А8/Велимир Хлебников

Материал из Wikilivres.ru
< А8
Перейти к навигацииПерейти к поиску
Антология восьмистиший/Сто восьмистиший ста поэтов
83. Велимир Хлебников (1885—1922)
Велимир Хлебников
(наст. имя. — Виктор Владимирович).
Фото 1908 года


* * *


Времыши-камыши
На озера береге,
Где каменья временем,
Где время каменьем.
На берега озере
Времыши, камыши,
На озера береге
Священно шумящие.


1908

Это восьмистишие Велимира Хлебникова было впервые опубликовано в сборнике «Требник троих», М., 1913, в составе 25 стихотворений Хлебникова, под одной обложкой со стихами Маяковского и двух Бурлюков (Николая и Давида). Представляя собой некий ритуал-заклинание, стихотворение это невероятно музыкально по своему звучанию, из-за ассонансов, аллитераций, внутренних перекличек, повторов, перестановок слов, замысловатой, но чёткой структуры. И священно-шумящие времыши-камыши из простого, казалось бы, пейзажа, вида природы, вдруг на глазах превращаются символ всего бренного человечества на берегу покрытого каменьями времени озера Вечности...

«Времыши» — это словообразование, конечно, принадлежит Хлебникову, как и многие другие прочно вошедшие теперь в общественный лексикон. Здесь хочется привести ещё два восьмистишия из поздней незавершённой поэмы Хлебникова «Зангези» (1920—22). Оба стихотворения — диалог богов. Понятно, что небожители разговаривают не на русском или каком-либо ином человеческом языке. Поэтому Хлебников разрабатывает и предлагает читателю свою версию такого «божественного» языка (курсивом в стихах выделены ударения):

Ответ (боги)

На-на-на!
Эчи, учи, очи!
Кези, нези, дзигага!
Низаризи озири.
Мэамура зиморо!
Пипс!
Мазачичи-чиморо!
Плянь!

...

Эрот

Эмчь, Амчь, Умчь!
Думчи, дамчи, домчи.
Макарако киочерк!
Цицилици цицици!
Кукарики кикику.
Ричи чичи ци-ци-ци.
Ольга, Эльга, Альга!
Пиц, пач, почь! Эхамчи!

Однако, вслушавшись, мы находим а этой «абракадабре» звуки подобные нашей человеческой речи, так же как на картинах абстракционистов вдруг обнаруживаем узнаваемые земные образы.

«В Хлебникове есть всё!» — восторженно восклицал Осип Эмильевич Мандельштам (по воспоминаниям Н. И. Харджиева) и в своих критических работах утверждал: «Хлебников возится со словами, как крот, между тем он прорыл в земле ходы для будущего на целое столетие». (Осип Мандельштам «О природе слова», 1920—1922)

Явление Хлебникова сразу было замечено его современниками и вызвало самое серьёзное к себе отношение: «Очень чувствуя корни слов, Виктор Хлебников намеренно пренебрегает флексиями, иногда отбрасывая их совсем, иногда изменяя до неузнаваемости. Он верит, что каждая гласная заключает в себе не только действие, но и его направление: таким образом, бык — тот, кто ударяет, бок — то, во что ударяют; бобр — то, за чем охотятся, бабр (тигр) — тот, кто охотится и т. д. Взяв корень слова и приставляя к нему произвольные флексии, он создаёт новые слова. Так, от корня «сме» он производит «смехачи», «смеево», «смеюнчики», «смеянствовать» и т. д. Он мечтает о простейшем языке из одних предлогов, которые указывают направление движения. Как поэт, Виктор Хлебников заклинательно любит природу. Он никогда не доволен тем, что есть. Его олень превращается в плотоядного зверя, он видит, как на «верниссаже» оживают мёртвые птицы на шляпах дам, как с людей спадают одежды и превращаются — шерстяные в овец, льняные в голубые цветочки льна. Он любит и умеет говорить о давнопрошедших временах, пользоваться их образами. <...> И в ритмах, и в путанице синтаксиса так и видишь испуганного дикаря, слышишь его взволнованные речи… Несколько наивный шовинизм дал много ценного поэзии Хлебникова. Он ощущает Россию, как азиатскую страну (хотя и не приглашает её учиться мудрости у татар), утверждает её самобытность и борется с европейскими веяниями. Многие его строки кажутся обрывками какого-то большого, никогда не написанного эпоса <...> В общем В. Хлебников нашёл свой путь и, идя по нему, он может сделаться поэтом значительным... (Николай Гумилёв: Статьи и заметки о русской поэзии. Статья из журнала «Аполлон», 1914, № 1—2)

Теперь без Хлебникова невозможно предствить себе русскую поэзию, и многие его поэтические открытия ещё до конца освоены, их осмысление — дело будущего. Вот мнение, высказанное в конце XX века: «Хлебников... оставил много случайных экспериментов в самых разных областях стиха, но наиболее значителен был опыт микрополиметрии, смешанных метров и свободного стиха. Все стиховые эксперименты связаны с его сложной художественной философией языка и времени». (Михаил Гаспаров: «Русские стихи 1890-х-1925-го годов в комментариях» Москва: Высшая школа, 1993.)

См. также:

  1. «Россия забыла напитки…», Начало 1908 мира рок, опубл. 1913
  2. «Времыши-камыши…», 1908, опубл. 1913
  3. «Облакини плыли и рыдали…», Март 1908
  4. «Стенал я, любил я, своей называл…», 1908, опубл. 1928
  5. «На острове Эзеле…», опубл. 1912
  6. «Чудовище — жилец вершин…», <1908—09>, опубл. 1913
  7. «Трепетва», опубл. 1913
  8. «С журчанием, свистом…», 1908—13, опубл. 1913
  9. «Слоны бились бивнями так…», 1910—11, опубл. 1933
  10. Ирония встреч («Ты высокомерно улыбнулась…»), 1912, опубл. 1940
  11. «Я победил: теперь вести...», Лето 1912, опубл. 1940
  12. Числа («Я всматриваюсь в вас, о, числа…»), <1912>, опубл. 1913
  13. Песнь смущённого («На полотне из камней…»), Конец 1913, опубл. 1930
  14. «Ни хрупкие тени Японии…», <1915>, опубл. 1916
  15. «Весны пословицы и скороговорки…», Весна 1919, опубл. 1919
  16. «Люди! Над нашим окном…», 1921, опубл. 1923
  17. И и Э. Повесть каменного века. 5. «Помята трава…», 1911—1912, опубл. 1913
  18. И и Э. Повесть каменного века. 16. «Мы здесь идём. Устали ноги…», 1911—1912, опубл. 1913
  19. И и Э. Повесть каменного века. 19. «О, юноши, крепче держите…», 1911—1912, опубл. 1913
  20. И и Э. Повесть каменного века. 20. «Вот юный и дева…», 1911—1912, опубл. 1913
  21. И и Э. Повесть каменного века. 21. «Но спускается Дева…», 1911—1912, опубл. 1913
  22. И и Э. Повесть каменного века. 22. «Померкли все пути…», 1911—1912, опубл. 1913
  23. Голос из сада («За мной, знамёна поцелуя...») фрагмент из поэмы «Любовь приходит страшным смерчем…», 1911—12, опубл. 1933
  24. Война в мышеловке. ‹3›. «Малявина красивицы, в венке цветов Коровина…», 1915—1919—1922, опубл. 1928
  25. Война в мышеловке. ‹13›. «И люди спешно моют души в прачешной…», 1915—1919—1922, опубл. 1928
  26. «Косматый лев, с глазами вашего знакомого…», фрагмент из поэмы Тиран без Тэ, конец 1921, 1922, опубл. 1932
Vladimir Burliuk Khlebnikov.jpg


© Д. Смирнов-Садовский. Составление. Комментарии. Дизайн.