Шелли, переведенное на русский язык и, по-видимому, переводившееся гораздо чаще других произведений английского поэта.


Info icon.png Данное произведение является собственностью своего правообладателя и представлено здесь исключительно в ознакомительных целях. Если правообладатель не согласен с публикацией, она будет удалена по первому требованию. / This work belongs to its legal owner and presented here for informational purposes only. If the owner does not agree with the publication, it will be removed upon request.