Стихотворения Шелли/Юношеские стихотворения

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Стихотворения Шелли/Юношеские стихотворения
автор Перси Биши Шелли (1792—1822)
Источник: lib.ru

ЮНОШЕСКИЕ СТИХОТВОРЕНИЯ

ЮНОШЕСКИЕ СТИХОТВОРЕНИЯ




Песня ирландца


И звезды не вечны, и света лучи
Исчезнут в хаосе, утонут в ночи,
Обрушатся замки, разверзнется твердь,
Но дух твой, о Эрин, сильнее, чем смерть.

Смотрите! Руины вокруг, пепелища,
В земле похоронены предков жилища,
Враги попирают отечества прах,
А наши герои недвижны в полях.

Погибла мелодия арфы певучей,
Мертвы переливы родимых созвучий;
Взамен им проснулись аккорды войны,
Мертвящие кличи да копья слышны.

О, где вы, герои? В предсмертном порыве
Припали ли вы к окровавленной ниве,
Иль в призрачной скачке вас гонят ветра
И стонут, и молят: «К отмщенью! Пора!»

Перевод Г. Симоновича



Республиканцам Северной Америки


I

Пусть меж нами смерч жестокий,
Бездна пенящихся вод -
Братья! Внутреннее око
Сквозь туман распознает
Край ветров, где реют флаги
Не в крови - в соленой влаге...
И в могилах пульс Отваги
Биться не перестает;
Голосом ее Природа
Шепчет: "Смерть или Свобода!"

II

Громче! Чтобы и рабы
Слышать этот клич могли бы;
Встав с колен на путь борьбы,
Сокрушили тюрьмы, дыбы,
Хладный оживив оплот.
Грех и горе прочь уйдет,
Свергнется кичливый плод,
В пепел изотрутся глыбы, -
А из праха огнь взойдет
И твердыни тюрьм сожжет!

III

Котопахи! Пробужденье
Принеси громадам гор, -
Вспыхнет свет освобожденья
На лице твоих сестер.
Ты же, Океана бездна,
Что бросаешь бесполезно
Волны в мир, где плачут слезно
Жертвы Злобы с давних пор, -
Ветр, что грудь твою колышет,
Волей пусть отныне дышит!

IV


Тщетно свет звезды дневной
Ласковым сияньем греет...
Флаг, запятнанный войной,
На руинах мира реет!
Только Мщенье сможет что-то
Там, где сердце патриота
Полно лишь одной заботой:
Как он встретить смерть сумеет!
Полно! С глаз вдовы-Любви
Плат соленый в гневе рви!

Перевод А. Шараповой


К Ирландии


Свершится, Эрин! Остров уязвленный
Зазеленеет, солнцем озаренный,
И ветерок, над нивами паря,
Обдаст теплом окружные моря!
Теперь стоят убоги и безлисты
Твои деревья, некогда тенисты,
(…) и им уж не цвести,
Погибших листьев им не обрести,
Покуда, хладом корни поражая,
Сбирает враг остатки урожая.
Я долго мог стоять,
О Эрин, над твоими берегами
И наблюдать, как волны беспрерывно
Кидаются на отмель, и казалось,
Что это Время молотком гигантским
Раскалывает Вечности твердыни.
Верши, титан, от битвы и до битвы,
Свой одинокий путь! Народы никнут
Под поступью твоею; пирамиды,
Что были столько лет неуязвимы
Для молний и ветров, уйдут в ничто.
И тот монарх величественно-грозный,
Он для тебя гнилушка в зимний день:
Прошествуешь — он прахом обернется.
Ты победитель, Время; пред тобою
Бессильно все, но не святая воля,
Но не душа, что до тебя была
И твой исход когда-нибудь увидит.

Перевод Г. Симоновича



Прогулки Дьявола


I

В тот день Отец всех зол еще перед рассветом
С постели встал.
Возился долго с туалетом
И по-воскресному себя убрал.

II

Надел ботинки, чтобы скрыть копыта,
Чтоб не торчать когтям, перчатки натянул,
А место, где рога, под шляпой было скрыто.
И вот он на Бонд-стрит уверенно шагнул,
Разряженный, как денди знаменитый.

III


Сопровождаемый бесенком верным,
На предрассветный Лондон он взирал;
То с другом рассуждал о новостях вчерашних,
То Бога бытие опровергал —
Покуда Солнца свет не заиграл на башнях.

IV


К Святому Якову наведался рогатый,
И Павла он вниманьем не оставил.
Он с виду весел был, однако же лукавил:
В святых местах душа болит у Супостата.

V


Замечу: Дьявол земледелье знал;
Поскольку же дурное всхоже семя,
А он и сеял хорошо и жал,
То жатву он снимал в любое время.

VI


Во всякую щель, под любую постель
Залезал он, паству ища;
Когти были остры, и ухмылки хитры;
Взор горел, приводя в восхищенье людей,
Хоть они забирались под стол, трепеща.

VII


В щель просунутый нос багровел, как кумач…
А беспечное племя земное
Занималось решеньем нехитрых задач:
Тот наряд примерял, тот расписывал мяч -
Но Нечистый видел иное.

VIII

Перед носом священника в храме
Весь молебен он отсидел.
— Пастор, можно ли ладить с такими гостями?
— Что вы! Я бы не потерпел!
Бес вздохнул: «Болтовня!
Он-то видел меня,
Просто понял давно: без меня не дано
Обойтись никакому из дел!»

IX

Затем он побывал и при дворе монарха.
Там было суетно и жарко,
И все это ему напоминало Ад.
У трона поиграть позвали бесенят.
И свита слушала, как крылья их шумят.

X

Дьявол молвил: "Ну что же! Пастбище есть —
Моя скотинка не захиреет,
Крови сможет напиться, мясца поесть —
Мертвечины хоть отбавляй на ужин,
И сон не будет никем нарушен —
И она, как родня ее, разжиреет;

XI

Как те стервятники, что пьют
В полях испанских кровь людей,
Где лемех плуга обагрен,
Где зерна в борозде гниют,
Где побеждающий — злодей
И мукам Ада обречен;

XII

Как птица Эрина, что вершит
Свой пир на трупах тех, кто убит,
А после над Каслеро кружит
И мертвых сыновей сердца
Рвет злобно из горстей отца —
И на заре домой летит;

XIII


Как черви могильных ям,
Что мертвого осадили, -
Они родились и подохнут там,
Извиваясь в зловонной гнили;

XIV

Точно наш ленивый дофин,
За игрушку сладость отдавший,
Чуть-чуть поигравший
И просящий конфету, как мальчик-кретин.

XV

Его камзола две половины
Не сходятся — лезет по швам вдоль спины!
А его панталон штанины
Круглы, словно две луны.

XVI

Когда жратвой напичкается он
От глупой головы до пят, —
То видно, как слегка дрожат
Два полулунья панталон.

XVII

Бес (иль Природа?) безразличья
Не знает к тем, кто власть стяжал:
Штришок малейший их обличья
Все скажет про оригинал…

XVIII

Обвившую ножку стола змею
Пристукнул судья, и подумал Дьявол,
Глядя на змейку и на судью:
Это были Каин и Авель.

XIX

Как йомен гуляет среди хлебов
И, радуясь от души
При виде тучных коров,
Поет и считает свои гроши, —
Так Дьявол, гуляя по нашей земле,
Поет и считает свои барыши.

XX


Блажен, кто носит красный цвет:
Ведь этот цвет любезен бесу,
И кто, из нищеты и бед
Придя, сумел добиться весу,
И кто, покинув высший свет,
Взял посох и подался к лесу.

XXI

Епископ толст, и он в чести.
Худ адвокат, в чести и он.
Парик иль плащ любой почти
Сверканьем Ада озарен.

XXII

Свинью звать чистой — сущий вздор,
Хоть ест отборное зерно;
В пир превращен весь день обжор —
Их мясо постно все равно!

XXIII

До чего же весел владыка Ада!
До ушей растянулся рот.
Вот он скинул плащ, хохоча до упада,
Отбивает курбеты, плеща крылом,
Злобно выдвинул жало, ползет бочком —
Словом, во всей красоте грядет.

XXIV

Дело в том, что его посетил сановник.
И Дьявол, кокетливо лебезя,
Словно девка, к которой пришел любовник,
Кажет что можно и что нельзя.

XXV

Знакомый жест, пригласительный взгляд —
Демоны видят, что он их не бросит впредь,
И уже стигийских стрекоз отряд
Расправил крылышки, чтоб лететь.

XXVI

Алеет кровь на лаврах благородных,
Закона осеняющих чело;
Погибель, Горе, Срам — три пса голодных —
По стогнам рыщут, озираясь зло.
Их всех Испания влечет:
Там человеческая кровь течет.

XXVII

Чу! Трещит земли средина,
Победители дрожат,
В страхе черная скотина,
Сатанинский хвост поджат!

XXVIII

Бесовской армии солдаты
В честь властелина пир творят…
Но створы адамантных врат
Кровавым пламенем объяты.

XXIX

И острый взор, огонь Рассудка,
Скользнул по лику Сатаны.
И фосфорные табуны
Перепугались. Разве шутка?

XXX

Царь-Рассудок молчаливо
Посмотрел за край небес,
Где метался бледный бес,
Как душа его, трусливый.

Перевод А. Шараповой


Монолог Вечного Жида


О, Вечный, Триединый Боже Сил,
Ты ль колесо Судьбы остановил,
В Ад заточил меня и держишь там?
Ужли и гром сожечь меня не в силах,
И меч отступит, кровь оставив в жилах?
Пусть так. В дом Гибели приду я сам —
Расшевелю ее в берлоге сонной
И разбужу, дразня, в ней гнев законный.
Есть факел в тайниках ее унылых
Для моего костра! Я буду храбр.
О Ты, Земли тиран, страданья раб,
Я знаю, в закромах Возмездья есть
Убийце уготованная месть!
Я голову с презреньем запрокину
Под ядовитым облаком Твоим!
Где ветер Твой, в дни гнева Палестину
Дыханием наполнивший чумы?
Где царь Возмездия, что в волн пучину
Низвергнул древле ассириян тьмы,
Твоею волею руководим?
Где черный демон, мрачный дух Корана,
Потрясший города во время сна?
Где меч двуострый, райских кущ охрана,
Что от блаженства отлучил людей?
Не пращуров карал ты заблужденья —
Ты правнуков предвидел преступленья!
Теперь я кары требую своей!
Тиран! И я Твой трон хвалой украшу,
Лишь дай испить желанной смерти чашу!

Перевод А. Шараповой


КОММЕНТАРИИ

Песня ирландца.

Стихотворение опубликовано в 1810 г. в совместном сборнике стихотворений Перси Биши Шелли и его сестры Элизабет. Это не единственное выступление поэта в поддержку борьбы ирландского народа за свободу своей страны. У него даже было намерение писать историю Ирландии.

Эрин — Ирландия.

Республиканцам Северной Америки.

Котопахи — действующий вулкан.

К Ирландии.

Стихотворение впервые опубликовано лишь в 1907 г.

Монолог Вечного Жида.

Вечный Жид  — персонаж многих средневековых легенд. Осужден на вечное скитание за то, что, по одной версии, глумился над Иисусом, по другой — ударил его на пути к месту распятия.