Божественная комедия/Ад/Песнь I

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Божественная комедия/Ад/Песнь I
автор Данте Алигьери (1265—1321), пер. Михаил Леонидович Лозинский (1886—1955)
Язык оригинала: итальянский. Название в оригинале: "Divina Commedia"/"Inferno". — Дата создания: 1307—1321, опубл.: 1472. Источник: lib.ru • Лес.— Холм спасения.— Три зверя.— Вергилий.


Ад, песнь I, cтихи 1–90. Вергилий спасает Данте от трёх зверей — пантеры (у Лозинского: рыси), льва и волчицы. (Иллюстрация Уильяма Блейка, ок. 1824—1827.)

АД

ПЕСНЬ ПЕРВАЯ



1  Земную жизнь пройдя до половины,
        Я очутился в сумрачном лесу,
        Утратив правый путь во тьме долины.

4  Каков он был, о, как произнесу,
        Тот дикий лес, дремучий и грозящий,
        Чей давний ужас в памяти несу!

7  Так горек он, что смерть едва ль не слаще.
        Но, благо в нём обретши навсегда,
        Скажу про всё, что видел в этой чаще.

10  Не помню сам, как я вошёл туда,
        Настолько сон меня опутал ложью,
        Когда я сбился с верного следа.

13  Но к холмному приблизившись подножью,
        Которым замыкался этот дол,
        Мне сжавший сердце ужасом и дрожью,

16  Я увидал, едва глаза возвёл,
        Что свет планеты, всюду путеводной,
        Уже на плечи горные сошёл.

19  Тогда вздохнула более свободной
        И долгий страх превозмогла душа,
        Измученная ночью безысходной.

22  И словно тот, кто, тяжело дыша,
        На берег выйдя из пучины пенной,
        Глядит назад, где волны бьют, страша,

25  Так и мой дух, бегущий и смятенный,
        Вспять обернулся, озирая путь,
        Всех уводящий к смерти предреченной.

28  Когда я телу дал передохнуть,
        Я вверх пошел, и мне была опора
        В стопе, давившей на земную грудь.

31  И вот, внизу крутого косогора,
        Проворная и вьющаяся рысь,
        Вся в ярких пятнах пёстрого узора.

34  Она, кружа, мне преграждала высь,
        И я не раз на крутизне опасной
        Возвратным следом помышлял спастись.

37  Был ранний час, и солнце в тверди ясной
        Сопровождали те же звёзды вновь,
        Что в первый раз, когда их сонм прекрасный

40  Божественная двинула Любовь.
        Доверясь часу и поре счастливой,
        Уже не так сжималась в сердце кровь

43  При виде зверя с шерстью прихотливой;
        Но, ужасом опять его стесня,
        Навстречу вышел лев с подъятой гривой.

46  Он наступал как будто на меня,
        От голода рыча освирепело
        И самый воздух страхом цепеня.

49  И с ним волчица, чьё худое тело,
        Казалось, все алчбы в себе несёт;
        Немало душ из-за неё скорбело.

52  Меня сковал такой тяжелый гнёт
        Перед её стремящим ужас взглядом,
        Что я утратил чаянье высот.

55  И как скупец, копивший клад за кладом,
        Когда приблизится пора утрат,
        Скорбит и плачет по былым отрадам,

58  Так был и я смятением объят,
        За шагом шаг волчицей неуёмной
        Туда теснимый, где лучи молчат.

61  Пока к долине я свергался тёмной,
        Какой-то муж явился предо мной,
        От долгого безмолвья словно томный.

64  Его узрев среди пустыни той:
        «Спаси,— воззвал я голосом унылым,—
        Будь призрак ты, будь человек живой!»

67  Он отвечал: «Не человек; я был им;
        Я от ломбардцев низвожу мой род,
        И Мантуя была их краем милым.

70  Рожден sub Julio, хоть в поздний год,
        Я в Риме жил под Августовой сенью,
        Когда ещё кумиры чтил народ.

73  Я был поэт и вверил песнопенью,
        Как сын Анхиза отплыл на закат
        От гордой Трои, преданной сожженью.

76  Но что же к муке ты спешишь назад?
        Что не восходишь к выси озарённой,
        Началу и причине всех отрад?»

79  «Так ты Вергилий, ты родник бездонный,
        Откуда песни миру потекли?—
        Ответил я, склоняя лик смущенный.—

82  О честь и светоч всех певцов земли,
        Уважь любовь и труд неутомимый,
        Что в свиток твой мне вникнуть помогли!

85  Ты мой учитель, мой пример любимый;
        Лишь ты один в наследье мне вручил
        Прекрасный слог, везде превозносимый.

88  Смотри, как этот зверь меня стеснил!
        О вещий муж, приди мне на подмогу,
        Я трепещу до сокровенных жил!»

91  «Ты должен выбрать новую дорогу,—
        Он отвечал мне, увидав мой страх,—
        И к дикому не возвращаться логу;

94  Волчица, от которой ты в слезах,
        Всех восходящих гонит, утесняя,
        И убивает на своих путях;

97  Она такая лютая и злая,
        Что ненасытно будет голодна,
        Вслед за едой ещё сильней алкая.

100  Со всяческою тварью случена,
        Она премногих соблазнит, но славный
        Нагрянет Пёс, и кончится она.

103  Не прах земной и не металл двусплавный,
        А честь, любовь и мудрость он вкусит,
        Меж войлоком и войлоком державный.

106  Италии он будет верный щит,
        Той, для которой умерла Камилла,
        И Эвриал, и Турн, и Нис убит.

109  Свой бег волчица где бы ни стремила,
        Её, нагнав, он заточит в Аду,
        Откуда зависть хищницу взманила.

112  И я тебе скажу в свою чреду:
        Иди за мной, и в вечные селенья
        Из этих мест тебя я приведу,

115  И ты услышишь вопли исступленья
        И древних духов, бедствующих там,
        О новой смерти тщетные моленья;

118  Потом увидишь тех, кто чужд скорбям
        Среди огня, в надежде приобщиться
        Когда-нибудь к блаженным племенам.

121  Но если выше ты захочешь взвиться,
        Тебя душа достойнейшая ждёт:
        С ней ты пойдешь, а мы должны проститься;

124  Царь горних высей, возбраняя вход
        В свой город мне, врагу его устава,
        Тех не впускает, кто со мной идёт.

127  Он всюду царь, но там его держава;
        Там град его, и там его престол;
        Блажен, кому открыта эта слава!»

130  «О мой поэт,— ему я речь повёл,—
        Молю Творцом, чьей правды ты не ведал:
        Чтоб я от зла и гибели ушёл,

133  Яви мне путь, о коем ты поведал,
        Дай врат Петровых мне увидеть свет
        И тех, кто душу вечной муке предал».

136  Он двинулся, и я ему вослед.




Примечания

АД

ПЕСНЬ ПЕРВАЯ

Лес.— Холм спасения.— Три зверя.— Вергилий.

1. Земную жизнь пройдя до половины.— Серединой человеческой жизни, вершиной её дуги, Данте («Пир», IV, 23) считает тридцатипятилетний возраст. Его он достиг в 1300 г. и к этому году приурочивает своё путешествие в загробный мир. Такая хронология позволяет поэту прибегать к приёму «предсказания» событий, совершившихся позже этой даты

13. К холмному приблизившись подножью. — Над лесом грехов и заблуждений возвышается спасительный холм добродетели, озаряемый солнцем истины (ср. ст. 77–78).

17. Свет планеты. — Согласно Птолемеевой системе мироздания, которой придерживается Данте, Солнце было одной из планет, вращающихся вокруг неподвижной земли.

31–60. Восхождению поэта на холм спасения препятствуют три зверя: рысь (ср. А., XVI, 106–108) — сладострастие, лев — гордость и волчица (ср. Ч., XX, 10–15) — корыстолюбие.

38–40. Те же звёзды вновь — звёзды созвездия Овна, в котором солнце находится весной, то есть в ту пору года, когда, согласно христианской мифологии, бог сотворил мир и придал движение небесам с их светилами.

62. Какой-то муж — Вергилий (70–19 гг. до н. э.), знаменитый римский поэт, автор «Энеиды». В средние века он пользовался легендарной славой мудреца, чародея и предвозвестника христианства (Ч., XXII, 64–73). В «Божественной Комедии» Вергилий, ведущий поэта через Ад и Чистилище к Земному Раю,— символ разума (Ч., XVIII, 46–48), направляющего людей к земному счастью.

69. Мантуя. — Вергилий родился в Мантуанской области, в местечке Андес, ныне Пьетола.

70. Sub Julio (лат.) — при Юлии Цезаре (убитом в 44 г. до н. э.).

71. Под Августовой сенью — то есть при римском императоре Августе (27 г. до н. э.— 14 г. н. э.).

74. Сын Анхиза и Венеры — Эней.

91. Ты должен выбрать новую дорогу.— Данте ещё не подготовлен к тому, чтобы одолеть волчицу и взойти на отрадный холм. Предварительно он должен посетить три загробных мира.

102. Пёс — грядущий избавитель Италии, который победит волчицу, мешающую общественному устроению (Ч., XX, 15).

103. Не прах земной и не металл двусплавный — то есть его не прельстят ни земельные владения, ни сокровища.

105. Меж войлоком и войлоком (tra feltro e feltro).— Старейшими комментаторами толковалось различно, в зависимости от понимания аллегории Пса. В XV в. пророчество о Псе начали относить к Кангранде делла Скала, синьору Вероны (1312–1329 гг.) и главе гибеллинской лиги в Ломбардии, и было предложено новое объяснение спорного стиха: «Между городом Фельтро в Тревизанской марке и замком Монтефельтро в Романье» (так расположена Верона).

107–108. Камилла, предводительница вольсков (Эн., VII, 803–817; XI, 532–831), и Турн, вождь рутулов (Эн., XII, 887–952), пали, обороняя Италию от троянцев, а троянские юноши Нис и Эвриал (Эн., IX, 176–449) погибли в борьбе против рутулов, ради завоевания земли, на которой Энею суждено было стать родоначальником римской державы.

117. О новой смерти тщетные моленья.— Грешники в Аду, уже умершие телесной смертью, хотели бы умереть и душой, чтобы прекратились их муки.

122. Душа достойнейшая — Беатриче (см. прим. А., II, 70).

134. Врата Петровы — врата Чистилища.


На других языках


Info icon.png Данное произведение является собственностью своего правообладателя и представлено здесь исключительно в ознакомительных целях. Если правообладатель не согласен с публикацией, она будет удалена по первому требованию. / This work belongs to its legal owner and presented here for informational purposes only. If the owner does not agree with the publication, it will be removed upon request.