Восьмистишия II (Туроверов)

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску
Восьмистишия II (1929—39)
автор Николай Николаевич Туроверов (1899—1972)
Другие страницы с таким же названием 

A8.jpg
Восьмистишия



Лемнос 2. В полдневный час у пристани, когда

В полдневный час у пристани, когда
Струился зной от камня и железа,
Грузили мы баржу под взглядом сенгалеза
И отражала нас стеклянная вода.
Мы смутно помним прошлые года,
Неся по сходням соль, в чувалах хлеб и мыло.
В один недавний сон слилося всё, что было
И всё, что не было, быть может, никогда.


Лемнос 3. Прорезал облака уже последний луч

Прорезал облака уже последний луч.
Дохнуло море солью сыровато
И краски расцвели внезапно и богато
На склонах смугло-желтоватых круч.
Минувшего нашел заветный ключ, —
Знаком залив, знакома эта влага:
Мне в детстве снился зной архипелага
И этот мыс на фоне сизых туч.

1921


Албанские стихи 2. Я скрылся от дождя, от ночи и от бури

Я скрылся от дождя, от ночи и от бури
 В пастушьем шалаше. Пастух был нелюдим;
Но он мне место дал у очага на шкуре
 И круглый хлеб, надъеденный самим.
В горах случайны и безмолвны встречи.
Что он мне мог сказать, что мог ответить я,
Когда нас крепче слов сближает мех овечий
 И скудное тепло дымящего огня.

1923

ПАРИЖСКАЯ ВЕСНА


Парижская весна 1. Всё тот же Лувр и то же Тюльери

Всё тот же Лувр и то же Тюльери, —
Просторные, пустынные аллеи;
В воде бассейна медленные змеи
 Весенней догорающей зари.
И в окнах тот же рыжеватый свет —
Вечерний слиток золота и меди,
И на закат всё так же прямо едет
 Со шпагою упрямый Лафайет.


Парижская весна 2. О неземной невероятной неге

О неземной невероятной неге
 Возвышенного бытия
 Строфой классических элегий
 Звенит фонтанная струя.
И сыпет золотом богато
 Заката щедрая рука,
Загнув над крышею сената
 Торжественные облака.


Парижская весна 3. Прохожих редких чёток шаг

Прохожих редких чёток шаг.
Длиннее тени на газоне;
Ты ждёшь, когда фонарь уронит
 В канал серебряный зигзаг.
Как передать в простых речах
 И этот вечер вешне-мглистый
 И этот блеск, сухой и чистый,
В твоих восторженных очах.

1925


Над весенней водой, над затонами

Над весенней водой, над затонами,
Над простором казачьей земли,
Точно войско Донское, — колоннами
Пролетали вчера журавли.
Пролетая печально курлыкали,
Был далёк их подоблачный шлях.
Горемыками горе размыкали
Казаки в чужедальних краях.

1938


Осыпается сад золотой

Осыпается сад золотой,
Затуманился день голубой,
За окном твоим чёрную ель
Замела золотая метель.
Ты все смотришь на листьев полёт,
Ты все веришь, что сын твой прийдёт,
Возвратится из странствий — и вот
У твоих постучится ворот.

1938


Откуда этот непонятный страх

Откуда этот непонятный страх
В твоих прекрасно сделанных стихах,
И эта вечная трагическая твердь,
И, вечно с ней рифмуемая, смерть,
И этих ангелов испуганный полет,
И это сердце хладное, как лёд? —
Иль не пришла ещё твоя пора
И продолжается унылая игра.

1938


Погост 3. Нет, — никто ещё так не любил

Нет, — никто ещё так не любил,
Никому ещё так не казалась
Жизнерадостна зелень могил,
Мимолётна земная усталость.
Ты вернулась опять, и опять
Засияла звезда у предела.
Я не знаю куда мне девать
Это счастье и что мне с ним делать.

1939


Подмастерья. «И бумага, и медные доски…»


И бумага, и медные доски,
И перо, и тяжёлый резец,
И, подвластный тебе, его плоский,
Косо срезанный острый конец...
Подмастерья мы оба! Но счастья
Мастерства ожидали не раз,
И Господь, снисходительный Мастер,
Может быть, и посмотрит на нас.

1939




Info icon.png Данное произведение является собственностью своего правообладателя и представлено здесь исключительно в ознакомительных целях. Если правообладатель не согласен с публикацией, она будет удалена по первому требованию. / This work belongs to its legal owner and presented here for informational purposes only. If the owner does not agree with the publication, it will be removed upon request.