Тристан и Изольда (Седакова)/Мельница шумит

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску
Ольга Александровна Седакова. «Тристан и Изольда»
{{#invoke:Header|editionsList|}}


Гобелен неизвестного мастера.jpg


О счастье, ты простая,
простая колыбель,
ты лыковая люлька,
раскачанная ель.
И если мы погибнем,
ты будешь наша цель.
Как каждому в мире, мне светит досель
 под дверью закрытой горящая щель.

О, жизнь ничего не значит.
О, разум, как сердце, болит.
Вдали ребёнок плачет
 и мельница шумит.
То слуха власяница
 и тонкий хлебный прах.
Зерно кричит, как птица,
в тяжёлых жерновах.
И голос один, одинокий, простой,
беседует с Веспером, первой звездой.

— О Господи мой, Боже,
прости меня, прости.
И, если можно, сердце
 на волю отпусти:
забытым и никчёмным,
не нужным никому,
по лестницам огромным
 спускаться в широкую тьму
 и бросить жизнь, как шар золотой,
невидимый уму.

Где можно исчезнуть, где светит досель
 под дверью закрытой горящая щель.

Скажи, моя отрада,
зачем на свете жить? —
Услышать плач ребёнка
 и звёздам послужить.
И звезды смотрят из своих
 пещер или пучин:
должно быть, это царский сын,
он тоже ждёт, и он один,
он, как они, один.

И некая странная сила,
как подо льдом вода,
глядела сквозь светила,
глядящие сюда.

И облик её, одинокий, пустой,
окажется первой и лучшей звездой.

© Ольга Александровна Седакова
Из цикла «Тристан и Изольда» (1978—1982)


© Вероника Городецкая, дизайн