Хроника текущих событий/38/04

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Хроника текущих событий — выпуск 38/4


You are reading ХРОНИКА ТЕКУЩИХ СОБЫТИЙ, ВЫПУСК 37, 30 сентября 1975г.
previous file: XTC3803 this file: XTC3804 Next file: XTC3805


СУД В ТАЛЛИНЕ

С 21-го по 31-е октября 1975г. Верховный суд Эстонской ССР рассматривал в Таллине дело по обвинению Сергея СОЛДАТОВА, Калью МЯТТИКА, Матти КИЙРЕНДА, Артема ЮСКЕВИЧА и Арво ВАРАТО в "антисоветской агитации и пропаганде" (об их аресте и о ходе предварительного следствия рассказывала Хр.36).

Председательствовал на суде заместитель председателя Верховного суда ЭССР АФАНАСЬЕВ. Народные председатели: ВРАТЕЛС и ВЯЛИВЭЭР. Обвинитель - прокурор КЭСТЛЕР.

СОЛДАТОВ отказался от адвоката после ознакомления с делом. Свой отказ он мотивировал тем, что на данном процессе адвокат не может защищать мировоззрение подсудимого, не входя в противоречия с официальными требованиями, предъявляемыми советским адвокатам.

КИЙРЕНД в начале процесса заявил: адвокат - коммунист не подходит для защиты по такому делу, поэтому он сам будет осуществлять свою защиту . 27 октября отказался от адвоката МЯТТИК. 28 октября, за 15 минут до выступления своего защитника, отказался от его помощи и ЮСКЕВИЧ: "Я хочу быть наравне с другими". Подсудимого ВАРАТО защищал адвокат КОН.

Подсудимым инкриминировалось составление, размножение, распространение более сорока документов, в частности - "Программы эстонского демократического движения", "Программы Эстонского национального фронта", журналов" Эстонский демократ" и "Эстонский национальный голос" на эстонском языке, журналов "Демократ" и "Луч свободы" на русском языке, "Меморандума Генеральной ассамблее ООН", "Письма Генеральному Секретарю ООН К.ВАЛЬДХАЙМУ" (относительно двух последних документов в обвинительных заключениях сказано : "Домогаясь вмешательства ООН в дела СССР, ... в 1972г. принял участие в обсуждении, составлении, размножении и хранении с целью распространения "Меморандума..." и "Письма..."), "Тактических основ демократического движения в СССР", статьи "Русский колониализм в Эстонии", "Хроники текущих событий", книг Н.БЕРДЯЕВА "Истоки и смысл русского коммунизма", А.АМАЛЬРИКА "Просуществует ли Советский Союз до 1984 года?", М.ДЖИЛАСА "Новый класс", А.СОЛЖЕНИЦИНА "Архипелаг ГУЛаг", повести Н.АРЖАКА "Говорит Москва", чехословацкого манифеста 1968г., "Две тысячи слов" (в октябре 1970г. Калужский областной суд был вынужден исключить из обвинения Р.ПИМЕНОВА этот документ, после того как в ходе судебного следствия было доказано, что он распространялся в Советском Союзе официальными советскими организациями - Хр.16).

Все перечисленное было изъято при обысках. На обысках были также изъяты пять пишущих машинок и фотоаппарат (в протоколе обыска у СОЛДАТОВА значится лишь один изъятый предмет - пишущая машинка).

В начале процесса СОЛДАТОВ заявил отвод составу суда, так как судебная коллегия, состоящая из коммунистов, не может объективно судить демократов. Отвод был отклонен. МЯТТИК ходатайствовал о приглашении на суд наблюдателей из ООН: в деле есть документы, касающиеся этой организации. СОЛДАТОВ и ЮСКЕВИЧ поддержали это ходатайство. Суд отклонил его.

Перед началом судебного следствия МЯТТИК потребовал "разобрать дело по существу": провести анализ документов, чтобы установить, действительны ли в этих документах содержится клевета. Председательствующий отказался выполнить это требование, заявив, что компетентные органы уже составили свое заключение, а спорные вопросы могут быть урегулированы в ходе процесса. Тогда МЯТТИК отказался участвовать в судебном следствии, оставив за собой право на защитительную речь и последнее слово.

СОЛДАТОВ и КИЙРЕНД тоже отказались на суде от дачи показаний. КИЙРЕНД, кроме того, заявил, что отказывается от показаний, данных им на предварительном следствии (он тогда показал, что является автором проекта "Программы Эстонского демократического движения", и указал следствию место хранения своего проекта).

ВАРАТО признал себя полностью виновным в инкриминируемых деяниях. Как во время предварительного следствия, так и на суде он всячески помогал следствию.

Суд рассматривал показания 13 свидетелей. Четверо из них: П.ЯКИР, В.КРАСИН, КОСАРЕВ (Хр.11) и ТУТРЕМОВ - на суде не присутствовали. КОСАРЕВ и ТУТРЕМОВ телеграфировали, что они не могут явиться на суд по состоянию здоровья и подтверждают свои показания, данные на предварительном следствии. На суде фигурировали показания ЯКИРА - как прежние (1972-1973гг.), так и новые. Упоминались также имена ГАВРИЛОВА и ПАРАМОНОВА (Хр.11), БОЛОНКИНА и БАЛАКИРЕВА (Хр.30). СОЛДАТОВ ходатайствовал о вызове в суд ЯКИРА, ГАВРИЛОВА и ТУТРЕМОВА. В вызове ЯКИРА и ТУТРЕМОВА суд отказал, а о вызове ГАВРИЛОВА вообще забыл вынести решение.

Из девяти свидетелей, допрошенных в зале суда, двое отрицали распространение обвиняемыми каких-либо антисоветских материалов, один - признав факт передачи "документа", заявил, что не считает его антисоветским, трое - подтвердили отдельные факты передачи инкриминируемых документов, один (машинистка) - подтвердил размножение некоторых документов, указав, однако, что факты, о которых говорится в этих документах, правдивы. Одного свидетеля (ИООСТА) подсудимые охарактеризовали как лжесвидетеля и провокатора. Насчет девятого свидетеля ЮСКЕВИЧ еще в ходе предварительного следствия заявил ходатайство Прокурору ЭсССР о проведение психиатрической экспертизы. Ответа на это ходатайство ЮСКЕВИЧ не получил.

Во время предварительного следствия в Москве допрашивали по этому делу также А.АМАЛЬРИКА; он отказался отвечать на вопросы.

В обвинительной речи прокурор заявил, что деятельность подсудимых "на руку мировому империализму", что "так называемое демократическое движение в СССР инспирировано из-за границы" и что "первоначальная программа этого движения была составлена в ЦРУ в 1968 году". Перечислив инкриминируемые подсудимым "эпизоды", он заявил, что они доказаны изъятыми при обыске материалами, показаниями свидетелей, показаниями подсудимого ВАРАТО и признанием некоторых эпизодов подсудимыми КИЙРЕНДОМ и ЮСКЕВИЧЕМ. Прокурор потребовал для МЯТТИКА 7 лет лишения свободы и 3 года ссылки, для СОЛДАТОВА - 6 лет лишения свободы и 4 года ссылки, для КИЙРЕНДА - 5 лет лишения свободы, для ЮСКЕВИЧА - 4 года. Для ВАРАТО он просил условного осуждения на 3 года с пятилетним испытательным сроком.

В защитительной речи защитник подсудимого ВАРАТО просил смягчения наказания для своего подзащитного в связи с тем, что он единственный из всех подсудимых полностью признал свою вину, чистосердечно раскаялся и активно помогал следствию.

ЮСКЕВИЧ в своей защитительной речи опровергал большую часть инкриминируемых ему эпизодов. Признав некоторые эпизоды, он отметил, что это признание касается самих фактов, но не их содержания, ибо его действия в этих эпизодах находятся в полном соответствии с правами, гарантированными Конституцией СССР, а обвинение, наоборот, построено на чересчур вольном толковании Конституции. Статья 68 УК ЭсССР (ст.70 УК РСФСР) является, заявил он, антиконституционной. ЮСКЕВИЧ сказал, что он не считает себя участником и, тем более, руководителем какого-либо "движения" и что "демократом" он стал лишь с момента ареста. В конце речи ЮСКЕВИЧ отметил ненормальные условия содержания подследственных: грубость персонала, плохое питание, психологическое давление со стороны следователей.

КИЙРЕНД в своей речи заявил, что в основе деятельности эстонских демократов лежали Конституция СССР и Всеобщая декларация прав. Целью демократов было не свержение советской власти или клевета на нее, а устранение отдельных недостатков. Они хотели мирным путем бороться за демократические свободы. Он заявил также, что инкриминируемые материалы не считает ни антисоветскими, ни клеветническими и поэтому виновным себя в нарушении Уголовного кодекса не признает. КИЙРЕНД сказал, что большую часть показаний на предварительном следствии он дал под сильным психологическим давлением, которому не смог противостоять ввиду своего болезненного состояния. Эти показания не соответствуют действительности и он отказался от них на суде, но суд, несмотря на это, ссылается на них. КИЙРЕНД сказал также: "Считаю нужным указать на недостойное, если не сказать - подлое, поведение ВАРАТО. Приобретенная такой ценой свобода будет тяжким бременем и для него, и для его семьи".

МЯТТИК в своей защитительной речи заявил, что инкриминируемые материалы не являются клеветническими, поскольку все изложенные в ней факты взяты из советской прессы. Поэтому они не подпадают под статью 68 УК ЭсССР, и виновным он себя не признает. Как курьез, МЯТТИК отметил, что в обвинительном заключении клеветническим назван документ, в котором осуждается жестокость царского правительства в 1905 году.

СОЛДАТОВ сказал о себе, что он гуманист и верующий. Его деятельность была мирной борьбой за демократические свободы; она не была направлена против Советской власти. О недостатках, против которых он боролся, он пытался говорить и открыто: в мае 1974г. он написал письмо АНДРОПОВУ, но не получил ответа. Как русский, живущий в Эстонии, он сожалеет, что отношения между русским и эстонским народами "чем-то затемнены"; он считает, что исправление этих отношений зависит главным образом от русских, и своей деятельностью он пытался хоть в какой-то мере искупить вину русских. Виновным в уголовном преступлении Солдатов себя не признал.

В последнем слове ЮСКЕВИЧ заявил, что считает себя материалистом, убежденным марксистом-ленинцем, коммунистом. Всю жизнь он критиковал недостатки, и никогда это не называлось "антисоветской деятельностью". Он сказал, что их процесс политический и через 10-15 лет его так же будут стыдиться, как сейчас стыдятся процессов 30-х и 40-х годов. Он сказал: "Я жил обеспеченно и мог бы жить тихо, но этого мне не позволили мои убеждения. Меня сделали демократом 13 декабря 1974 года, я им никогда не был и после выхода из тюрьмы никогда не буду заниматься демократической деятельностью. Я хочу нянчить внуков и спокойно жить." Он сказал также, что виновным по уголовному делу считает себя частично и может смело и честно смотреть любому в глаза. В последнем слове, как и в защитительной речи, ЮСКЕВИЧ много цитировал Ленина.

КИЙРЕНД в последнем слове просил суд учесть, что единственной целью его и его товарищей было устранение недостатков в нашем обществе.

МЯТТИК в последнем слове пытался развить идею о том, что движущей силой является не столько пролетариат, сколько интеллигенция, а еще больше те люди, которые на протяжении веков боролись за свободу и права человека. Он сказал: "Диктаторские режимы - бедствие для человечества. Наводнения, землетрясения, чума не принесли человечеству столько вреда, сколько диктаторские режимы. Коммунисты не могут считать себя авангардом общества". МЯТТИК сказал, что нынешний суд своим существованием обязан тем инакомыслящим, которые во все времена самоотверженными усилиями двигали общественное развитие: "Если бы не было восстания Разина, других народных движений, революций, в том числе 1905-го и 1917гг., то нынешних судей, может быть, и сегодня выменивали бы на борзых щенков и скаковых лошадей." МЯТТИК заявил: "Одно то, что здесь судят эстонских демократов, доказывает, что их позиция вызывает к себе серьезное отношение". Он сказал, что всегда будет бороться за свободную и независимую Эстонию.

СОЛДАТОВ в последнем слове сказал: "Честный идеалист не может быть подрывным или вредным элементом. Я бы мог, как другие, сослаться на плохое здоровье и тяжести жизни, но это есть в деле и суд это знает. Я только прошу суд быть снисходительным к судьбе моих товарищей. Я всегда стремился к улучшению жизни, а не к подрыву ее".

ВАРАТО в последним слове выразил раскаяние, понимание, сожаление и признание. Он просил суд о легком наказании.

Суд приговорил МЯТТИКА и СОЛДАТОВА - к 6 годам, КИЙРЕНДА и ЮСКЕВИЧА -к 5 годам лагерей строгого режима. ВАРАТО суд определил меру наказания, которую просил прокурор. Суд вынес частное определение, в котором просил Прокуратуру возбудить уголовное дело против свидетеля ХЕЙНАСТО за отказ от дачи показаний.

Обвинительное заключение предъявляло также и ст.70 УК ЭсССР ("Организационная деятельность... , а равно участие в антисоветской организации"), но государственный обвинитель отказался от обвинения по этой статье. МЯТТИКУ инкриминировался один эпизод по ст.207 УК ЭССР ("Незаконное хранение оружия..."). Приговор по этой статье поглотился "основным" приговором.

Процесс был открытым, однако почти весь зал, как всегда, был заполнен специально приглашенными. Все же, кроме родственников, в зал пустили и некоторую часть просто желающих. Не разрешили войти в зал никому из преподавателей и студентов Таллинского политехнического института, где в разное время работали до ареста МЯТТИК и СОЛДАТОВ.

Все обвиняемые были подвергнуты судебно-психиатрической экспертизе. СОЛДАТОВ прошел даже две экспертизы: в Таллине, где его, как и 7 лет назад, признали невменяемым (Хр.11), и в Москве в Институте им. Сербского (Хр.36). МЯТТИКА тоже возили на экспертизу в Институт им. Сербского.

You are reading ХРОНИКА ТЕКУЩИХ СОБЫТИЙ, ВЫПУСК 37, 30 сентября 1975г.
previous file: XTC3803 this file: XTC3804 Next file: XTC3805