Вала, или Четыре Зоа/70a

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску
Вала, или Четыре Зоа/70a (Ночь 6, с. 70a) — Vala, or The Four Zoas/70a (Night 6, p. 70a)
автор Уильям Блейк (1757—1827), пер. ДС
Язык оригинала: английский. Название в оригинале: Vala, or The Four Zoas. — Источник: The Complete Poetry & Prose of William Blake by William Blake. Edited by David V. Erdman
Википроекты:  Wikipedia-logo.png Википедия 


Ночь 1Ночь 2Ночь 3Ночь 4Ночь 5Ночь 6Ночь 7Ночь 8Ночь 9

Bb209.1.70.ms.300.jpg


[С. 70 Первая часть (VI 83-130)]


Лос, размышляющий во тьме, как и Уризен с шаром из огня,
Бредущий через скорбный смерти мир, и заполняющий
Слезами, стонами страницы книг своих из меди и железа,
Не видел в Безднах тех чудес, что были радостью его когда-то.

5 Ибо Уризен видел ужасы той Бездны, по которой шёл,
И тех увечных духов, бывших чадами его и Лувы,
Трепещущих от звука вздоха своего, что сотрясает небо,
Несущих в сердце солнце и печальную луну,
Вселенную и все созвездья — в голове, всю скорбь зимы
10 И землю — под подошвами своими, а вкруг чресел —
Потоки вод, и ветер, тучи, молнии, чумные язвы,
Что за пределами их чувств, не проникали в них.

Сквозь боль, мучения
пройди
Чтоб наступил покой
в твоей груди.[1]

Как дерево не знает что там за корой и листьями его,
И всё ж пьёт радость летнюю, боится зимних бурь,
15 Так в мире бренности никто не знает спутников своих,
Но разделяет с ними беды, тяготы, несчастья,
Страданья, боль, конувульсии душевных мук.

[Уже не так закрыт был Света Князь, бредущий мрачно
Среди увечных духов, бывших чадами его и Лувы,
Ибо Уризен видел ужасы той Бездны, по которой шёл:][2]
  
Картины страшных казней в огненных подвалах,
В оковах раскалённых и в коронах полных змей,
20 Чудовища им стягивают грудь иль опускают в серу,
Растягивают дыбой, колесуют. Женщины идут рядами,
Среди обугленных останков на песке, вот сотня их
Вот пятьдесят, вот тысяча, и вспышки молний ставят каждой
Клеймо на плечи. Громом прогремев, Князь Света взмыл
25 Над пустошью пылающей, и пустошь миновав,
Погряз в дыму, где задыхалась безразличная толпа.
Уризен шаг ускорил и, усталый, на скалу взабравшись,
Привал устроил. Там, бродя, он видел камнетёсов,
Измученных трудом и запертых в темницах горных.

30 Вступая в огненные города, в стальные замки,
Он видел тигров, львов и потерявших человечность
Людей, подобных змеям и червям, что ползали на брюхе
По плесени и оставляли слизь, идти ему мешая,
Весь путь от пропасти до пропасти собой заполнив,
35 Ребристые, чешуйчатые, в панцирях железных, медных
Иль золотых, сверканьем раздражавшим взор до боли —
Одни подобны огненным столпам, другие — водяным,
Растягиваясь в полный рост, иль собираясь в шар.
Его слова для них звучали как бессвязный грохот, —
40 Тугие на ухо, полуслепые и с забитыми ноздрями,
Они его не понимали. Тщетно вопрошал он,
То ласково, то гневно — не было ответа, каждый выл
В тисках у муки собственной, не слыша слов его.
И часто он слезами обливался, зная, эти твари —
45 Его увечные сыны среди его разрушенного мира.
 

70 First Portion (VI 83-130)]


Los brooded on the darkness. nor saw Urizen with a Globe of fire
Lighting his dismal journey thro the pathless world of death
Writing in bitter tears & groans in books of iron & brass
The enormous wonders of the Abysses once his brightest joy

5 For Urizen beheld the terrors of the Abyss wandring among
The ruind spirits once his children & the children of Luvah
Scard at the sound of their own sigh that seems to shake the immense
They wander Moping in their heart a Sun a Dreary moon
A Universe of fiery constellations in their brain
10 An Earth of wintry woe beneath their feet & round their loins
Waters or winds or clouds or brooding lightnings & pestilential plagues
Beyond the bounds of their own self their senses cannot penetrate

Till thou dost injure
the distrest
Thou shalt never have peace
within thy breast[3]

As the tree knows not what is outside of its leaves & bark
And yet it drinks the summer joy & fears the winter sorrow
15 So in the regions of the grave none knows his dark compeer
Tho he partakes of his dire woes & mutual returns the pang
The throb the dolor the convulsion in soul sickening woes[.]

[Not so closd up the Prince of Light now darkend wandring among
The Ruind Spirits once his Children & the Children of Luvah
<For> Urizen beheld the terrors of the Abyss wandring among][4]

The horrid shapes & sights of torment in burning dungeons & in
Fetters of red hot iron some with crowns of serpents & some
20 With monsters girding round their bosoms, Some lying on beds of sulphur
On racks & wheels he beheld women marching oer burning wastes
Of Sand in bands of hundreds & of fifties & of thousands strucken with
Lightnings which blazed after them upon their shoulders in their march
In successive vollies with loud thunders swift flew the King of Light
25 Over the burning desarts Then the desarts passd. involvd in clouds
Of smoke with myriads moping in the stifling vapours. Swift
Flew the King tho flagd his powers labring. till over rocks
And Mountains faint weary he wanderd. where multitudes were shut
Up in the solid mountains & in rocks which heaved with their torments

30 Then came he among fiery cities & castles built of burning steel
Then he beheld the forms of tygers & of Lions dishumanizd men
Many in serpents & in worms stretchd out enormous length
Over the sullen mould & slimy tracks obstruct his way
Drawn out from deep to deep woven by ribbd
35 And scaled monsters or armd in iron shell or shell of brass
Or gold a glittering torment shining & hissing in eternal pain
Some [?as] columns of fire or [&] of water sometimes stretchd out in heighth[5]
Sometimes in length[6] sometimes englobing wandering in vain seeking for ease
His voice to them was but an inarticulate thunder[,] for their Ears
40 Were heavy & dull[,] & thei eyes & nostrils closed up
Oft he stood by a howling victim Questioning in words
Soothing or Furious[;] no one answerd[;] every one wrapd up
In his own sorrow howld regardless of his words, nor voice
Of sweet response could he obtain[,] tho oft assayd with tears[.]
45 He knew they were his Children ruind in his ruind world[.]


Он видел ... потерявших человечность
Людей, подобных змеям и червям, что ползали на брюхе
По плесени и оставляли слизь, идти ему мешая,
Весь путь от пропасти до пропасти собой заполнив,
35 Ребристые, чешуйчатые, в панцирях железных, медных
Иль золотых, сверканьем раздражавшим взор до боли...


he beheld ... dishumanizd men
Many in serpents & in worms stretchd out enormous length
Over the sullen mould & slimy tracks obstruct his way
Drawn out from deep to deep woven by ribbd
35 And scaled monsters or armd in iron shell or shell of brass
Or gold a glittering torment shining & hissing in eternal pain...

Примечания

  1. Четыре строки добавлены карандашом на полях без указания точного их места в тексте.
  2. Эти три строки [в квадратных скобках], частично повторяющие строки 5-6, были зачёркнуты.
  3. The four lines added in the margin, not marked for entry.
  4. These 3 lines [in square brackets], partly repeating lines 5-6, were deleted.
  5. heighth (=height) instead of length (del.)
  6. length instead of breadth (del.)

[С. 70 Первая часть (VI 83-130)]

8-11. Несущих в сердце солнце и печальную луну... — и далее, так Блейк описывает внутреннюю жизнь этих духов или призраков. т. е.: «томясь сердцем от страшных солнца и луны, топчась умом по далеким светилам, имея под ступнями жесткую холодную землю, и, наконец, поднимая вихрь своими чреслами — каждый заключает это все в себе, и это не выходит наружу, не может выйти» (Санна Юнг).
10-17. Сквозь боль, мучения / пройди... — стихи на полях (см. также сноску внизу страницы), вероятно, не являются частью основного текста, но представляют собой авторский комментарий к нему, как бы говоря: «Ты должен сказать правду, даже если это ранит того, кто слушает тебя» (Стивенсон, 373).
31-45. Внизу страницы изображено чудовище с раскрытой пастью, похожее на крокодила с человеческими конечностями.