А8/Иосиф Александрович Бродский

Материал из Wikilivres.ru
< А8
Перейти к навигацииПерейти к поиску
Антология восьмистиший/Современная поэзия
Иосиф Александрович Бродский (1940—1996)

A8.jpg
Иосиф Александрович Бродский, читающий лекцию в Мичиганском университете, США, 1973.


…Мой голос, торопливый и неясный,
тебя встревожит горечью напрасной,
и над моей ухмылкою усталой
ты склонишься с печалью запоздалой,
и, может быть, забыв про всё на свете,
в иной стране — прости! — в ином столетьи
ты имя вдруг моё шепнешь беззлобно,
и я в могиле торопливо вздрогну.

23 января 1962

Легко заметить, что поэт Иосиф Александрович Бродский тяготел к формам более пространным, чем восьмистишие. Восьмистишие интересовало его, скорее, в качестве «кирпичика» для построения цикла или развёрнутого стихотворения — сюда относятся «Лирика» (1959), «Рождественский романс» (1961), «В темноте у окна» (1961), «Другу-стихотворцу» (1963), "Einem alten Architekten in Rom" (1964), «Зимняя почта» (1964), «Речь о пролитом молоке» (1967), «Строфы» (1968), «Письма Римскому другу» (1972), «Строфы» (1978), «Венецианские строфы I» и «Венецианские строфы II» (1982), «Сидя в тени» (1983), «В горах» (1984), «На выставке Карла Вейлинка» (1984) «Архитектура» (1993), «Посвящается Чехову» (1993) и «так далее, и так далее», как он любил говорить. И, хотя жанр миниатюры нетипичен и как-то даже странен для Бродского, всё же и у него можно сыскать пару дюжин афористичных и блестяще отточенных восьмистиший. Выше приведено, вероятно, самое раннее из них: «…Мой голос, торопливый и неясный…», датированное 23 января 1962 — элегическое обращение к читателю, где-нибудь «в иной стране» или «в ином столетьи», похожее на «послание в бутылке», которому Мандельштам упододобил стихи Боратынского... Стихотворение это — прекрасный эпиграф ко всему творчеству поэта. И вот, спустя 32 года, Бродский пишет своё последнее восьмистишие:


Захолустная бухта; каких-нибудь двадцать мачт.
Сушатся сети — родственницы простыней.
Закат; старики в кафе смотрят футбольный матч.
Синий залив пытается стать синей.

Чайка когтит горизонт, пока он не затвердел.
После восьми набережная пуста.
Синева вторгается в тот предел,
за которым вспыхивает звезда.

1994

Острым аналитическим взглядом художника, автор всматривается вдаль, описывая зигзаг от захолустной бухты с её мачтами и простынями развешанных сетей, замечает стариков в кафе, скучающих у телевизора, чайку, когтящую горизонт — взгляд его поднимается всё выше к тому пределу, «за которым вспыхивает звезда», и останавливается там. Прощание с этим миром, поэзией, читателями, самим собой — достойный эпилог жизни и творчества поэта.

См. также:

  1. «…Мой голос, торопливый и неясный…», 23 января 1962
  2. «Два всадника скачут в пространстве ночном…», 7 — 9 июня 1962
  3. Отрывок («На вас не поднимается рука…»), 14 августа 1962
  4. Утренняя почта для А. А. Ахматовой из города Сестрорецка («В кустах Финляндии бессмертной…»), 1962
  5. «Блестит залив, и ветр несёт…», 24 июня 1963
  6. «Ветер оставил лес…», январь 1964
  7. Инструкция заключенному («В одиночке при ходьбе плечо…»), 14 февраля 1964, тюрьма
  8. <А. А. А.> («В феврале далеко до весны»), 15 февраля 1964
  9. «Нет, Филомела, прости…», февраль 1964, Таруса
  10. «Звезда блестит, но ты далека…», май 1964
  11. «Отскакивает мгла…», июнь — август 1964
  12. K. Z. («Отскакивает мгла…»), ноябрь — декабрь 1964
  13. «Оставив простодушного скупца…», ноябрь — декабрь 1964
  14. «Сокол ясный, головы…», ноябрь — декабрь 1964
  15. Новые стансы к Августе. I. «Во вторник начался сентябрь…», 1964
  16. Ex ponto («Тебе, чьи миловидные черты…»), до 1 мая 1965
  17. Июль. Сенокос («Всю ночь бесшумно, на один вершок…»), июль 1965
  18. «Пустые, перевернутые лодки…», 1965, Норенская
  19. Морские манёвры («Атака птеродактилей на стадо…»), июнь 1967, Севастополь
  20. Строфы. I «На прощанье — ни звука…», 1968
  21. Строфы. II «Кто бы ни был виновен…», 1968
  22. Строфы. III «Как подзол раздирает…», 1968
  23. Строфы. IV «Чем тесней единенье…», 1968
  24. Строфы. V «Наполняйся же хмелем…», 1968
  25. Строфы. VI «Нет деленья на чуждых…», 1968
  26. Строфы. VII «Распадаются домы…», 1968
  27. Строфы. VIII «Невозможность свиданья…», 1968
  28. Строфы. IX «Только то и тревожит…», 1968
  29. Строфы. X «Что ж без пользы неволишь…», 1968
  30. Строфы. XI «И, чтоб гончим не выдал…», 1968
  31. «…и Тебя в Вифлеемской вечерней толпе…», 1969—1970(?)
  32. 6. Palangen («Только море способно взглянуть в лицо…»), 1971
  33. 7. Dominikanaj («Сверни с проезжей части в полу-…»), 1971
  34. «С красавицей налаживая связь…», 1972(?)
  35. Строфы. I «Наподобье стакана…», 1978
  36. Строфы. II «Вечером, дорогая…», 1978
  37. Строфы. III «Дорогая, что толку…», 1978
  38. Строфы. IV «Всё, что мы звали личным…», 1978
  39. Строфы. V «Ах, чем меньше поверхность…», 1978
  40. Строфы. VI «Только пространство ко́рысть…», 1978
  41. Строфы. VII «Так же действует плотность…», 1978
  42. Строфы. VIII «Чем безнадежней, тем как-то…», 1978
  43. Строфы. IX «Жизнь есть товар на вынос…», 1978
  44. Строфы. X «Жухлая незабудка…», 1978
  45. Строфы. XI «Дорогая, несчастных…», 1978
  46. Строфы. XII «Право, чем гуще россыпь…», 1978
  47. Строфы. XIII «Ты не услышишь ответа…», 1978
  48. Строфы. XIV «Бедность сих строк — от жажды…», 1978
  49. Строфы. XV «С той дурной карусели…», 1978
  50. Строфы. XVI «Так барашка на вертел…», 1978
  51. Строфы. XVII «Дорогая, мы квиты…», 1978
  52. Строфы. XVIII «Ах, за щедрость пророчеств…», 1978
  53. Строфы. XIX «Эти вещи сольются…», 1978
  54. Строфы. XX «Вынь, дружок, из кивота…», 1978
  55. Строфы. XXI «Неуместней, чем ящер…», 1978
  56. Строфы. XXIIa «Все кончается скукой…», 1978
  57. Строфы. XXII «Эти строчки по сути…», 1978
  58. Строфы. XXIII «Так мы лампочку тушим…», 1978
  59. Строфы. XXIV «Вот конец перспективы…», 1978
  60. Строфы. XXV «Около океана…», 1978
  61. Строфы. XXVI «Облокотясь на локоть…», 1978
  62. «Ты — ветер, дружок. Я — твой…», <1983>
  63. Остров Прочида («Захолустная бухта; каких-нибудь двадцать мачт…»), 1994


Iosif Brodsky signature.jpg



© Д. Смирнов-Садовский. Составление. Комментарии. Дизайн.