Опыты в дизайне (Ю. Смирнов)/1

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Опыты в дизайне
автор Юрий Николаевич Смирнов (р. 1950)
Дата создания: 2016.
{{#invoke:Header|editionsList|}}



[c. 1]

ОПЫТЫ В ДИЗАЙНЕ

мыслей, рассуждений и обобщения

литературных источников

________

ТЕТРАДЬ ПЕРВАЯ


ON THE LINEAR MEASURES • О МЕРАХ ДЛИНЫ

Пора покончить с позором двух различных систем мер и весов.
Виктор Гюго (1802–1885)


PANTON CHRE METRON ANTHROPOS[1].
PRŌTAGΌRAS (ab.480 – ab.410AC[2])


Man is the measure of all things.
Protagoras


Человек – мера всех вещей.
Протагор (ок. 480 – ок. 410АС)



Почему вначале «О мерах длины»? Как говорилось в интродукции на с. 3, всё то, о чем будет здесь говориться, есть мои мысли a posteriori — суждения, добытые на основании предыдущего опыта моего преподавательско-«проповеднического» общения со студентами — будущими архитекторами и дизайнерами. К тому же, так называлась одна из глав знаменитых опытов Монтеня.

Среди источников, «подвигших» меня на изучение и преподавание дизайна в архитектуре, была совершенно случайно в свое время обнаруженная в библиотеке (РНТБ[3]) большая книга Ann Hong Rutt «Home Furnishing» [RHF], которую я стал переводить с английского еще в процессе подготовки к сдаче так называемого «кандидатского минимума» по иностранному языку более, чем 45 лет назад.


[c. 5]

И вот уже почти полвека я продолжаю «шлифовать» ее перевод, извлекая на этой основе всё новые мысли[4]. Например, уже упомянутая (см. с. 4) мысль о «триединстве» целей, среди которых, наряду с выразительностью expressiveness, неразрывную триаду составляют красота beauty и польза, функция functionalism — из той же книги, своеобразного руководства «для домохозяек» почти в буквальном понимании такой пренебрежительной оценки. Однако очень простые, категоричные и порой до смешного прямолинейные «рецепты» этой дизайнерской «кулинарии» содержат все же удивительные откровения:

Use Используя According Согласно To attain К дости-
these данные these этим these жению
ELEMENTS  ЭЛЕМЕНТЫ  PRINCIPLES  ПРИНЦИПАМ  OBJECTIVES  ЦЕЛЕЙ
__________ __ ___________ ___________ __ _____________ ____________ __ _________
Line Линия Scale Масштабность   Beauty Красота
Form Форма Balance Равновесие   Expressiveness   Вырази-
Texture Фактура Emphasis   Акцент тельность
Color Цвет Rhythm Ритм Functionalism   Польза
Pattern Паттерн Repetition   Повтор (Функцио-
Light Свет нальность)
Space Пространство


Постоянное обращение к этой взаимосвязанности элементов, принципов и целей дизайна позволило мне прийти к следующей простой метафорической формулировке: своеобразные кирпичи-элементы на связующем растворе-принципах вместе составляют здание-цели в их «триединстве»:




│││

│││││

│││││││

Верхний – увенчивающий шпиль этого здания составляют архитектура, дизайн и другие виды монументальных (по В. Кандинскому [КДИ]) искусств, этажом ниже – три опоры («пилота») триединых целей, еще ниже – пять опор принципов и, наконец, в наземном, первом ярусе – семь колонн или опор элементов. Это сравнение с видимой тектоникой здания (зиккурата, пирамиды, Эйфелевой башни), а впоследствии – со схематическим


[c. 6]

подобием фасаду здания Речного вокзала архитектора Г. П. Гольца, выдержанному в «классицистическо-советском» стиле. Это сравнение с тектоникой здания, как и сама структура пропорционально нарастающих ярусов известной постройки послевоенного периода в Москве, пришли как-то случайно, во время лекции 30 октября 1996 прямо в Halloy-e’en (Хэллоуин, канун Дня всех Святых) мысли вдруг «откуда-то сами налетели» (по словам Д. Карнеги). Тут же пришло сравнение с краеугольным камнем, образующим начало и завершение каждого последовательно снизу доверху убывающего яруса здания. Так, «камни» ‘Line’ и ‘Space’ образуют углы наземного плинта-яруса «элементов»; ‘Scale’ и ‘Repetition’ с обеих сторон фланкируют ярус «принципов»; и, наконец, ‘Beauty’ и ‘Functionalism’ образуют силуэтные границы «башенки» триединых «целей» изобразительных монументальных искусств.

Такое развернутое предисловие было необходимо для того, чтобы установить весьма важное положение принципа ‘Scale’ — масштаба, соразмерности и пропорционирования в структуре всего выстроенного здания. Масштабность и пропорция на самом деле составляют один из «краеугольных», основополагающих принципов дизайна. Однако мое рассуждение вначале коснется меры, соразмерности и «человеческого измерения».

В дизайне интерьера главное — человеческая мера, человеческий масштаб. Они всегда с нами, в нас самих и нашем окружении — мире вещей и пространств. Дюйм[5] — англ. inch и фут[6] — англ. foot — 2,54 см и 30,48 см, соответственно, — они всегда наши, они находятся при нас. Хотя «футы» могут и не соответствовать величине ноги античного грека в сандалиях или средневекового рыцаря в доспехах, но тем самым выражается именно МОЯ собственная индивидуальность, МОЯ непохожесть на ближнего (или дальнего) моего по тем или иным параметрам, размерам «наших» с ним дюймов или футов. Я — автор того или иного интерьера — определенным образом организованного внутреннего пространства и взаимосвязанной с ним предметной среды — и в то же время естественное его продолжение. При проектировании различных пространств и элементов вовсе не обязателен единый для всех образец. Если я окажусь вдруг на необитаемом острове без каких-либо измерительных инструментов, я все же смогу построить себе


[c. 7]

жилище исходя из собственных мер и пропорций. Это МОЁ жилище будет соразмерно МНЕ — тому, кто «аз есмь», — творец идеи и создатель именно данного фрагмента второй, рукотворной «природы», окружающей меня, соразмерной мне и поэтому комфортной, приятной для МЕНЯ самого. Потому что всё, что создается в окружении человека, просто обязано опираться на «человеческую» систему мер. «Дюймово-футовая» шкала мер и другие «человечные» системы мер благополучно просуществовали тысячелетия. Благодаря им возводились гуманные здания, целые города и их великолепные «интерьеры».

Лишь деятелям французской революции 1789 года (вполне в духе разрушителей «старого мира») не понравилось следовать традициям предков, и они изобрели ничего не значащий метровый модуль, как своим содержанием, так и десятичной системой деления на миллиметры и сантиметры ничего общего не имеющий с практической реализацией человеческого измерения. Первоначально (1791) метром стали называть некую 1х10-7 часть ¼ длины земного меридиана от Барселоны до Дюнкерка. Сегодня (с 1983) это длина пути, проходимая светом в вакууме за 1/299 792 458 долю секунды. Как видим, ни та, ни другая версия вновь введенного эталона единицы длины совершенно никак не связаны с человеком. К тому же обе до сих пор сосуществующие системы мер длины совсем не связаны и между собой.

Итак, уже с позиции архитектурно-дизайнерской профессии, существование какой из систем мер следует (вслед за В. Гюго, см. его цитату в начале текста) «считать позором» — дюймово-футовой (человеческой) или метрической (абстрактной)? Ответ несомненен: конечно — последней, бездушной и холодной, искусственной и совершенно не имеющей отношения к человеку.

Почти все наиболее совершенные интерьеры (неважно, городов, зданий, экипажей и др.), как и напрямую связанные с ними элементы обстановки, как правило, укладываются в целое число дюймов. Все поперечные сечения свободных проходов — в целое число футов. Созданные при помощи «человеческой шкалы» предметы и пространства намного комфортнее, рациональнее и красивее «метрических». Стоит лишь сравнить интерьеры воздушных лайнеров «БОИНГ» и «ТУ» соответственно. Безусловно, сравнение не в пользу последних — заложников отечественного «метрического» дизайна. Такая же картина и в автомобилестроении. Примеры красоты, выразительности и удобства «футово-дюймовых» пространств по отношению к уродству, безо́бразности и нерациональности «метрических» интерьеров — многочисленны.


[c. 8]

Конечно, дело не только в конкретных мерах, модулях длин, но и в пропорциональных соотношениях величин между собой, а также всего интерьера и отдельных его элементов — с человеком.

И вот здесь вступает в свои права так называемое «золотое сечение». Сам термин ЗС — «золотая» пропорция, деление в крайнем и среднем отношении, гармоническое деление отрезка АС на две части таким образом, что бо́льшая его часть АВ относится к меньшей ВС так, как весь отрезок АС относится к АВ (то есть АВ:ВС = АС:АВ). Приближенно это отношение равно 5/3, точнее 8/5, 13/8 и т. д. Принципы золотого сечения используются в архитектуре и других изобразительных искусствах. Термин «ЗС» ввел Леонардо да Винчи при изучении пропорций человеческого тела. Позднее Ле Корбюзье[7] вводит систему пропорциональных величин — Модулор, название которого, найденное в 1945 году, слилось с изображением мужской мускулистой фигуры с поднятой рукой и переплетающимися спиралями «красного» (175 см = 108 ø 67) и «синего» (226 см = 133 ø 83) рядов размеров, соотносящихся в пропорции золотого сечения. Это размеры тела человека в см: 108 от пола до солнечного сплетения и 67 — от пола до макушки в «красном» ряду; в синем — 133 и 83 соответственно, или 0,618 ø 0,382 по отношению к единице. Применение системы «Модулор» дало возможность мастеру получить «на выходе» рекомендуемое применение золотых пропорций при проектировании как планировок городов, фасадов зданий, так и деталей их интерьеров.

Следует отметить, что Ле Корбюзье пришлось потратить изрядную часть своей жизни, чтобы исправить роковую ошибку той самой революции в его родной стране, и каким-то образом примирить метрическую систему мер с «человеческой». Это удалось мастеру с большим трудом, однако сегодня «Модулор» используется нечасто…

Как все-же примирить между собой системы мер? Сегодня (благодаря импорту из Китая) в продаже появилось множество измерительных инструментов — линеек, рулеток и угольников с футово-дюймовой и метрической шкалами. Возможно использовать их по назначению, и проектировать в дюймах и футах. Однако затем просто переводить футово-дюймовые значения длин в метры, сантиметры и миллиметры.

В чем секрет этих самых священных единиц измерения? Главное — модули, те самые дюйм или фут, каждый из которых делится не на 10, а на 12 частей, и которые можно без остатка


[c. 9]

разделить как на 2, так и на 3. Последнее невозможно сделать в десятичной шкале, будут бесконечные ряды долей в периодах. Деление же без остатка — очень важно, приятно и рационально во всех областях конструирования, в том числе и при проектировании костюма, одежды.

Меня просто умиляет святая простота дизайнеров одежды, которые в своих сложнейших выкройках забывают перевернуть мерную линейку не ее «дюймовую» сторону, получая при этом огромное преимущество творческих возможностей, главная из которых — возврат к человеческой мере длины. Стандартные же миллиметры и их доли понадобятся уже для завершающей стадии передачи продукции механическим рукам роботов и конвейеров, которые у нас и в большинстве стран мира настроены сегодня на бездушный эталон метрической системы.

Как наша одежда, так и архитектурно-пространственное обрамление среды, в которой мы с вами живем — обычный и весь окружающий нас «глобальный» интерьер сегодня просто взывают к нам о помощи — новому рестарту, «перезагрузке» и возврату к гуманной, человеческой шкале измерений. Так нас поймут производители работ, строящие города, дома и их гармоничные интерьеры, чтобы затем в них жили, работали и отдыхали их users — «пользователи», счастливые обладатели одежды, повседневных предметов, домов, офисов, экипажей и всей создаваемой нами среды, выдержанной в «человеческих» мерах и пропорциях.


[c. 10]

УСЛОВНЫЕ СОКРАЩЕНИЯ

И БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ОПИСАНИЯ ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

КДИ
 
Кандинский В. В. О духовном в искусстве (Живопись). — Л.: Фонд «Ленинградская галерея», 1990. — 36с.
МО
 
Монтень, Мишель. Опыты: в 3х кн./ Изд. подготовили А. С. Бобович, Ф. А. Коган-Бернштейн, А. А. Смирнов. — 2е изд.- М.: Наука, 1979. — Кн. I, II — 704с.; кн. III — 536с.
ОДИ
 
 
Основы дизайна жилого интерьера: Учеб. пособие для студ. специальностей «Архитектура» и «Дизайн архитектурной среды»/ Авт. и составитель Ю. Н. Смирнов. — Бишкек: Изд-во КРСУ, 2003. — 136 с.: ил. — Размещена на сайте библиотек по адресам: http://www.lib.krsu.edu.kg http://kyrlibnet.kg
СИВиС
 
Словарь иноязычных выражений и слов: в 2х т./ Авт. А. М. Бабкин, В. В. Шендецов. — Ленинград: Наука, Ленингр. отд., 1981—696 с. (1); 1987—654 с. (2).
RHF
 
Rutt A. H. Home Furnishing. — New York, London, Sydney: John Whiley & Sons, 1966. — 380 P.: Il.


© Юрий Николаевич Смирнов


Примечания

  1. PANTON CHRE METRON ANTHROPOS – греч. Человек – мера всех вещей. – Выдвинутое философом Протагором (ок.480–ок.410АС) положение о том, что «человек есть мера всех вещей: существующих, что они существуют, и несуществующих, — что они не существуют».
  2. АС (лат. ante Christum) – до Рождества Христова, т.е. до нашей эры – в летосчислении [версия сокращения, без точек: написание АС предложена мною на основе СИВиС, 1, 88, ЮС].
  3. Республиканская научно-техническая библиотека в Бишкеке, прекрасно известная многим поколениям студентов-архитекторов давно ушедшего «советского» периода.
  4. В 2003 году мне удалось издать ее перевод в качестве учебного пособия: Основы дизайна жилого интерьера [ОДИ], которое постоянно дополняется и редактируется, периодически обновляясь на сайтах университетской и республиканской библиотек.
  5. ДЮЙМ [голланд. duim букв. большой палец] — английская (inch) и в прошлом — русская мера длины, равная 1/12 фута = 2,54 см, сокр.обозначение ´´.
  6. ФУТ [< англ. foot нога (ступня)] — единица длины в различных странах; в английской системе мер и в России до введения метрической системы мер; сокр. обозначение ´; 1´ = 12´´ = 0,3048 м.
  7. ЛЕ КОРБЮЗЬЕ (псевд. Шарля Эдуара Жаннере Jeanneret) (1887–1965), франц. арх. и теоретик арх. Лидер новой архитектуры (конструктивизм, рационализм, функционализм). В совр. технике и серийности индустр. стр-ва видел основу обновления архитектуры. Эстетически выявлял функционально оправданную структуру зданий и сооружений.