Мудрость Ангельская о Божественной Любви и Божественной Мудрости (Сведенборг)/2

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Мудрость Ангельская о Божественной Любви и Божественной Мудрости — Содержание
автор Эммануил Сведенборг, пер. Валериан Александрович Клиновский
Язык оригинала: латинский. Название в оригинале: Sapientia Angelica de Divino Amore et de Divina Sapientia


Мудрость Ангельская о Божественной Любви и Божественной Мудрости

Содержание

Часть вторая

83. Божественная Любовь и Божественная Мудрость видимы в Мире Духовном, как Солнце. Есть два Мира: Духовный и Натуральный, и Мир Духовный не заимствует ничего из Мира Натурального, равно как и Мир Натуральный не заимствует ничего из Мира Духовного; они совершенно между собою различны (раздельны, cistincti), и сообщаются только через Соответствия. О том, в чем состоят эти Соответствия, я представил много указаний в других местах. Для объяснения же сказанного здесь, может послужить такой пример. Теплота в Мире Натуральном соответствует в Мире Духовном доброму любветворительности (charitatis), а Свет в Мире Натуральном соответствует в Духовном Мире Истинному веры; и кто не может усмотреть, что теплота и доброе любветворительности, равно как свет и истинное веры, совершенно между собою различны? При первом взгляде кажутся они даже так различны, как будто два (предмета) совершенно разные; а такими действительно кажутся они, если помыслить: что общего имеет доброе любветворительности с теплотой, и истинное веры со светом; а между тем теплота духовная есть именно это доброе, и свет духовный есть именно это истинное. И хотя предметы эти сами в себе так различны между собою, однако же, не смотря на это различие составляют они одно по соответствию; и это единство таково, что когда человек читает в Слове о теплоте и свете, то Духи и Ангелы, которые при человеке находятся, вместо теплоты постигают любветворительность, а вместо света веру. Пример этот я привожу, как указание того, что два Мира, духовный и натуральный, так различны между собой, что не имеют между собой ничего общего, и светом тем сотворены так, что сообщаются, и даже соединяются между собою, по соответствиям.

84. Но как эти два Мира так много различны между собою, то при некоторой проницательности можно усмотреть, что Мир Духовный должен состоять не под тем Солнцем, под каким состоит Мир Натуральный, но под другим, ибо в Мире духовном есть также теплота и свет, как и в Мире натуральном, только теплота там духовна, и Свет также духовен. Теплота духовная есть доброе любветворительности, а свет духовный есть истинное веры. И как теплота и свет не могут происходить ни от какого другого начала, кроме Солнца, то и можно видеть, что в Мире Духовном есть другое Солнце, не то, какое в Мире Натуральном, и что Солнце Мира Духовного в естестве своем таково, что из него может существовать теплота и свет духовные, а Солнце Мира Натурального в естестве своем таково, что из него может существовать теплота (и свет) натуральные. Но все духовное, относящееся к доброму и к истинному, не может иметь начала ни в чем, кроме Божественной Любви и Божественной Мудрости, ибо все доброе принадлежит Любви, а все истинное принадлежит Мудрости, и что они не могут происходить не из чего иного, это ясно для всякого человека мудрого.

85. Что есть другое Солнце, кроме Солнца Мира Натурального, это до сих пор было неизвестно, по причине того, что духовное у человека так переходит в его натуральное, что он не знает даже, что такое Духовное, а следственно не знает и того, что существует Мир Духовный, в котором находятся Духи и Ангелы, - Мир оной и различный от Мира Натурального. А как Мир духовный оставался до такой степени сокрытым от находящихся в Мире Натуральном, то и угодно было Господу открыть зрение моего духа, чтобы я видел то, что находится в том Мире, точно так же, как я вижу то, что находится в Мире Натуральном, и чтобы потом я описал тот Мире, - что и исполнено много в Книге о Небе и Аде, где в одном Отделе говорю я также и о Солнце того Мира: ибо я видел оное, и мне казалось оно такой же величины, как и Солнце Мира Натурального, и также как бы огненное, только ярче; причем мне дано было познать, что все вообще Небо Ангельское находится под этим Солнцем; и что Ангелы третьего Неба видят его непрестанно, Ангелы Второго Неба - часто, а Ангелы Первого или Последнего Неба - только иногда. Если всякая Теплота и всякий Свет у них, равно как и все, видимое в том Мире, происходит от этого Солнца, это видно будет из нижеследующего.

86. Солнце это не есть Сам Господь, но оно происходит от Господа, и есть Божественная Любовь и Божественная Мудрость в происхождении их, которые видимы в том Мире, как Солнце; вследствие же того, что Любовь и Мудрость в Господе составляют одно, как это показано уже в первой части, Солнце это есть Божественная Любовь; ибо Божественная Мудрость принадлежит Божественной Любви, и, следовательно, она есть также и Любовь.

87. Что Солнце это является перед глазами Ангелов, как огненное, это потому, что Любовь и Огонь одно другому соответствуют, и как Ангелы не могут глазами видеть Любви, то вместо Любви видят они то, что соответствует ей; ибо у Ангелов точно так же, как и у людей, есть внутреннее и внешнее; внутреннее их есть то, что мыслит и познает, что желает и любит, а внешнее их есть то, что чувствует, видит, говорит и действует, и все внешнее их составляет соответствие их внутреннему, но соответствие не натуральное, а духовное. Божественная Любовь и чувствуется так же, как огонь, Духовными (существами); поэтому и в Слове, где упоминается Огонь, он означает Любовь, священный огнь в Израильской Церкви означал то же самое, и от того также обыкновенно в молитвах просят, чтобы сердце воспламенил огонь Небесный, то есть, Божественная Любовь.

88. По этому-то различию между духовным и натуральным, как указано о нем в N 83, ничто из Солнца Мира Натурального не может перейти в Мир Духовный, то есть, ничто из его Света и Теплоты, или из какого-либо другого объекта замли; свет Мира Натурального там мрак, и теплота его там смерть, но со всем тем теплота Мира может оживотворяться влиянием теплоты небесной, и свет Мира может освещаться влиянием Света Небесного, влияние существует по соответствию, и не может существовать через продолженность.

89. От Солнца, существующего от Божественной Любви и Божественной Мудрости, происходит Теплота и Свет. В Мире духовном, в котором находятся Ангелы и духи, так же есть Теплота и Свет, как и в Мире Натуральном, в котором находятся Люди; и так же Теплота ощущается там, как теплота, и Свет видим, как свет; но со всем тем Теплота и Свет Мира Духовного и Мира Натурального так различны между собою, что не имеют в себе ничего общего, как сказано это выше; они различны между собою, как живое и мертвое; Теплота Мира Духовного сама в себе жива, также жив и Свет его; теплота же Мира Натурального сама в себе мертва, мертв также и свет его; ибо Теплота и Свет Мира Духовного происходит от Солнца, которое есть чистая Любовь, а теплота и свет Мира Натурального происходит от Солнца, которое есть чистый огонь; Любовь же жива, и Божественная Любовь есть Сама Жизнь; Огонь же мертв и Солнечный огонь есть сама смерть, и, (действительно), может быть так назван, потому что в нем нет совершенно ничего жизни.

90. Ангелы, вследствие того, что они духовны, не могут жить в другой Теплоте и в другом Свете, кроме духовных; Люди же не могут жить в другой теплоте и в другом свете, кроме натуральных; ибо Духовные сходственно с Духовным, а Натуральное с Натуральным; и если бы Ангел, хотя малейше принял что-либо из Теплоты и Света натуральных, он погиб бы; ибо они совершенно не сходственны с его жизнию. Каждый человек в отношении внутреннего в духосуществе своем есть Дух, и когда умирает, то совершенно выходит из Мира Натуры, и оставляя тогда все, принадлежащее к этому Миру, входит в такой Мир, в котором нет ничего из натуры; и в этом Мире он живет так разрозненно с натурою, что не имеет с ней никакого сообщения через продолженность, то есть, такого, какое существует между более тонким и более грубым, но имеет с ней сообщение лишь такое, какое существует у предшествующего с последующим, которые сообщаются между собою лишь через соответствия. Из чего можно видеть, что Теплота Духовная не есть какая-либо особенно тонкая теплота натуральная, и Свет Духовный не есть какой-либо особенно тонкий свет натуральный; но что они, по самому своему естеству, совершенно между собою различны, ибо Теплота и Свет Духовные заимствуют естество свое от такого Солнца, которое есть чистая Любовь, и Любовь эта есть Сама Жизнь; Теплота же и Свет Натуральные заимствуют естество свое от такого Солнца, которое есть чистый огонь, а в огне этом нет совершенно ничего жизни, - как это сказано выше.

91. По такому различию между теплотою и светом того и другого Мира, ясно, от чего те, которые находятся в одном Мире, не могут видеть тех, которые находятся в другом Мире; ибо глаза у человека, как у существа, видящего из света натурального, образованы из субстанции одного Мира, а глаза у ангела - из субстанции другого Мира, и таким образом и те и другие устроены у каждого к восприниманию собственного ему света. Из чего можно видеть, в каком неведении мыслят те, которые не верят, что Ангелы и Духи есть люди, от того только, что они не видимы для их глаз.

92. До сих пор еще неизвестно было, что Ангелы и Духи находятся совершенно в ином свете и в иной теплоте, нежели люди; и неизвестно было даже то, что есть иной свет и иная теплота, ибо человек мыслию своею не проникал далее внутренних или тончайших частей натуры; по чему самому и жилища для Ангелов и Духов многие назначали в эфире, а другие в звездах, и, следовательно, внутри натуры, а не выше, или вне ее; тогда как Ангелы и Духи находятся совершенно вне или выше натуры, собственно в своем Мире, который состоит под другим Солнцем; и как в их Мире пространства - только казательности, как это выше доказано, то и нельзя сказать, что они в эфире, или в звездах; ибо они составляют одно с человеком, будучи соединены с расположением и мышлением его духа; ибо человек есть Дух, из духа он мыслит и желает, по чему и Мир Духовный там же, где и человек, и нисколько не отдален от него; словом, всякий человек в отношении внутреннего в духосуществе своем находится в этом Мире среди Духов и Ангелов в нем; из Света этого Мира он мыслит, и из теплоты его он любит.

93. Солнце это не есть Бог, но оно есть происходящее (procedens) от Божественной Любви и Божественной Мудрости Бога-Человека: также Теплота и Свет, существующие от этого Солнца. Под Солнцем этим, видимым для Ангелов, из которого и имеют они Теплоту и Свет, не должно разуметь Самого Господа, но то первое Происходящее от Него, которое составляет самую высшую степень (summum) теплоты духовной. Самая высшая степень этой теплоты есть духовный огонь, который есть Божественная Любовь и Божественная Мудрость в первом своем соответствии: от того Солнце это и называется огненным, и, действительно, для Ангелов оно огненное, но не для людей; огонь, который - огонь для людей, не есть духовный, но натуральный, а между ним и огнем духовным такое же различие, как между живым и мертвым; и потому духовное Солнце живит теплотою существа духовные и возобновляет духовное; Солнце же Натуральное живит существа натуральные и возобновляет натуральное, хотя не само по себе, а через влияние теплоты духовной, для которой оно служит только вспомогательным орудием.

94. Этот огонь духовный, в котором пребывает также и Свет в своем начале, дает теплоту и свет духовные, которые умаляются по мере своего шествования (на пути своем, in procedendo) и умаление это сообразно степеням, о которых будет сказано впоследствии. У Древних это самое изображалось огнегорящим и светоблистающими кругами около Главы Божией, и такое изображение в обыкновении и ныне, когда на картинах представляют Бога, как Человека.

95. Что Любовь производит теплоту, а Мудрость - свет, это ясно по опыту: человек отепляется от любви, и когда мыслит из Мудрости, то видит предметы, как бы во свете: из чего ясно, что первое происходящее любви есть теплота, а первое происходящее мудрости есть свет. Что тут также есть соответствие, это видно из того, что теплота существует не в самой любви, но из любви в воле(????), и оттуда в теле, и свет существует также не в самой мудрости, - но из нее в мышлении разума, и оттуда в разговоре; по чему, как Любовь и мудрость суть естество и жизнь теплоты и света, то теплота и свет составляют происходящее от них, а как они суть их происходящие, то они также и соответствия их.

96. Что Свет духовный совершенно отличен от Света натурального, что может быть известно для каждого, кто только обратит внимание на мышление своего духосущества, ибо когда оно мыслит, то оно видит объекты свои во свете, а те, которые мыслят духовно, видят те истины, и видят их одинаково ясно, как днем, так и ночью; почему и приписывается разуму свет, и говорит о нем, что он видит. Так, о словах другого говорят иногда, что видят, что это так, то есть, что это понятно. Но как разум духовен, то и не может он видеть из света натурального; ибо свет натуральный не остается без солнца, но исчезает вместе с оным; из чего и видно, что разум пользуется иным светом, нежели глаз, и что этот свет происходит из иного начала.

97. Но да не подумает кто-либо, что Солнце Мира Духовного есть Сам Бог. Сам Бог есть Человек; первое Происходящее от Самой Любви и Мудрости Его, есть то Огненное Духовное, которое видимо для Ангелов, как Солнце, по чему когда Господь являет Ангелам Самого Себя (in Persona), то он является Человеком, являясь иногда в Солнце, иногда вне Солнца.

98. По этому-то соответствию Господь в Слове называется не только Солнцем, но также Огнем и Светом; и под Солнцем разумеется Он в отношении Божественной Любви и Божественной Мудрости совокупно; под Огнем в отношении Божественной Любви, а под Светом в отношении Божественной Мудрости.

99. Теплота и Свет Духовные, вследствие происхождения своего от Господа, как Солнца, составляют одно, как Божественная Любовь и Божественная Мудрость. Каким образом Божественная Любовь и Божественная Мудрость в Господе составляют одно, это было сказано в Первой Части, также одно составляют теплота и Свет, ибо они происходят из оных; происходящие же составляют одно по соответствию, поелику Теплота соответствует Любви, а Свет Мудрости. Отсюда следует, что как Божественная Любовь есть Божественное Бытие, а Божественная Мудрость - Божественное Существование, как это выше сказано, в N 14 до 16, - так и Теплота духовная есть Божественное Происходящее от Божественного Бытия, а Духовный Свет есть Божественное Происходящее от Божественного Существования; и потому также, как через это единение Божественная Любовь принадлежит Божественной Мудрости, и Божественная Мудрость принадлежит Божественной Любви, как это сказано выше в N 34 до 39, - так и Духовная Теплота принадлежит Духовному Свету и Духовный Свет принадлежит духовной Теплоте; и как единение их таково, то и следует, что Теплота и Свет в происхождении своем от Господа, как Солнца, составляют одно. Но что не как одно воспринимаются они Ангелами и Людьми, об этом будет сказано далее.

100. Теплота и Свет, происходящие от Господа, как Солнца, преимущественно (собственно) называются Духовным, и как они составляют одно, то и называются Духовным в единственном; почему дальше в этой Книге, где говорится о Духовном, надлежит разуметь то и другое вместе. От этого Духовного весь тот Мир называется Духовным; и через это Духовное все предметы того Мира получают свое начало, а потому и свое название. Эта Теплота и этот Свет называются Духовным, потому что Бог называется Духом, а Бог, как Дух составляет это Происходящее. По Самому Естеству Своему именуясь Иегова, Он через это Происходящее оживотворяет и озаряет Ангелов Неба и людей Церкви; почему и говорится, что оживотворение и озарение совершается Духом Иеговы.



101. Что Теплота и Свет, то есть, Духовное, Происходящее от Господа, составляют одно, - это может быть объяснено Теплотою и Светом, происходящими от Солнца Мира Натурального. Оба эти предмета составляют также одно, исходя из своего Солнца; а что не одно составляют они на земле (in terris), то это зависит не от Солнца, но от Земли (ex Tellure); ибо она ежедневно обращается около своей оси, и ежегодно обходит по эклиптике, от чего и происходит та казательность, что Теплота и Свет составляют не одно, ибо летом более Теплоты, нежели света, а зимою более света нежели теплоты. Подобное ему существует и в Мире Духовном; но там не земля обращается и переходит известным образом, но Ангелы более или менее обращаются к Господу, и более обращающиеся воспринимают более теплоты и менее света, а менее обращающиеся воспринимают более света и менее теплоты; вследствие чего и Небеса, как состоящие из Ангелов, разделены на два Царства, из которых одно называется Небесным, а другое Духовным: Ангелы Небесные воспринимают более теплоты, а Ангелы Духовные воспринимают более света. Сообразно воспринятию ими теплоты и света, имеют различную казательность и земли, на которых они обитают. Соответствие будет полное, если только вместо движения земли принять изменение состояния Ангелов.

102. Что также и все духовное, заимствующее начало свое от теплоты и света своего Солнца, само в себе (in se) составляет одно, но как происходящее из расположений у Ангелов, составляет не одно, это будет видно в последующем. Когда теплота и свет составляют одно в Небесах, тогда у Ангелов как бы весна; когда же они составляют не одно, то у них время или как летнее или как зимнее, но не такое зимнее, как в Поясах холодных, а такое, как зимнее время в Поясах жарких; ибо равномерное воспринятие Любви и Мудрости составляет самое Ангельское (ipsum Angelicum), почему Ангел и есть Ангел Неба сообразно единению у него любви и мудрости. То же должно сказать и о человеке Церкви, если у него любовь и мудрость, или любветворительность и вера составляют одно.

103. Солнце Мира Духовного видимо на средней высоте от Ангелов, так же как и Солнце Мира Натурального от человеков. Многие из Мира приносят с собою ту идею о Боге, что Он находится в вышине, у них над головою, а о Господе, что Он в Небе между Ангелами. Причина того, почему они приносят с собою эту идею о Боге, что Он находится в вышине над головою, та, что Бог называется в Слове Всевышним, и там говорится, что Он обитает в высоте; и от этого они возводят взоры и воздевают руки к верху в молитвах и Богослужении, не зная, что под высшим означается внутреннейшее. Причина же того, что они приносят с собою идею о Господе, что Он находится в Небе между Ангелами, та, что о Нем мыслят не иначе, как и о всяком человеке, а некоторые, как об Ангеле, не зная, что Господь есть Самый и Единый Бог, управляющий Вселенной, Который если бы был между Ангелами в Небе, не мог бы иметь Вселенную под Своим смотрением; и если бы Он не сиял перед теми, которые находятся в Мире Духовном, как Солнце, то у Ангелов не могло бы быть никакого света; ибо Ангелы духовны и от того никакой другой свет, кроме света духовного, не сходствен с их естеством. Что в Небесах есть Свет, безмерно превосходящий свет на землях, об этом будет сказано ниже, там же, где и о степенях.

104. Таким образом, что касается до Солнца, из которого имеют Свет и Теплоту Ангелы, то надлежит знать, что оно видимо в возвышении от Земель, на которых живут Ангелыв, и именно в расстоянии от них около 45-ти градусов, то есть, на средней высоте; и кажется оно отстоящим от Ангелов, как и Солнце Мира от людей. Солнце это видимо на такой высоте и в таком расстоянии постоянно, и оно не переменяет своего места. Поэтому у Ангелов и нет времени, разделенного на дни и годы, нет и никакой переходимости дня от утра к полудню, к вечеру и к ночи; ни переходимости года от весны к лету, к осени и к зиме; но у них непрестанный свет и непрестанная весна: почему вместо времен и имеют они состояния, как сказано выше.

105. Что Солнце Мира Духовного видимо на средней высоте, этому особенно следующие причины: Первая та, что таким образом Теплота и Свет, происходящие от этого Солнца, пребывают в своей средней степени, и через то в своем равенстве, и, следовательно, в своей надлежащей температуре; ибо, если бы Солнце являлось выше средней высоты, то ощущалось бы более Теплоты, нежели света; если же оно было бы ниже, то ощущалось бы более света, нежели теплоты, как это бывает на землях, когда Солнце бывает выше или ниже известной средины: когда оно выше, то бывает более теплоты чем света, а когда ниже, то более света, чем теплоты; ибо свет остается одинаковым, как летом, так и зимой; теплота же пребывает или убывает, смотря по степени высоты Солнца. Вторая причина того, что Солнце Мира Духовного видимо на средней высоте над Небом Ангелов, та, что таким образом во всех Небесах Ангельских существует непрестанная вина; вследствие чего Ангелы пребывают в состоянии мира, ибо это состояние соответствует времени весны на землях. Третья причина та, что таким образом Ангелы могут всегда обращать лица свои к Господу, и видеть Его глазами; ибо, (при таком положении Солнца), во всяком обращении их тела, перед лицем у них находится Восток, и, следовательно, Господь; что составляет особенность того Мира, и чего не могло бы быть, если бы Солнце там было видимо выше или ниже средней своей высоты, и особенно, если бы оно было видимо над головою в зените.

106. Если бы Солнце Мира духовного не являлось Ангелам в известном расстоянии от них, как и Солнце Мира Натурального от человеков, то ни Небо Ангельское в своей всеобщности, ни Ад под ним, ни состоящий под ними обоими наш Земной Шар, не могли бы находиться под Смотрением, Наблюдением, Вездеприсутствием, Всезнанием, Всемогуществом и Провидением Господним: точно также, как и Солнце нашего Мира не могло бы быть присуще и действующе (potens) на всех землях теплотою и светом, и, следовательно, не могло бы служить вспомогательным обрудием для Солнца Мира Духовного, если бы не было оно на таком расстоянии от земли, на каком мы его видим.

107. Весьма нужно знать, что есть два Солнца, одно духовное, а другое натуральное, Солнце Духовное - для находящихся в Мире Духовном, а Солнце Натуральное - для находящихся в Мире Натуральном. Без познания об этих двух Солнцах, невозможно ничего правильно уразуметь о Сотворении и о Человеке, о которых следует здесь сказать; ибо хотя бы в таком случае и были видны действия, но если в то же время не будут усмотрены самые причины этих действий, то действия будут видны только как бы в сумраке ночи.

108. Расстояния между Солнцем и между Ангелами в Мире Духовном составляют казательность восприятия ими Божественной Любви и Божественной Мудрости. Все ложные мнения, господствующие у злых и у простых, происходят из утвержденных казательности. До тех пор, пока казательности пребывают казательностями, они только казательные истины, по которым каждый может мыслить и говорить; но коль скоро принимаются он за самые истины, - а именно, когда они утверждаются, - то эти казательные истины становятся уже ложностями и обманчивостями (falsitatis et falluciae). Так например, по казательности, Солнце ежедневно обращается вокруг Земли и ежегодно переходит по эклиптике: казательность эта, пока она не утверждается (за подлинность), есть казательная истина, по которой каждый может мыслить и говорить: можно говорить, что Солнце восходит и заходит, и что от того бывает утро, полдень, вечер и ночь; можно также сказать, что Солнце находится теперь в таком-то градусе эклиптики или высоты своей, и что от того теперь весна, лето, осень и зима; но как скоро эта казательность принимается за самую истину, тогда тот, кто утверждает ее, мыслит и говорит из ложного вследствие обманчивости. То же должно сказать и о бесчисленных других казательностях, не только натуральных, гражданских и нравственных, но также и духовных.

109. То же должно сказать и о расстоянии Солнца Мира Духовного, которое есть Первое Происходящее от Божественной Любви и Божественной Мудрости Господа. Истина здесь та, что расстояния нет никакого, а есть только казательность расстояния вследствие различной степени восприятия Ангелами Божественной Любви и Божественной Мудрости. Что расстояния в Мире Духовном только казательности, это можно видеть из доказанного выше, как например N 7 до 9, что Божественное вне пространства; и в N 69 до 72, что Божественное, будучи само вне пространства, из чего и следует, что так как пространство для Него не существует, то нет также для Него и расстояний, или, что то же, если пространства только казательности, то и расстояния, как принадлежность пространства, также только казательности.

110. Что Солнце Мира Духовного является в расстоянии от Ангелов, это потому, что Божественная Любовь и Божественная Мудрость воспринимается ими в известной (adaequato) степени теплоты и света, ибо Ангел, как существо сотворенное и конечное, не может воспринимать в себя Господа в первой степени теплоты и света, каким пребывает Он в Солнце, потому что тогда он совершенно сгорел бы; почему и воспринимается ангелами Господь в степени теплоты и света, соответственной их любви и мудрости. Это поясняется также тем, что Ангел последнего Неба не может взойти к Ангелам третьего Неба, ибо, как скоро он восходит и входит в их Небо, он впадает как бы в помрачение, и жизнь его борется как бы со смертию, и это от того, что его любовь и мудрость, а также теплота его любви и свет его мудрости, сравнительно меньшей степени: что же было бы, если бы Ангел восшел к самому Солнцу и взошел в огонь его? По различию воспринятия Господа Ангелами, также и Небеса кажутся разделенными между собою; высшее Небо, называющееся Третьим Небом, кажется выше Второго, а Второе выше Первого, и это не от того, чтобы Небеса действительно находились в расстоянии одно от другого, но от того, что такова именно казательность расстояния; Господь же равномерно присущ, как у тех, которые в Третьем Небе, так и у тех, которые в последнем, и казательность расстояния зависит только от субъектов, или Ангелов, а не от Господа.

111. Трудно понять, что это так, по идее натуральной, ибо в ней есть пространство, но можно понять это идеею духовной, потому что в ней нет пространства, и в этой-то идее пребывают Ангелы. Можно однако же понять и натуральною идеею, что Любовь и Мудрость, или, что тоже Господь, Который есть Божественная Любовь и Божественная Мудрость, не может переходить по пространствам, но присущ у каждого сообразно его восприемлимости. Что Господь присущ у всех, этому Он Сам поучает у Матф., Гл. XXVIII, 20, а также и тому, что Он творит Свое пребывание у тех, которые Его любят, Иоанн, Гл. XIV, 21.

112. Но это может показаться предметом лишь высшей мудрости, ибо доказано только по Небесам и по Ангелам; однако то же самое существует и у людей; люди, в отношении внутреннего в их духосуществе, согреваются и освещаются тем же Солнцем: теплотою его они согреваются, а светом освещаются, сообразно тому, сколько воспринимают от Господа Любви и Мудрости: различие между Ангелами и людьми только то, что Ангелы находятся под одним духовным Солнцем, люди же находятся не только под этим Солнцем, но и под Солнцем Мира, ибо тела людей, если бы они не были под тем и другим Солнцем, не могли бы ни существовать, ни продолжать существования, не так как тела Ангелов, которые духовны.

113. Ангелы пребывают в Господе и Господь в них; и как Ангелы - только восприниматели, то Господь Один составляет Небо. Небо называется жилищем Бога и Престолом Его, почему и думают, что Бог присутствует там, как Царь в своем Царстве, но Бог, то есть Господь, находится в Солнце над Небесами, и только через присутствие Свое в Теплоте и Свете, находится в Небесах, как это было доказано в двух предшествовавших параграфах. Однако, несмотря на то, что Господь только таким образом находится в Небе, тем не менее Он присущ в нем как бы Сам в Себе; ибо, как выше, в N 108 до 112, было доказано, расстояние между Солнцем и Небом не есть расстояние, а только казательность расстояния; почему, как расстояние это только казательность, то и следует, что Сам Господь находится в Небе; ибо Он Сам находится в Любви и Мудрости у Ангелов Неба; и как Он находится в любви и мудрости всех Ангелов, а Ангелы составляют Небо, то и присущ Он во всем Небе.

114. Что Господь не только присущ в Небе, но что Он также и Самое Небо, это потому что любовь и мудрость соделывают Ангела, а обе они принадлежат Господу у Ангелов; из чего и следует, что Господь есть Небо; ибо Ангелы суть Ангелы не по собственному или самости (proprium) их, - поелику собственное их совершенно таково же, как и собственное у человека, то есть зло. Что зло составляет собственное у Ангелов, это потому что все Ангелы были людьми, и это собственное привязано к ним от рождения, и только удаляется от них; и по мере того, как оно удаляется, они воспринимают в себя любовь и мудрость, то есть Господа. Каждый может видеть, если хотя сколько-нибудь возвысить свой разум, что Господь не иначе обитать у Ангелов, как в Своем, то есть в Его Собственном, которое есть Любовь и Мудрость, а совершенно не в собственном Ангелов, которое есть зло, вследствие чего лишь по мере удаления из них зла, Господь пребывает в них, и по мере того они - Ангелы; само Ангельское в Небе есть Божественная Любовь и Божественная Мудрость; это-то Божественное в пребывании своем у Ангелов называется Ангельским; из чего также видно, что Ангелы суть Ангелы от Господа, а не сами от себя; а следовательно то же должно сказать и о Небе.

115. Но каким образом Господь пребывает в Ангеле и Ангел в Господе, этого нельзя понять, не зная того, в чем состоит такое соединение. Есть соединение у Господа с Ангелом и у Ангела с Господом, и потому это соединение взаимно; со стороны Ангела оно таково: Ангел думает (percipio) не иначе, как что он пребывает в любви и мудрости от себя, так же как и человек; и что, следовательно, любовь и мудрость принадлежат как будто ему, и что они у него свои или его собственные, и если бы он не думал таким образом, то не было бы никакого соединения, и потому Господь не пребывал бы в нем, ни он в Господе; ибо невозможно, чтобы Господь пребывал в каком-либо Ангеле и человеке, если бы тот, в ком Он пребывал бы с любовью и мудростью, не думал и не чувствовал, что они его собственное; ибо лишь таким образом Господь бывает не только воспринимаем, но и удерживаем по восприятии и любим обратно (redamatur); и вследствие такой именно казательности Ангел становится мудрым и пребывает мудрым; ибо кто мог бы желать любить Господа и ближнего, и кто мог бы желать быть мудрым, если бы он не чувствовал и не думал, что он любит, познает и усваивает познания как бы сам? Кто иначе мог бы удержать при себе все эти способности? И если бы это было не так, то никакая влияющая любовь и мудрость нигде не нашла бы себе места в своем воспринимателе, и переливалась бы через него вон, нисколько его не возбуждая; почему и Ангел не был бы тогда Ангелом, и человек человеком, а были бы они только чем-то неодушевленным. Из чего можно видеть, что для того, чтобы могло существовать какое-либо соединение, необходима взаимность (reciprocum).

116. Но каким образом бывает так, что Ангел понимает (percipio) и ощущает, и таким образом воспринимает и удерживает, как свое собственное, то, что однако же не его, - ибо, как выше сказано, Ангел есть Ангел не от своего, а только от того, что есть у него от Господа, - об этом я скажу теперь. Это таким образом: каждый Ангел имеет Свободу (Liberum) и Рассудливость (Rationalitus); эти две способности имеет он для того, дабы он мог воспринимать от Господа Любовь и Мудрость; но обе они, как Свобода так и Рассудливость, принадлежат не ему, но Господу у него; а как они внутреннейше соединены с его жизнью, и даже так внутренно соединены с нею, что можно их назвать внесенными (injuncta) в самую жизнь его, то и кажутся они ему, как будто его собственными; из них он может мыслить и желать, говорить и действовать, и все, что из них он мыслит, желает, говорит и делает, кажется ему, как будто происходит от него самого: в этом-то состоит та взаимность, через которую существует соединение. Но, со всем тем, если бы Ангел уверил себя, что любовь и мудрость действительно в нем находятся, и таким образом присвоил бы их себе, как собственно ему принадлежащие, то в нем не стало бы ничего Ангельского, и вследствие того не было бы у него соединения с Господом; ибо в таком случае он не находился бы в истине, и как истина со светом Неба составляет одно, то он не мог бы тогда быть и в Небе, ибо он отверг бы то, что он живет от Господа, а верил бы, что живет от себя, и что, следовательно, он имеет в себе естество Божественное. Таким образом в этих-то двух способностях - в Свободе и в Рассудливости, состоит та жизнь, которая называется Ангельской и человеческой. Из чего и можно видеть, что взаимность у Ангела существует для того, дабы он мог быть в соединении с Господом, но что самая взаимность эта, рассматриваемая, как способность, принадлежит не Ангелу, но Господу вследствие чего если бы Ангел злоупотребил эту взаимность, через которую он понимает и ощущает, как свое, то, что принадлежит Господу у него, - что произошло бы тотчас же, как скоро он присвоил бы ее себе,- то он отпал бы от Ангельского своего (состояния). Что соединение взаимно, этому научает Сам Господь у Иоанна, Гл. XIV, 20 до 24, Гл. XV, 4,5,6; а также и тому, что соединение Господа с человеком и человека с Господом совершается в том, что принадлежит Господу, и называется Его словами. Иоанн, XV, 7.

117. Некоторые имеют то мнение, будто Адам имел такую Свободу или Свободный Произвол (Liberum Arbitrium), что он мог сам от себя любить Бога и быть мудрым (sapere), но что этот Свободный Произвол в потомках его был утрачен. Такая мысль - заблуждение. Ибо человек не есть жизнь: он только восприниматель жизни, как это видно из сказанного выше в N 4 до 6, и 54 до 60; а тот, кто только восприниматель жизни, не может не из чего своего любить и быть мудрым: почему также и Адам, как скоро он захотел быть мудрым и любить из своего, отпал от мудрости и любви, и был извержен из Рая.

118. То, что сказано здесь об Ангеле, должно также сказать и о Небе, состоящем из Ангелов, ибо Божественное одно и то же, как в большом, так и в малом, как это доказано выше в N 77 до 82. И то же, что сказано об Ангеле и Небе, следует сказать также и о Человеке и Церкви, ибо Ангел Неба и Человек Церкви составляют одно по своему соединению: и человек Церкви, в отношении внутреннего в своем духосуществе, есть также ангел: под человеком Церкви я разумею того только, в ком есть Церковь.

119. В Мире Духовном Восток там, где Господь является, как Солнце, а остальные страны определяются уже оттуда. Выше я говорил уже о Солнце Мира Духовного, о его естестве, о его Теплоте и Свете, и Присутствии Господа из Него; теперь я скажу о Странах того Мира. Говорю я здесь об этом Солнце и об этом Мире потому, что здесь говорится о Боге, и о Любви и Мудрости; а говорить о них, не взявши их в самом начале (origo) их, значило бы говорить о них только по их действиям, а не по причинам; действия же дают познания только о действиях; и одни действия, как бы ни были они хорошо рассмотрены или объяснены, никогда не раскроют самой причины; причинами же раскрываются действия, и знание действий по причинам есть собственно дело мудрости; изыскание же причин по действиям не составляет мудрости, потому что в таком случае представляется много обманчивого, и его-то исследователь принимает за причины; а это значит подменять мудрость безумием: и это так потому, что причины составляют предшествующее, а действия составляют последующее; а из последующего нельзя видеть предшествующего, но последующее из предшествующего можно видеть; таков порядок. Поэтому-то я и говорю здесь прежде о Мире Духовном, как заключающем в себе все причины, а потом уже буду говорить о Мире Натуральном, где все, видимое в нем, составляет действия.

120. И так трудно теперь сказать о Странах в Мире Духовном. Там также есть Страны, как и в Мире Натуральном; но Страны Мира Духовного, как и самый этот Мир, Духовны, а страны мира Натурального, как и самый Мир, натуральны; почему и те и другие так различны между собой, что не имеют в себе ничего общего. И в том и в другом Мире стран четыре; это - Восток, Запад, Юг и Север. Четыре эти Страны в Натуральном Мире постоянны, так как они определяются в нем Солнцем на Юге, напротив которого находится Север, с одной его стороны Восток, а с другой Запад; и определяются они в этом Мире по Югу в каждом месте, от того, что стояние Солнца на Юге везде и всегда здесь одинаково и потому определенно. В Мире же Духовном это иначе; там Страны определяются Солнцем, постоянно видимым на своем месте, и где оно видимо, там Восток; почему и определение Стран в том Мире не таково, как в Мире Натуральном по Югу, а другое, именно - по Востоку, против которого находится Запад, с одной его стороны Юг, а с другой Север. Но что Страны эти зависят не от Солнца там, а от обитателей этого Мира, Ангелов и Духов, это видно будет впоследствии.

121. Так как Страны эти по своему началу, которое есть Господь, как Солнце, духовны, то и обиталища Ангелов и Духов, которые все сообразны этим Странам, также духовны; и духовны они потому, что обитаемы они сообразно воспринятию от Господа Любви и Мудрости, так, пребывающие в высшей степени Любви обитают там на Востоке, в низшей степени Любви - на Западе; в высшей степени Мудрости - на Юге, и в низшей степени Мудрости на Севере. От этого в Слове, в высшем смысле под Востоком разумевается Господь, а в смысле относительном - любовь к Нему; под Западом - любовь к Нему, умаляющаяся; под Югом - мудрость во свете ее; а под Севером - мудрость в потемнении; или же разумеется это самое применительно к состоянию тех, о которых говорится в том или другом месте.

122. Так как Востоком определяются все Страны в Мире Духовном, и как под Востоком в высшем смысле разумеется Господь, и также Божественная Любовь то и ясно, что Господь, и Любовь к Нему есть то, от чего все существует; и что в той мере, как кто-либо не пребывает в этой любви, тот удален от Него, и живет, - будет ли то на Западе, на Юге или на Севере, в расстоянии, сообразном воспринятию там любви.

123. От того, что Господь, как Солнце, постоянно находится на Востоке, Древние, в богослужении которых все было прообразованием духовного, в молитвах своих обращались лицом к Востоку; и дабы во всяком богослужении делать то же, они обращали туда же и храмы, вследствие чего и ныне еще, храмы строятся таким же образом.

124. Страны в Мире Духовном зависят не от Господа, как Солнца, но от Ангелов, сообразно их восприемлемости. Я сказал, что Ангелы обитают между собою раздельно, одни в Стране Восточной, другие в Западной, некоторые в Южной, иные в Северной, и что те, которые обитают в Стране Восточной, пребывают в высшей степени любви; те, которые в Западной, пребывают в любви низшей степени; те, которые в Южной, - во свете мудрости, а те, которые в Северной - в понимании мудрости. Это различие в обиталищах, хотя и кажется как будто зависящим от Господа, как Солнца, однако же, оно зависит собственно от Ангелов; ибо Господь не бывает в большей или меньшей степени любви и мудрости, или, как Солнце, Он не бывает в большей или меньшей степени теплоты и света у того или у другого; но Он везде одинаков, и только воспринимается Он не каждым в одинаковой степени, и от того лишь восприниматели кажутся сами себе в большем или меньшем расстоянии между собою; и в различных Странах; из чего и следует, что Страны в Мире Духовном не что иное, как различные Воспринятия любви и мудрости, и по ним Теплоты и Света от Господа, как Солнца: что это так, это видно из доказанного выше в N 108 до 112, о расстояниях в Мире духовном, что они только казательности.

125. Так как Страны эти составляют различные Воспринятия любви и мудрости ангелами, то и нужно сказать здесь нечто о том различии, по которому существует их казательность. Господь пребывает в Ангеле и Ангел в Господе, как об этом было уже сказано в предшествующем отделе; но поелику кажется, что Господь, как Солнце, находится вне Ангела, то кажется также, что Господь видит его из Солнца, и что Он видит Господа в Солнце, почти также, как бывает видимо изображение в зеркале; и потому если говорить по этой казательности, то должно сказать, что Господь видит каждого и смотрит на каждого лицом к лицу, но Ангелы иначе видят Господа; а именно, те, которые пребывают в любви к Господу от Господа, видят Его прямо, почему они и находятся на Востоке и на Западе; те же, которые пребывают более в мудрости, видят Господа косвенно с правой стороны, а те, которые пребывают менее в мудрости, видят Его косвенно с лево стороны, почему и находятся - первые на Юге, а последние на Севере; находятся же они в косвенном воззрении, потому что любовь и мудрость, происходящие, как одно от Господа, не как одна восприримаются Ангелами, как и прежде это было сказано, и что мудрость, преизбыточествующая против любви, хотя и кажется мудростью, но не есть мудрость, ибо в преизбытке мудрости отсутствует жизнь, происходящая из любви. Из этого теперь видно, от чего именно зависит различие восприятия, по которому казательно обитают Ангелы в различных Странах Духовного Мира.

126. Что от различного воспринятия любви и мудрости происходят Страны в Мире Духовном, это можно видеть из того, что Ангел переменяет Страну, смотря по увеличению или умалению у него любви; из чего ясно, что Страны зависят не от Господа, как Солнца, но от Ангела сообразно его восприемлимости. То же бывает и у человека в отношении его духа (spiritus), ибо в отношении духа своего он непременно находится в какой-нибудь Стране Духовного Мира, в какой бы стране Мира Натурального он ни находился; ибо, как выше сказано, страны Мира Духовного не имеют ничего общего со странами Мира Натурального; в этих последних находится человек относительно тела, а в тех - относительно духа.

127. Дабы любовь и мудрость, как у Ангела, так и у человека, составляли одно, все части его тела образованы парами: глаза, уши и ноздри составляют у него пары; руки, чресла и ноги также пары; мозг разделен на два же полушария, сердце на две камеры, легкое на две полости; также и во всем остальном; и таким образом и у Ангела и у человека есть две стороны: правая и левая, и все части на правой стороне относятся к любви, из которой происходит мудрость, а все части на левой стороне относятся к мудрости, происходящей из любви, или, что тоже, все правые части относятся к доброму, из которого происходит истинное, а все левые отношения к истинному, происходящему из доброго. Это двойство существует и у Ангела и у человека для того, дабы любовь и мудрость, или доброе и истинное действовали у него, как одно, и как одно были бы обращены к Господу: но об этом более будет сказано в следующем.

128. Из сказанного можно видеть, в каком заблуждении и потому в какой ложности, пребывают те, которые питают то мнение, будто Господь по одному Своему произволу, дает Небо, или, что лишь по произволу дает Он одному больше, а другому меньше быть в мудрости и любви; тогда как Господь одинаково желает, чтобы каждый был мудр и был спасен; ибо для всех Он провидит средства к этому и каждый, сообразно восприятию этих средств и жизни по оным, бывает мудр и спасается, ибо Господь Один и Тот же, как у одного, так и у другого; но восприниматели, т.е., ангелы и люди, различны по различию воспринятия и жизни. Что это так, это можно видеть из того, что теперь было сказано о странах и об обитании Ангелов в этих странах, а именно, что это различие происходит не от Господа, а от воспринимателей.

129. Ангелы непрестанно обращают лица свои к Господу, как к Солнцу, и таким образом Юг у них - с правой стороны, Север - с левой, а Запад - сзади. Все, что говорится здесь об Ангелах и об обращении их к Господу, как к Солнцу, должно разуметь и о человеке, в отношении его духа, ибо человек, в отношении духосущества своего также дух, и если он находится в любви и мудрости, то он Ангел, и потому после смерти, когда он совлекается своего внешнего, которое он заимствовал от мира натурального, он становится духом или Ангелом: и как Ангелы непрестанно обращают лицо свое к Востоку Солнца, и таким образом к Господу, то говорится также и о человеке, находящемся в любви и мудрости от Господа, что он видит Бога, взирает к Богу, и имеет Бога перед очами; под чем разумеется, что он живет, как Ангел; говорится же так в Мире, потому что действительно так бывает в Небе, и также бывает действительно и в духе у человека. Кто не видит перед собою Бога, когда молится, к какой бы стране ни было обращено лицо его? 130. Что Ангелы непрестанно обращают лица свои к Господу, как к Солнцу, это от того, что Ангелы находятся в Господе и Господь в них, и что Господь внутренно управляет их расположениями и мыслями и обращает их непретанно к Себе, почему и не могут они смотреть иначе, как на Восток, где Господь является, как Солнце. Из чего и видно, что не Ангелы обращают себя к Господу, но Господь обращает их к Себе; и когда Ангелы внутренно мыслят о Господе, тогда они мыслят о Нем не иначе, как о находящемся в них; ибо для внутренней мысли нет расстояния, а существует оно только для мысли внешней, которая составляет одно со зрением глаза и потому непременно находится в пространстве; а где нет пространства, как в мире духовном, там находится она хотя и не в пространстве, то по крайней мере в казательности пространства. Но это мало понятно для того, кто мыслит о Боге из пространства, ибо Бог хотя везде, но все однако же Он вне пространства, и потому Он пребывает как вне, так и внутри Ангела, почему Ангел и может видеть Бога, т.е., Господа, и внутри и вне себя; внутри себя, когда он мыслит из любви и мудрости; а вне себя, когда он мыслит о любви и мудрости. Но об этом будет сказано особо в трактатах о Божественном Вездеприсутствии, Всеведении и Всемогуществе. И так, да остержется каждый, дабы не впасть в ту гнусную ересь, что Бог вложил Себя в людей, и находится в них так, что не находится более в Себе; тогда как Бог везде, как внутри человека, так и вне его; ибо, находясь Сам вне пространства, Он присущ во всяком пространстве, как это показано выше в N 7 до 10 и в 69 до 72, и если бы Он находился только в человеке, то Он был бы не только разделен, но был бы еще заключен в пространстве, и человек мог бы тогда думать, что он Бог: эта ересь так мерзостна, что в Духовном Мире она смердит, как труп.

131. Обращение Ангелов к Господу таково, что во всяком положении тела они взирают к Господу, как к Солнцу перед ними. Ангел может различно обращаться вокруг себя и видеть все, что вокруг него находится, и со всем тем Господь непрестанно является перед лицом его, как Солнце это может показаться удивительным и однако же, это истина. Мне также дано видеть Господа таким же образом, как Солнце; я вижу Его перед моим лицом; и уже много лет, к какой бы стране Мира я ни обращался, я вижу Его всегда одинаково.

132. Так как Господь, как Солнце, а потому и Восток находится перед лицом у всех Ангелов Неба, то с правой стороны находится у них Юг, с левой Север, а сзади Запад, и таким образом бывает у них во всяком обращении их тела; ибо, как сказано выше, все Страны в Мире Духовном определяются Востоком, почему во всех Странах Востока находится перед глазами у Ангелов, ибо Ангелы собственно составляют или определяют собою эти страны, которые, как показано выше в N 124 до 128, зависят не от Господа, как Солнца, но от самих Ангелов, сообразно их восприемлемости.

133. А как Небо состоит из Ангелов, и как Ангелы таковы, как сказано, то и следует, что все вообще Небо обращается к Господу, и через это обращение оно управляется Господом, как один человек; почему и находится оно под воззрением (in conspectu) Господа. Что все Небо в воззрении Господа, как один Человек, это видно из Книги о Небе и Аде в N 59 до 87. Таковы же и все страны Неба.

134. Вследствие того, что Страны эти, как для Ангела, так и для всего вообще Неба, как бы начертаны в них, - каждый Ангел, куда бы он ни пошел, знает дом свой и место своего обитания, не так как человек в Мире, где не известны они ему, ибо не напечатлены в нем, как в Ангеле; и не известны от того также, что он мыслит здесь по пространству, и, следовательно, по странам натурального Мира, а страны эти не имеют ничего общего с странами Мира духовного. Однако же птицы и животные имеют такое знание; ибо, как известно из многих опытов, они по врожденной (illis insitum) способности знают сами по себе жилища свои и их место, - и это признак того, что так это в Мире Духовном; ибо все, существующее в Мире натуральном, есть действие, а все, существующие в Мире духовном есть причина этого действия; и без этой причины от духовного, ничто натуральное существовать не может.

135. Все внутреннее, как в духосуществе, так и в теле у Ангелов, обращено к Господу, как к Солнцу. У Ангела есть разум и воля, есть и лицо и тело; есть у него также и внутреннее, как в разуме и в воле, так и в лице и в теле: внутреннее разума и воли у него, это то, что относится к внутреннему расположению и мышлению его, внутреннее лица, это - мозг, а внутреннее тела, - внутренности оного, в коих первое составляет сердце и легкие; словом, у Ангела есть все и каждое, что есть и у человека на землях; почему Ангелы и суть люди, ибо одна внешняя их форма, без внутреннего в ней, не могла бы еще соделывать их людьми; и если она соделывает их людьми, то лишь по соединению своему с внутренним, или лучше сказать, по этому внутреннему; и иначе они были бы только изображениями человека, в которых не было бы жизни, ибо внутренно не было бы в них форм жизни.

136. Известно, что воля и разум управляют телом по своему произволу, ибо, что мыслит разум, то говорят уста, и чего хочет воля, то делает тело; из чего ясно, что тело есть форма, соответствующая разуму и воле; и как о разуме и о воле можно также сказать, что они - формы, то и следует, что форма тела соответствует форме разума и воли. В чем именно состоит та и другая форма, здесь не возможно еще описать этого, ибо и в той и в другой форме заключается бесчисленное множество частей, и все эти бесчисленные части действуют, как одно; потому что все они - взаимно одни другим соответствуют; вследствие чего Духосущество, или воля вместе с разумом и управляет всем телом по произволу, и таким образом совершенно как бы само собой. Из чего также следует, что внутреннее в духосуществе действует заодно с внутренним тела, и внешнее в духосуществе действует заодно с внешним тела. О внутреннем в духосуществе у человека сказано будет ниже; прежде же будет сказано о степенях жизни и о внутреннем тела.

137. Так как внутреннее в духосуществе, действует как одно с внутренним тела, то и следует, что когда внутреннее духосущества обращено к Господу, как к Солнцу, то должно быть тоже и с внутренним тела, а поелику внешнее, как духосущества, так и тела, зависит от их внутреннего, то происходит тоже и с оным; ибо все, что бывает с внешним, бывает с ним от внутреннего; поелику все общее заимствует все свое от частностей, от которых оно имеет бытность. Из чего и видно, что так как Ангел обращает лицо и тело к Господу, как к Солнцу, то и внутреннее духосущества и тела его обращается туда же. То же бывает и с человеком, если он непрестанно имеет перед собою Господа, что бывает в таком случае, если он находится в любви и мудрости; тогда он взирает к Нему не только глазами и лицом, но и всем духосуществом своим, и всем сердцем, т.е., всем в воле и разуме, и вместе с тем и всем в теле.

138. Это обращение (conversio) к Господу есть действительное обращение, или некоторое возвышение (elevatio) к Нему; ибо при оном возвышается все духосущество у Ангела и у человека в теплоту и свет Неба, и это происходит от того именно, что таким образом открывается у духосущества внутреннее его, вследствие чего любовь и мудрость влияет на это внутреннее; а вместе с ними влияет теплота и свет Неба и на внутреннее тела, от чего и происходит возвышение, подобное возвышению из тумана в воздух, или из воздуха в эфир; ибо любовь и мудрость с их теплотою и светом суть Сам Господь у человека, Который, как сказано, обращает его к Себе. Но не так бывает у тех, которые не находятся в любви и мудрости, и особенно у тех, которые оказывают противление любви и мудрости; их внутреннее, как в духосуществе их, так и в теле их закрыто, а когда внутреннее закрыто, то внешнее противодействует Господу, ибо это противодействие присуще самой натуре внешнего; почему самому все такие отвращаются от Господа; отвращаться же от Него, значит обращаться к аду.

139. Это действительное обращение к Господу происходит от любви и вместе от мудрости, а не от одной любви и не от одной мудрости: одна любовь есть как бы бытие без своего существования, ибо любовь существует только в мудрости; а мудрость без любви есть как бы существование без бытия, ибо мудрость существует только из любви. Любовь, хотя и бывает без мудрости, но эта любовь принадлежит только человеку, а не Господу, и мудрость, хотя также бывает без любви, но эта мудрость, хотя она и от Господа, не имеет в себе Господа, ибо она подобна свету зимнему, который хотя и происходит от Солнца, но самого естества солнечного, или теплоты его, в себе не имеет. 140. Каждый Дух, какой бы он ни был, также обращается к господствующей своей любви. Прежде нужно сказать здесь - что такое дух и что такое Ангел. Всякий человек после смерти входит начально в Мир духов, который есть средний между Небом и Адом, и там остается некоторое время, или проходит там известные состояния, и сообразно жизни своей приуготовляется или к Небу или к Аду. Пока он остается в этом Мире, он называется духом; и тот, кто из этого Мира возвышается в Небо, называется Ангелом; а кто низвергается в ад, называется Сатаною или диаволом. Оставаясь в Мире Духов, те, которые приуготовляются к Небу, называются духами Ангельскими, а те, которые приуготовляются к Аду, называются духами Адскими. В это время духи Ангельские находятся в соединении с Небом, а духи Адские с Адом. Все духи, находящиеся в Мире Духов, присоединены к человекам, ибо люди, относительно внутреннего в своем духосуществе, также находятся между Небом и Адом, и через этих духов сообщаются или с Небом или с Адом, смотря по своей жизни. Но должно знать, что Мир Духов не то, что Мир духовный; Мир духов тот, о котором теперь говорится; Мир же духовный заключает в себе, как этот Мир, так Небо и Ад во всем объеме.

141. Теперь я скажу также нечто и о Любовях, так как здесь говорится об обращении Ангелов и Духов из их любовей к этим же любовям. Все вообще Небо разделено на Общества по различию всех любовей; также и Ад и Мир Духов; но Небо разделено на общества по различию любовей небесных, а Ад разделен на общества по различию любовей адских. Мир же Духов разделен на Общества по различию любовей и небесных и адских. Есть две любови, составляющие собою две Главы всех остальных любовей, или таких, к которым все остальные Любови относятся: Любовь, составляющая одну Главу, или, к которой относятся все Любови Небесные, это - Любовь к Господу, а другая Любовь, составляющая другую Главу, или, к которой относятся все Любови адские, это - Любовь господствования из любви к самому себе; эти две Любови прямо одна другой противуположны.

142. А как эти две Любови, Любовь к Господу и Любовь господствования из любви к самому себе прямо одна другой противуположны, и как есть те, которые находятся в Любви к Господу обращаются к Нему, как к Солнцу, как это показано в предыдущих параграфах, то и очевидно, что все те, которые находятся в Любви господствования, из любви к самому себе, отвращаются от Господа. Отвращаются они таким образом вследствие противоположности, потому что те, которые находятся в Любви к Господу, ничего так не любят, как быть руководимыми Господом, и хотят, чтобы Господь Один господствовал над ними; но те, которые находятся в любви господствования из любви к самим себе, ничего так не любят, как быть руководимыми от самих себя, и хотят, чтобы им одним господствовать. Я говорю - Любовь господствования из любви к самому себе, от того, что есть еще другая любовь господствования из любви к произведению служений (faciendi usus), которая любовь, как составляющая одно с любовью к ближнему, есть любовь духовная: почему эта любовь и не может быть названа собственно любовью господствования, но должна быть названа любовью к произведению служений.

143. Что всякий дух, какой бы он ни был, обращается к господствующей любви своей, это от того, что жизнь каждого есть любовь, как это показано здесь в Первой части, в N 1,2 и 3; а жизнь обращает восприемлища свои, называемые членами, органами и внутренностями, и таким образом обращает всего человека к тому обществу, которое находится в одинаковой с ним любви, и таким образом обращает его туда, где любовь его.

144. Так как любовь господствования из любви к самому себе есть совершенно противоположна любви к Господу, то духи, находящиеся в этой любви, отвращают лицо свое от Господа, и от того глаза их обращаются к Западу в том Мире; и как таким образом находятся они в обратном положении тела, то сзади их находится Восток, с правой стороны Север, а с Левой Юг: Восток находится сзади у них от того, что они ненавидят Господа; направо у них Север от того, что они любят обманчивости, и потому ложности, и налево от них Юг, от того, что они презирают свет мудрости. Они могут всюду обращаться вокруг себя, но всюду все, что видят они вокруг себя, видят они сообразно своей любви. Все они натуральные чувственные духи, и некоторые из них таковы, что считают только самих себя живущими, а на всех других они смотрят только, как на изображения (людей) и думают, что они всех умнее, тогда как они безумны.

145. В Мире духовном представляются такие дороги, простирающиеся таким же образом, как и в Мире Натуральном; одни из них ведут к Небу, другие к Аду; но дороги, ведущие к Аду, не видны для тех, которые идут к Небу, а дороги, ведущие к Небу, не видны для тех, которые идут к Аду; таких дорог там бесчисленное множество; ибо они идут к каждому Обществу Неба и к каждому Обществу Ада; и каждый дух входит на ту именно дорогу, которая ведет к обществу его любви, и не видит дорог, ведущих к другим Обществам: почему всякий дух и ходит и обращается там сообразно господствующей своей любви.

146. Божественная Любовь и Божественная Мудрость, происходящие от Господа, как Солнца, и производящие Теплоту и Свет в Небе, составляют собою Божественное Происходящее, которое есть Святой Дух. В Учении Нового Иерусалима о Господе показано, что Бог Один есть то Лице и Естество, в котором заключается Троичность, и что этот Бог есть Господь; также, что Троичность Его именуется Отцем, Сыном и Духом Святым, и что Божественное, от которого все существует, называется Отцем, Божественное Человеческое, или Божественная Человечность - Сыном, а Божественное Происходящее - Духом Святым. Здесь говорится "Божественное Происходящее", но никто не знает, от чего оно называется Происходящим; и не знают этого потому, что доныне еще не известно было, что Господь является пред Ангелами, как Солнце, и что из этого Солнца происходит Теплота, которая в естестве своем есть Божественная Любовь, и Свет, который в естестве своем есть Божественная Мудрость; а пока - это было неизвестно, нельзя было не думать, что Божественное Происходящее, есть Божественное, существующее само через себя; почему в Учении Афанасия о Троице и сказано, что иное Лице Отца, иное Лице Сына и иное Лице Духа Святого: но, когда известно уже, что Господь является, как Солнце, то можно иметь правильную идею о Божественном Происходящем, которое именуется Духом Святым, а именно ту, что оно составляет одно с Господом, происходя однако же от Него, как Теплота и Свет от Солнца: вследствие чего и Ангелы пребывают в Божественной Теплоте и в Божественном Свете, по мере того, как пребывают они в любви и мудрости. Без познания о том, что Господь в Мире Духовном является, как Солнце, и что таким образом существует Божественное Происходящее, никак не возможно было бы знать, что должно разуметь о Божестве под тем, что Оно происходит, кроме разве того, что все, принадлежащее Отцу и Сыну, сообщается через Духа Святого, или только то, что Он озаряет и поучает. Но и при таком понятии об этом предмете, не следовало бы просвещенному рассудку признавать Его за Божественное, само через себя существующее, называть Его Богом, и отделять Его, когда известно, что Бог Один, и что Он Вездесущ.

147. Выше показано было, что Бог не находится в пространстве, и что потому Он Вездесущ, и что Божественное везде одинаково; причем казательная различность Его в Ангелах и человеках происходит единственно от различного воспринятия ими Божественного: вследствие чего, так как Божественное Происходящее от Господа, как от Солнца, присуще в Свете и в Теплоте, а Свет и Теплота влияют начально на всеобщие воспринимательные предметы, которые в Мире называются Атмосферами и воспринимаются облаками (sund recipientia nubium); то и можно видеть, что точно так же и внутреннее, которое принадлежит разуму у человека и ангела, облечено такими же облаками, и таким же образом составляет Восприемлище Божественного Происходящего; под облаками я разумею облака духовные, которые составляют собою мысли, и если происходят от истины, то согласуются с Божественной мудростью, а если происходят изо лжи, то противоречат ей; почему самому, в Мире Духовном, мысли, представляясь на вид, кажутся облаками - белыми, если они происходят от истины; и облаками черными, если они происходят изо лжи. Из чего и можно видеть, что хотя Божественное Происходящее и находится в каждом человеке, но у каждого различно бывает Оно облечено.

148. Так как Само Божественное присуще через Теплоту и Свет Ангелу и человеку, то и говорят обыкновенно о тех, которые находятся в истинном Божественной Мудрости и в добром Божественной Любви, когда они возбуждаются им, и из расположения мыслят о нем из него же, что они воспламеняются Богом, как это бывает иногда явно и ощутительно на Проповеднике, говорящем с ревностию: о вере таких говорят также, что они озаряются Богом, ибо Господь, через Свое Божественное Происходящее, не только воспламеняет волю Теплотою духовною, но озаряет также и разум Светом духовным.

149. Что Дух Святой тоже, что Господь, и что Он Сама Истина, от которой человек имеет Озарение (Illustratio), это видно из следующих мест в Слове: "Иисус сказал: Когда приидет Он, Дух истины, то будет путеводить вас во всякую Истину; ибо не будет говорить Сам от Себя, но что услышит, говорить будет", Иоан. XVI. 13. "Он Меня прославит, ибо от Моего приимет и возвысит вам". Иоан. XVI. 14.15. Что "Он будет у Учеников и в них". Иоан. XV. 26. Иисус сказал: "Глаголы, которые Я говорю вам, Дух суть и Жизнь суть". Иоан. VI. 6.3. Из чего ясно, что Духом Святым называется Сама Истина, происходящая от Господа, которая, как пребывающая во свете, озаряет.

150. Озарение, приписываемое Духу Святому, хотя и происходит в человеке от Господа, но происходит посредством духов и Ангелов. В чем именно состоит это посредство, этого еще нельзя здесь описать; и я скажу здесь только то, что Ангелы и духи никак не могут озарять человека от самих себя, ибо сами они также, как и человек, озаряются от Господа; а как они и сами озаряются только от Него, то и следует, что всякое озарение существует от Одного Господа, и существует через посредство Ангелов или духов; ибо человек, получая озарение, поставляется в среду тех ангелов и духов, которые более других воспринимают озарение от одного Господа.

151. Господь сотворил Вселенную, и все в ней, через посредство Солнца, составляющего Первое Происходящее Божественной Любви и Божественной Мудрости. Под Господом разумеется здесь Бог от вечности, или Иегова, именуемый Отцом и Создателем, потому что Господь одно с Ним, как это показано в Учении Нового Иерусалима о Господе: почему всюду в следующем, где я буду говорить о Сотворении, я называю Его Господом.

152. Что все во Вселенной сотворено от Божественной Любви и от Божественной Мудрости, это вполне показано в Первой Части, особенно в N 92 и 93; здесь же следует показать, что все в ней сотворено через посредство Солнца, составляющего Первое Происходящее Божественной Любви и Божественной Мудрости. Нет никого, кто бы, в состоянии, способном к усмотрению действий из причин, и потом, от причин действий, в их порядке и связи, мог отрицать, что Солнце не Первое в Сотворении. От него продолжает существовать все в Мире этого Солнца; и потому, если от Солнца продолжается существование всего, то от него же должно было все и получить существование; из одного здесь следует и доказывается другое; ибо все находится под его действием (воззрением, infuitu) потому именно, что все произведено им так, дабы могло получать от него бытность; и содержит оно все в таком же порядке под собою, потому именно, что оно же вновь непрестанно приводит все в такое существование; ибо, как справедливо говорится, продолжение существования есть непрестанное начинание существования; и, действительно, если что-нибудь совершенно удалить из-под атмосферических влияний Солнца, то все такое тотчас же разрушится; поелику атмосферами, которые одни других чище, и которые от Солнца приводятся в действенность своих сил, все содержится в известной связи; из сего и ясно, что, как продолжение существования вселенной и всего в ней зависит от Солнца, то Солнце и есть то Первое в Сотворении, от которого существует все прочее. Я говорю от Солнца, но разумею от Господа через Солнце, потому что Солнце также сотворено от Господа.

153. Есть два Солнца, через которые все сотворено от Господа, Солнце Мира Духовного и Солнце Мира Натурального; но вообще все сотворено от Господа через Солнце Мира Духовного, а не через Солнце Мира Натурального; ибо это Солнце далеко ниже того Солнца; оно на среднем расстоянии, над ним Мир Духовный, а под ним Мир Натуральный; и сотворено оно единственно, как вспомогательное орудие для первого Солнца; о чем будет сказано в следующем.

154. Что вселенная и все в ней сотворено от Господа через посредство Солнца Мира Духовного, это следует из того, что это Солнце есть Первое Происходящее Божественной Любви и Божественной Мудрости, а из Божественной Любви и из Божественной Мудрости все сотворено, как это доказано выше в N 52 до 82. Есть три главные (предмета) во всяком творении, как в большом так и малом; цель, причина и следствие. Творение, в котором эти три (начала) отсутствуют не может существовать. Эти три (начала) в большом, или во вселенной, существуют в следующем порядке; в Солнце, которое есть первое происходящее Божественной Любви и Божественной Мудрости, и есть цель всего; в духовном мире они - причины всего; в природном мире - следствия всего; о том, как эти три (начала) пребывают в первом и в последнем, сказано будет впоследствии. Из того, что не может быть ничего тварного там, где эти (начала) отсутствуют следует, что вселенная и все в ней сотворено от Господа через солнце, как от цели всего. 155. Само творение не может быть схвачено мыслию, если мышление не избавится от пространственно-временных представлений; если же избавится - постижение возможно. Избався, если можешь, или насколько можешь, и удерживай ум в идее, абстрагированной и от пространства, и от времени, и ты постигнешь, что не существует никакой разницы между пространственным максимумом и минимумом; и потому ты не можешь иметь никакой знакомой тебе идеи о творении вселенной, кроме как о единичном творении во вселенной; и от него существует разнообразии в сотворенном, которые в Богочеловеке бесконечны, и потому пребывают неисчислимо (indefinita) в Солнце, как в первом исходящем от Самого (Господа), и эти неисчислимости, в виде отражения, существуют в тварной вселенной Из этого следует, что не может быть нигде ни одного предмета, совершенно одинакового с другим; откуда и происходит все то разнообразие, какое представляется взору, совокупно с пространством; в Мире Натуральном, и в казательности пространства в Мире Духовном; и разнообразие это существует как во всех общностях, так и во всех частностях. В Первой части это уже было доказано, а именно в том: Что в Боге-Человеке Бесконечности составляют раздельно одно, N 17 до 22; Что все во Вселенной сотворено от Божественной Любви и от Божественной Мудрости, N 52,53; Что все в сотворенной Вселенной составляет восприемлища Божественной Любви и Божественной Мудрости Бога-Человека, N 54 до 60; Что Божественное не находится в пространстве, N 4 до 10; Что Божественное, будучи Само вне пространства, наполняет Собою все пространства, N 69 до 72; и что Божественное одно и то же, как в самом большом, так и в самом малом, N 77 до 82.

156. О сотворении Вселенной и всего в ней нельзя сказать, что оно было произведено от пространства до пространства, или от времени до времени, и таким образом, нельзя сказать, что оно было произведено постепенно и последовательно; ибо оно было произведено от Вечного и от Бесконечного, не от Вечного во времени, которого быть не может, но от Вечного без времени, ибо такое Вечное есть одно с Божественным; и не от Бесконечного в пространстве, которого также быть не может, но от Бесконечного без пространства, которое одно с Божественным. Я знаю, что эти истины превосходят идеи мышления, пребывающего во свете натуральном, но они не превосходят идей мышления, пребывающего во свете духовном, - ибо в этих последних нет нисколько пространства и времени, и даже не совсем превосходят они идеи мышления во свете натуральном; потому что, когда говорят, что невозможна бесконечность пространства, то каждый по рассудку подтверждает эту истину, а то же самое должно сказать и о вечном, так как под вечным разумеется бесконечность времени, ибо, говоря о вечном, обыкновенно думают о нем по времени, а не по вечности, кроме того только, когда удаляют времени.

157. Солнце Мира натурального - чистый огонь, и потому оно мертво, и Натура, как из этого Солнца заимствующая свое начало, также мертва. Самое сотворение ни в чем не может быть приписано собственно Солнцу Мира Натурального, но во всем подлинно принадлежит Солнцу Мира Духовного, ибо Солнце Мира Натурального совершенно мертво, а Солнце Мира Духовного жизненно (vivus), как первое Происходящее Божественной Любви и Божественной Мудрости; ничто же мертвое не может действовать само по себе, а может только приводиться в действие; почему и приписывать ему что-либо в сотворении, все равно, как приписывать орудию, действующему от рук художника, произведение самого художника. Солнце Мира Натурального чистый огонь, от которого все жизненное отвлечено; Солнце же Мира Духовного такой Огонь, в котором присуща жизнь Божественная. Ангельская идея об огне Солнца Мира Натурального и об огне Солнца Мира Духовного состоит в том, что Жизнь Божественная присуща внутренно в огне Солнца Мира Духовного, и внешне в огне Солнца Мира Натурального. Из чего и можно видеть, что действенность Солнца натурального существует не сама по себе, но от силы живой, происходящей от Солнца Мира Духовного; так что если бы сила живая этого Солнца была удалена, или отнята от Солнца Натурального, то оно уничтожилось бы. Поэтому поклонение Солнцу есть самое низшее из всех поклонений, ибо оно совершенно мертво, как и самое это Солнце; почему поклонение это и называется в Слове мерзостью.

158. Так как Солнце Мира Натурального есть чистый огонь, и потому мертво, то мертва также и Теплота, из него происходящая, мертв и свет его; мертвы также и Атмосферы, называемые эфиром и воздухом, и воспринимающие в недро свое и разносящие теплоту и свет этого Солнца. А как все они мертвы, то мертво также все и каждое на всем Земном Шаре, подлежащее им и называемое замлями: но так однако же, что все и каждое в них облечено духовным, происходящим и изливающимся от Солнца Мира Духовного, без чего земли не могли бы иметь ни действенности, ни производительности форм служений, или растительности, ни форм жизни, или животных, и не могли бы доставлять тех материй, через которые человек начинает и продолжает свое существование.

159. Вследствие чего, так как Натура получает начало от этого Солнца, и как все то, что из него начинает и продолжает существование, натурально, то и вся Натура, со всем и каждым в ней, также мертва. Но что Натура кажется в человеке и в животном как бы живою, - это происходит единственно от самой Жизни, которая сопровождает ее и приводит ее в действование.

160. А поелику низшее Натуры, составляющее земли, мертво, и не испытывает таких перемен и видоизменений, по состоянию расположений и мыслей, какие происходят в Мире Духовном, но остается неизменным и неподвижным, то и существуют в нем пространства и расстояния пространств; и таково оно именно потому, что в нем творение прекращается и опокоивается: из чего и видно, что пространства - необходимая собственность Натуры, и как бы в ней не одни только казательности пространств, проявляющие собою различные состояния жизни, как это в Мире Духовном, но они также могут быть названы мертвыми.

161. И как времена таким же образом предуставленны и постоянны, то и они также собственность натуры; так время дня постоянно заключает в себе 24 часа, и время года постоянно 365 1/4 дней; самые Состояния света и темноты, тепла и холода, производящие эти различия, постоянно возвращаются в одинаковом порядке. Состояния эти, возвращающиеся ежедневно: утро, полдень, вечер и ночь, а ежегодно - весна, лето, осень и зима; состояниями года постоянно также изменяются состояния дней; и все эти состояния, вследствие того, что они не суть состояния жизни, как в Мире Духовном, также мертвы; ибо в Мире Духовном Свет и Теплота непрестанны, и Свет соответствует там состоянию мудрости, а Теплота состоянию любви у Ангелов, вследствие чего они и суть живые.

162. Из всего этого можно также видеть, как неразумно мыслят те, которые все приписывают Натуре. Те, которые утверждают себя за нее, приводят себя в такое состояние, что после они уже не хотят возвысить над нею духосущества своего; вследствие чего оно и закрывается у них сверху и открывается снизу, и таким образом человек становится натурально-чувственным человеком, который мертв духовно; и как тогда он мыслит лишь из того, что почерпает из чувств тела, или через них из Мира, то и отвергает он сердцем Бога. А как таким образом он прерывает соединение с Небом, то и начинается у него соединение с Адом, при остающейся однако же способности мыслить и хотеть, способности мыслить - из рассудливости, а способности хотеть - из свободы, которые обе находятся у каждого человека от Господа, и никогда не отнимаются у него: эти две способности находятся одинаково как у Ангелов, так и у диаволов; но диаволы обращают их на безумие и делание зла, а ангелы на мудрость и делание добра.

163. Без двух Солнц, одного живого, а другого мертвого, не могло бы быть творения. Вселенная вообще разделена на два Мира: Духовный и Натуральный; в Мире Духовном находятся Ангелы и Духи, а в Мире Натуральном находятся Люди. Эти два Мира совершенно сходны между собою в отношении высшего своего вида, так что невозможно даже различить их; но в отношении внутреннего своего они совершенно различны; самые люди, находящиеся в Мире духовном, - которые, как уже сказано, называются Ангелами и духами, - Духовны; и как они духовны, то они и мыслят и говорят духовно; но люди, которые находятся в Натуральном Мире, натуральны, и от того и мыслят и говорят натурально; мышление же и разговор духовный с мышлением и разговором натуральным не имеют ничего общего. Из чего и видно, что оба эти Мира, Мир Духовный и Мир Натуральный, совершенно между собою различны, и различны так, что никаким образом вместе быть не могут.

164. А как эти два Мира так различны, то необходимо должны быть и два Солнца, из которых одно должно производить все духовное, а другое - все натуральное; и как все духовное, в самом начале своем, жизненно, а все натуральное, по самому началу своему, мертво, Началаже их - Солнца, то и следует, что одно Солнце живо, а другое мертво, и что Солнце мертвое сотворено Господом, через Солнце живое.

165. Солнце мертвое сотворено для того, чтобы в последнем (сотворения) все было неподвижно, остойчиво и постоянно, и чтобы таким образом существовало все через отрождение и продолжение; и иначе сотворение не имело бы основания. Шар земной, в котором, на котором и вокруг которого все такое находится, составляет для всего оного как бы основание и утверждение, ибо он составляет то последнее произведение, в котором все прекращается, и на котором все опокоивается. Далее сказано будет, что он составляет также для всего как бы место зачатия, из которого происходят все действия, как цели творения.

166. Что все сотворено Господом через Солнце живое, и ничто не сотворено через Солнце мертвое, это можно видеть из того, что живое располагает мертвым так, чтобы оно было у него в подчинении, и образует его для служений, составляющих его цели; обратного же действия между ними быть не может. Думать, что все происходит от Натуры, и что от нее также происходит и жизнь, может только человек, лишенный рассудка, и не знающий, что такое жизнь. Натура ни в чем не может располагать жизнью; ибо в себе она совершенно бездейственна; и действование мертвого на живое, или силы мертвой на силу живую, или, что то же, натурального на духовное, совершенно противно порядку; почему и думать так - противно свету здравого рассудка. Мертвое или натуральное, хотя и может от внешних случаев многоразлично превращаться и изменяться; никогда однако же не может действовать на жизнь; а наоборот жизнь действует на него сообразно различным изменениям его формы. То же должно сказать и о физическом влиянии на духовные действования души, которого, как известно, не бывает, ибо оно невозможно.

167. Цель творения осуществляется в последнем, и состоит в том, чтобы все возвращалось к Творцу, и чтобы, таким образом, существовало соединение. Прежде надлежит сказать здесь нечто о Целях. Есть три предмета, следующие один за другим по порядку, которые называются: Цель первая, Цель средняя и Цель последняя; или же Цель, Причина и Действие. Эти три необходимо должны быть вместе во всяком предмете, дабы он мог быть чем-либо; ибо Цель первая без Цели средней и вместе последней быть не может, или, что то же, одна Цель без Причины и Действия не возможна; также не может быть и одна Причина без цели, из которой бы она происходила, и без действия, в котором бы она пребывала; равно не может быть и одно Действие, или действие без причины и без цели. Что это действительно так, - это понятно если размыслить, что Цель без действия, или отдельно от действия, не есть что-либо существующее, а только одни слова; ибо Цель, чтобы быть подлинно Целью, должна быть включена в известные пределы, а такое включение ее в пределы может существовать только в действии, в котором впервые называется она Целью, ибо тогда только действительно она есть Цель, и хотя кажется, что действующее или производящее существует через себя, но это только казательность, происходящая от того, что Цель находится в действии; в подлинности же, Цель, отделяясь от действия, мгновенно исчезла бы. Из чего и видно, что эти три: Цель, Причина и Действие, должны быть во всяком предмете, чтобы он мог быть чем-либо.

168. Нужно еще знать, что Цель составляет все в Причине, и также все в Действии: вследствие чего Цель, Причина и Действие и называются Целью первою, среднею и последнею. Но чтобы Цель составляла все в причине, необходимо нечто такое, существующее из цели, в чем бы была она; а для того, чтобы она составляла все в действии, необходимо также нечто такое, существующее из нее через причину, в чем бы она пребывала; ибо цель не может пребывать единственно в самой себе, но должна пребывать в чем-либо, существующем от нее, в котором она могла бы быть присуща в отношении всего своего, и могла бы, действуя, производить оное, доколе продолжается ее существование. То, в чем продолжается ее существование, составляет цель последнюю, которая называется Действием (произведением).

169. В сотворенной Вселенной, во всем в ней, как в Самом большом, так и в самом малом, есть эти три, именно: цель, причина и действие. Что эти три есть во всем, как в Самом большом, так и в самом малом в сотворенной вселенной, это потому что в Боге Творце, который есть Господь от вечности, есть эти три; но как Он бесконечен, а бесконечности в Бесконечном составляют раздельно одно, как уже это было доказано выше в N 17 до 22, то эти три, как в Нем, так и в Его бесконечностях, суть также раздельно одно: почему и вся Вселенная, как сотворенная от Его Бытия, и в отношении служений, как образ Его, получила также эти три во все и каждое в ней.

170. Цель всеобщая, или цель всего в сотворении, состоит в том, чтобы было вечное соединение Творца с сотворенной Вселенной, а это не могло бы осуществиться иначе, как лишь в таких субъектах, в которых Его Божественное могло бы находиться, как в самом себе, и таким образом в которых оно могло бы обитать и пребывать; каковые субъекты, дабы быть обитаниями и пребываниями Его, должны быть восприемлищами Любви и Мудрости Его, как бы сами от себя, и таким образом, как бы сами от себя должны возвышаться к Творцу и соединяться с Ним; без какой взаимности не могло бы быть соединения. Субъекты эти суть люди, которые могут возвышаться к Нему и соединяться с Ним, как бы сами от себя. Что люди суть такие субъекты и что они суть восприемлища Божественного, как бы сами от себя, это неоднократно было уже доказано. Через это Соединение Господь присущ во всяком Своем произведении; ибо все сотворенное имеет целью своей человека; почему служения всего сотворенного и восходят по степеням от последнего до человека; и через человека - к Богу Творцу, от которого они существуют, как это показано выше в N 65 до 69.

171. Творение шествует к последней этой цели, непрестанно через эти три: цель, причину и следствие, потому что сии три в Господе Творце суть, как уже сказано выше; и Божественное (начало) во всяком пространстве пребывает вне пространства (67-72), и таково же как в наибольшем, так и в наименьшем (77-82), из чего следует, что сотворенная вселенная, во всеобщем стремлении к последней цели, есть, относительно, посредием. Таким образом, Господом Творцом, из земли, употребительные формы воссоздаются постоянно, в своем порядке, вплоть до человека, чье тело оттуда же [происходит]. И, затем, человек возвышаем, посредством восприятия любви и мудрости от Господа; и для восприятия любви и мудрости все средства провиденны, ибо он был создан на тот конец, чтобы быть восприемником, если только захочет. Из сказанного видеть можно, хотя, пока что, только в общей форме, что цель творения пребывает в последних, и что она заключается в том, что все возвращается к Творцу, и через это есть воссоединение. 172. Эти три [начала] - цель, причина и следствие, есть во всем и каждом, что сотворено было, и из этого заключть можно, что все следствия, называемыме последними целями, снова становятся первыми целями в непрестанной цепи - от Первого, или Господа Творца, и, непрерывно, до последнего, которым есть сочетание человека с Ним Самим. Из того, что последние цели снова становятся первыми, следует, что нет ничего настолько инертного и мертвого, что не содержало бы в себе хоть сколько-нибудь созидательного усилия. Даже в песке содержится род испарения, владеющий некоторой производительной способнорстю, которой что-нибудь - да порождается.