Иерусалим. Эманация Гиганта Альбиона (Блейк)/34

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску
Иерусалим. Эманация Гиганта Альбиона — Лист 34 (38).
автор Уильям Блейк (1757—1827), пер. Д. Смирнов-Садовский (р. 1948)
Язык оригинала: английский. Название в оригинале: Plate 34 (38). — Дата создания: ок. 1804—1820.

Лист 34 (38)

Plate 34 (38)

Jerusalem The Emanation of The Giant Albion, copy A, object 34, "His face and bosom with petrific hardness, and his hands..."

 
Как камень твёрдая, покрыла грудь, лицо, ступни и руки,
Чтоб к сердцу тайному никто приблизится не смел,
Где Эманация его дрожала, проливая слёзы,
Где скрыл он ревность за стеной из стали и железа.
5Храня молчанье, потемневший, мрачный, словно туча,
Он мышцей мощной потрясал на каменной вершине.

Любовь Вселенскую отринув, твёрдо он ступал,
Свой хлад направив на радушие Эдема и войной
Гремя смертельной (бредом человеческой души)
10С её огнём и дымом. Но Спаситель следом шёл за ним,
Являя Вечности Виденье, Всеподобье Божье
В любви сестёр и братьев, сыновей, отцов, друзей,
Её утрата означает смерть для Человека! Молвил он:

«О Альбион, ведём мы войны жизни, и любви врачуем раны
15Копьём рассудка, стрелами крылатой мысли. И любовь
Взаимная, и благородный гнев несущий обновленье,
Объединяют нас в Одно. И чувством безграничным
Мы зрим безмерное, — мы словно Человек Единый,
Вселенская Семья! И Человека этого зовём мы
20Иисус Христос — живёт он в нас, и все мы в нём живём,
В Согласьи совершенном в царстве жизни прозванном Эдемом,
Даём мы и берём, и грех любой прощаем мы друг другу,
Он Добрый Пастырь наш, наставник и Господь,
Он Пастырь Альбиона, всюду он и всё объемлет
25В Эдеме, Саде Божьем, в горнем Иерусалиме,
И если оскорблён ты, да прости нас и не помышляй о мести!»

Рекла Небесная Семья, ступая вслед за Альбионом,
Вот их Виденье предо мной над ласковой долиной!

И Лондон — величавое Людское чудо Бога — возглашает:
30«Вернись, о Альбион, вернись! Я всё тебе отдам:
Все улицы свои, все Мысли, всё Воображенье.
Восстань о, Альбион, восстань! Давай восстанем вместе!
Отдам тебе Дома и Жителей своих, и всю Любовь,
И чад Идей моих бегущих по сосудам кровеносным —
35Чад прорастающих из жил, что в тёмных снах Беулы
Проводят жизнь, покуда по сосудам кровь течёт,
Струясь меж Кузниц Лоса и меж Мельниц Сатанинских.
Я Альбиону с Иерусалим всего себя отдам,
А также братья все мои себя отдать готовы!»

40Рек Лондон, вечный Страж! Ему я в Ламбете внимал,
А в Фелфаме явилось мне Виденье Альбиона,
На Саут-Молтон-Стрит пишу я то, что видел, слышал
В краю Людей на Лондона открытых площадях.
Тебя я вижу, Отчий Край, в сияньи величавом,
45Вот Верулам, Кентербери — почтенные Отцы
В нарядах золотых. И каждый город — Человек
И Пращур наш, как и Река, Гора — любой предмет
Такой же Человек — возвышенный, могучий!
У каждого в груди Вселенная растёт, как крылья
50Что обнимают целый космос — наш Шатёр Вселенский.
Вот Йорк с короной доброты, вот стойкий Эдинбург
В одеждах мужества, что сшита из бессмертья тканей
В Эдемских ткальнях, сотканных из смерти храбрецов,
Погибших на Голгофе — Жертв карающего Правосудья.
55Врата из дорогих камней и золота есть в Альбионе,
Лишь Эманации их видят и никто другой;
Врата пересекают Оксфорд-стрит, и тени многих
Погибших на Земле сквозь них проходят от Гайд-Парка
До Тайберна. И обнаружить их не смогут никогда…


His face and bosom with petrific hardness, and his hands
And feet, lest any should enter his bosom & embrace
His hidden heart; his Emanation wept & trembled within him:
Uttering not his jealousy, but hiding it as with
5Iron and steel, dark and opake, with clouds & tempests brooding:
His strong limbs shudderd upon his mountains high and dark.

Turning from Universal Love petrific as he went,
His cold against the warmth of Eden rag'd with loud
Thunders of deadly war (the fever of the human soul)
10Fires and clouds of rolling smoke! but mild the Saviour follow'd him,

Displaying the Eternal Vision! the Divine Similitude!
In loves and tears of brothers, sisters, sons, fathers, and friends
Which if Man ceases to behold, he ceases to exist:

Saying. Albion! Our wars are wars of life, & wounds of love,
15With intellectual spears, & long winged arrows of thought:
Mutual in one anothers love and wrath all renewing
We live as One Man; for contracting our infinite senses
We behold multitude; or expanding: we behold as one,
As One Man all the Universal Family; and that One Man
20We call Jesus the Christ: and he in us, and we in him,
Live in perfect harmony in Eden the land of life,
Giving, recieving, and forgiving each others trespasses.
He is the Good shepherd, he is the Lord and master:
He is the Shepherd of Albion, he is all in all,
25In Eden: in the garden of God: and in heavenly Jerusalem.
If we have offended, forgive us, take not vengeance against us.

Thus speaking; the Divine Family follow Albion:
I see them in the Vision of God upon my pleasant valleys.

I behold London; a Human awful wonder of God!
30He says: Return, Albion, return! I give myself for thee:
My Streets are my, Ideas of Imagination.
Awake Albion, awake! and let us awake up together.
My Houses are Thoughts: my Inhabitants; Affections,
The children of my thoughts, walking within my blood-vessels,
35Shut from my nervous form which sleeps upon the verge of Beulah
In dreams of darkness, while my vegetating blood in veiny pipes,
Rolls dreadful thro' the Furnaces of Los, and the Mills of Satan.
For Albions sake, and for Jerusalem thy Emanation
I give myself, and these my brethren give themselves for Albion.

40So spoke London, immortal Guardian! I heard in Lambeths shades:
In Felpham I heard and saw the Visions of Albion
I write in South Molton Street, what I both see and hear
In regions of Humanity, in Londons opening streets.

I see thee awful Parent Land in light, behold I see!
45Verulam! Canterbury! venerable parent of men,
Generous immortal Guardian golden clad! for Cities
Are Men, fathers of multitudes, and Rivers & Mount[a]ins
Are also Men; every thing is Human, mighty! sublime!
In every bosom a Universe expands, as wings
50Let down at will around, and call'd the Universal Tent.
York, crown'd with loving kindness. Edinburgh, cloth'd
With fortitude as with a garment of immortal texture
Woven in looms of Eden, in spiritual deaths of mighty men

Who give themselves, in Golgotha, Victims to Justice; where
55There is in Albion a Gate of precious stones and gold
Seen only by Emanations, by vegetations viewless,
Bending across the road of Oxford Street; it from Hyde Park
To Tyburns deathful shades, admits the wandering souls
Of multitudes who die from Earth: this Gate cannot be found




Примечания

40. Блейк жил в Ламбете до 1800 года, где он сочинил несколько поэм, названных им пророческими. 41. В Фелфаме, на берегу Ла-Манша Блейк жил с 1800 по 1803 год. 42. В доме на Саут-Молтон-Стрит Блейк поселился, вернувшись из Фелфама в 1803 году. 45, 51. Верулам (ныне Сент-Олбанс), Кентербери и Йорк - три важных кафедральных города Англии. 51. Эдинбург в 1793-4 был местом судилища для английских радикалов, 59. Тайберн в Лондоне (ныне Марбл-Арч) с давних времён был местом казни осуждённых.


Ссылки

© Д. Смирнов-Садовский. Перевод. Комментарии.


Info icon.png Это произведение опубликовано на Wikilivres.ru под лицензией Creative Commons  CC BY.svg CC NC.svg CC ND.svg и может быть воспроизведено при условии указания авторства и его некоммерческого использования без права создавать производные произведения на его основе.