Эрфуртовщина в 1859 году (Маркс)

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Эрфуртовщина в 1859 году
автор Карл Маркс, переводчик неизвестен
Язык оригинала: английский. — Дата создания: 9 июля 1859 г., опубл.: 9 июля 1859 г..


Реакция выполняет программу революции. Это кажущееся противоречие объясняет силу наполеонизма, который еще до сих пор выступает в роли душеприказчика революции 1789г, оно же объясняет успех шварценберговской политики в Австрии, которая сконцентрировала расплывчатые мечты 1848г о единстве, придав им ясную и положительную форму, и это же кажущееся противоречие придает силу призраку парламентской реформы Германского союза, который по милости Пруссии бродит сейчас по Малой Германии и исполняет вместе с гражданами Якобом Венедеем и Цайсом причудливый танец теней на могилах революции 1848 года. Правда, эта программа революции в руках реакции превращается в сатиру на соответствующие революционные стремления и становится, таким образом, самым смертоносным оружием в руках непримиримого врага. Ведь реакция выполняет требования революции таким же образом, как Луи Бонапарт выполняет требования итальянской национальной партии. Трагикомичным в этом процессе является то, что несчастные грешники, которые должны быть повешены из-за собственного пустословия и глупостей, изо всех сил кричат «браво!» и, в то время как палач уже затягивает у них на шее петлю, приветствуют свою собственную казнь бурными рукоплесканиями.

Подобно тому, как в 1848г известные мартовские требования, которые были сформулированы партией, именовавшейся тогда «революционной», и распространение которых было организовано очень ловко, обошли все ландтаги, все шумные, мятежные сборища, — так совершает ныне свое триумфальное шествие по Центральной и Южной Германии некое «Заявление», которое, по-видимому, является исходящим от регента mot d'ordre {лозунгом} для соответствующего его желаниям «народного движения» в пользу вооруженного посредничества. Эта инспирированная регентом программа, носящая весьма характерное название «нассауского заявления» {В оригинале игра слов: слово «nassauisch» — «нассауский» созвучно слову «Nassauer» — «блюдолиз», «прихлебатель»} потому, что она получила первое признание от нассауских отцов отечества, возглавляемых нашим старым знакомым господином Цайсом, провозглашает:


«Австрию нельзя оставлять без поддержки в настоящей войне, так как эта война может поставить под удар немецкие интересы. Напротив, Германия обязана» (призвана — сказал бы г-н фон Шлейниц) «потребовать от Австрии реформ, в частности обеспечение соответствующего современным требованиям порядка в Италии. Военное и политическое руководство в предстоящей борьбе должно быть возложено на Пруссию. Но предоставлением руководящего положения Пруссии постоянно ощущаемая потребность в сильном союзном правительстве не будет еще (!) удовлетворена; немецкому народу нельзя дольше отказывать в преобразовании немецкой центральной власти, с одной стороны, и в составлении, с другой стороны, конституции, которая должна получить свое завершение» (вершину — как любил выражаться г-н фон Гагерн) «в немецком народном представительстве».


Это нассауское заявление, именуемое также и «Декларацией», уже принято конституционными и демократическими нотаблями Дармштадта, Франкфурта, Вюртемберга, где оно было подписано в гармоническом беспорядке Ройшером, Шоттом, Фишером, Дювернуа, Циглером и др., принято и проповедуется теперь «либеральной» прессой Юго-Западной Германии, Франконии и Тюрингии, как чудотворное евангелие, предназначенное спасти Германию, стереть с лица земли Французскую империю, возвратить г-ну Венедею депутатское вознаграждение и придать г-ну Цайсу политический вес.


«Так вот кто в пуделе сидел» {Гёте. Фауст. Часть I, сцена 3, кабинет Фауста}.


Вот при помощи какой мелкой уловки, спекулируя на полном отупении впавших в детство имперских обывателей, защитники «прусского призвания» рассчитывают выманить у Союзного сейма столь рыцарски завоеванные и столь дорого оплаченные лавры Бронцелля! Мы должны признаться, что не испытываем особого почтения к героям «призвания», которые вместо того, чтобы публично надавать пощечин господам с Эшенгеймер-гассе, — а они охотно бы это сделали, но не решаются, — пытаются насолить им тем, что с почтительного расстояния науськивают на них гг. Шотта, Цайса и Ройшера. Если берлинская государственная мудрость не знает иного средства для «спасения Германии», кроме перекупки second hand наследства покойного г-на фон Радовица и его незадачливых {В оригинале игра слив: слово «selig» — «покойный», «unselig» — «незадачливый»} готцев, тогда пусть она смирится с любым положением и беспрекословно подчинится франко-русской диктатуре, так как она и понятия не имеет о серьезности борьбы, начатой кампанией за освобождение Италии.

Стало быть все еще имеются патриотические представительные учреждения, убожество которых находит достаточное выражение в «нассауском заявлении», учреждения, которые тешат себя иллюзией, что слабым подражанием имперской парламентской игре 1848г они смогут вызвать народное движение, достаточно сильное для того, чтобы вступить в борьбу с объединенным деспотизмом России и Франции; это доказывает лишь то, насколько был прав Г. Гейне, говоря, что


«истинное безумие столь же редко встречается, как и истинная мудрость».


Ведь безумие нассауских авторов насквозь поддельно, лживо и трусливо; это — шутовская маска, которую напялили на себя эти господа, чтобы сойти за невменяемых обитателей сумасшедшего дома, так как они в душе стыдятся своей плачевной нерешительности и бездеятельности и думают избежать ответственности, нищенски вымаливая общественное сочувствие.

«Преобразованная центральная власть с народным представительством» — какое великолепное оружие против взбесившегося бонапартизма и доведенного до отчаяния царизма, вынужденного на немецкой земле бороться за свое существование, которому угрожает опасность внутри собственной страны! Мне казалось, что в 1848 и 1849гг мы в достаточной мере вкусили и того и другого, чтобы понимать, что всякое народное движение, которое растрачивает свою революционную силу на разговоры о конституционном народном представительстве, обречено на гибель.

Написано К. Марксом около 9 июля 1859г

Печатается по тексту газеты

Напечатано в газете, «Das Volk» №10, 9 июля 1859г

Перевод с немецкого

Шаблон:PD-simple-translate