Сага о «Хронике» (Терновский)/9

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Сага о «Хронике» — Новая волна
автор Леонард Борисович Терновский


Новая волна

А время шло и шло все той же привычной чередой.

75-й год. Продолжается следствие по делу С.Ковалева. Л.Плюща все так же упорно «лечат» в Днепропетровской СПБ. Арестован А.Твердохлебов, член Комитета прав человека. В мае вернулся в Москву после лагеря и ссылки А.Амальрик, молодой историк и диссидент (через год ему придется эмигрировать). В августе подписан Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе («Хельсинское соглашение»); в нем есть и гуманитарная «третья корзина» — положения, касающиеся прав человека, но почти все правозащитники убеждены, что наши власти и не подумают соблюдать записанные в ней обязательства… И верно, все остается как прежде: в сентябре на 8 лет «строгача» осужден «почвенник» В.Осипов, издатель самиздатского журнала «Вече». В октябре академику А.Сахарову присуждена Нобелевская премия мира, — и вся советская пресса клеймит ученого как отщепенца и предателя. Суд в Вильнюсе в декабре приговаривает С.Ковалева к 7-и годам «строгача» и 3 — ссылки. Эмигрирует во Францию Н.Горбаневская.

76-й год. 9 марта от инсульта умирает Г.Подъяпольский, ученый-геофизик, правозащитник, член ИГ. Одесский суд признает невменяемым и направляет в психиатрическую больницу (общего типа) Вячеслава Игрунова, в будущем — депутата Государственной Думы. В апреле суд в Омске в очередной раз приговаривает к 2 с половиной годам лагеря М.Джемилева; до самого суда, в течении почти 10 месяцев, Мустафа держал голодовку, и все это время его пытали «искусственным кормлением». 24 апреля умирает от инфаркта Е.Давидович, полковник в отставке, награждавшийся боевыми орденами и медалями. В 18 лет он добровольно ушел на фронт и пять раз был ранен. За намерение эмигрировать и за поддержку советских евреев, стремящихся уехать в Израиль, а также за выступление на антифашистском митинге в Минске он был лишен звания полковника и всех наград, соответствующей пенсии и медицинского обслуживания. А в Израиль его так и не отпустили… Словом, все идет заезженной до тошноты советской колеей.

Но вот сообщение из 40-го выпуска «Хроники»: 12 мая 76 г в Москве образована «Общественная группа содействия выполнению Хельсинкских соглашений в СССР». Руководителем Московской группы «Хельсинки» (МГХ) стал профессор Юрий Орлов, ее членами — еще 10 известных правозащитников. Группа заявила о намерении доводить до сведения общественности и правительств, подписавших хельсинкский Заключительный акт от 1 августа 75 г, информацию обо всех случаях нарушения положений этого соглашения. Всего 3 дня спустя, 15 мая, КГБ объявило Ю.Орлову «предостережение», а ТАСС в тот же день в заявлении на «заграницу» назвало его «провокатором».

Группа сразу же начала энергично действовать. Первый документ, выпущенный МГХ 18 мая, был посвящен суду над М.Джемилевым. Мустафа был осужден за устные высказывания в лагере (квалифицированные судом как «клеветнические и антисоветские»), то есть за выражение собственных взглядов и убеждений. Причем и это обвинение не было доказано, так как единственный непосредственный свидетель, солагерник Джемилева В.Дворянский, на суде отказался от данных на следствии показаний, заявив, что они были получены путем шантажа и угроз. Группа заявила, что беззаконное осуждение М.Джемилева грубо нарушает положения подписанных СССР хельсинкских соглашений.

До конца 76 года МГХ составила 15 документов (не считая дополнительных заявлений и обращений). В их числе документы: об условиях содержания узников совести; о репрессиях против религиозных семей; о положении бывших политзаключенных; о злоупотреблениях психиатрией; сообщение об образовании Украинской группы «Хельсинки» и другие.

Власти явно стремились поскорей покончить с подобной общественной «самодеятельностью». Уже в конце декабря прошли «рождественские» обыски у членов Украинской ХГ, сопровождавшиеся подбрасыванием «компромата», — запрещенной в советские времена у частных лиц «валюты» (40 долларов), порнографических открыток и даже старой немецкой винтовки…

В 77 г власти «приступают к ликвидации» неприятных для них организаций. Сначала, в январе, — серия обысков и допросов членов МГХ. 3 февраля был арестован член группы А.Гинзбург, 10 февраля — руководитель МГХ Ю.Орлов, 15 марта — член группы А.Щаранский. Но еще до этих арестов состав группы пополнился: в январе в нее вступили Ю.Мнюх и Н.Мейман, а адвокат С.Каллистратова стала ее «консультантом по правовым вопросам»; вскоре она уже полноправный член МГХ. 22 февраля вынужденно уезжает в США член группы Л.Алексеева; в дальнейшем в течении многих лет она была представителем МГХ за рубежом. 5 февраля арестованы члены Украинской ХГ: поэт, инвалид Отечественной войны М.Руденко и учитель А.Тихий. Но состав Украинской ХГ также пополнился.

Возникают новые Хельсинкские группы. В ноябре 76 г — в Литве. В январе 77 г — в Грузии; в апреле — в Армении. С появлением подобных групп также и в странах Запада возникло международное Хельсинкское движение.

«Хроника» постоянно рассказывает о документах этих групп и, разумеется, об обрушившихся на них репрессиях. В дальнейшем не было ни одного выпуска бюллетеня, где не было бы сообщений о деятельности МГХ или других хельсинкских групп. Летом 78 г состоялись процессы над рядом их членов. Но об этих судах я расскажу в одной из следующих глав. А пока мне пора опять вернуться к нашей «Хронике».