Хроника текущих событий/32/14

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Хроника текущих событий — выпуск 32/14


Неопубликованный Указ Президиума Верховного Совета СССР N3707-YIII от 25 дек. 1972 г.

«Хроника» N30 сообщала о применение этого Указа к нескольким гражданам. В течение января-июня 1974 г. на основании Указа объявлено предостережение еще ряду граждан: Анатолию МАРЧЕНКО (Таруса), Ирине КРИСТИ, Леонарду ТЕРНОВСКОМУ, Нине ЛИСОВСКОЙ, Владимиру РОКИТЯНСКОМУ, Людмиле АЛЕКСЕЕВОЙ, Татьяне ВЕЛИКАНОВОЙ, Татьяне БАЕВОЙ, Александру ВОРОНЕЛЮ, Анатолию КРАСНОВУ-ЛЕВИТИНУ, Леониду ТЫМЧУКУ (Одесса); по слухам также Р. ПИМЕНОВУ (КомиАССР); в своеобразной устной форме предостережение получил Виталий РУБИН.

Стало известно, что Указ N3707-YIII «Об объявлении предостережения как профилактической мере» помечен грифом «Публикации не подлежит». Некоторых граждан, подвергаемых этой мере, не познакомили даже с текстом Указа: Т. БАУВОЙ сказали, что его долго искать, А. ВОРОНЕЛЮ, наоборот, предложили, если он хочет, ознакомиться с текстом в любой юридической консультации, но при объявлении предостережения Указ не показали; И. КРИСТИ и Т. ВЕЛИКАНОВОЙ заявили, что Указ опубликован в Ведомостях Верховного Совета.

В самом предостережении перечисляются антиобщественные деяния предостерегаемого лица. Иногда это конкретные поступки: поездка на суд над Г. СУПЕРФИНОМ — у БАЕВОЙ; написание книги «Мои показания», ряда писем и заявлений — у А. МАРЧЕНКО; хранение нескольких документов, квалифицированных как криминальные, нарушение общественного порядка около здания, где судили К. ЛЮБАРСКОГО — у И. КРИСТИ; передача выпуска (или выпусков) «Хроники текущих событий» знакомым итальянцам — у В. РОКИТЯНСКОГО (сведения почерпнуты из показаний В. КРАСИНА); организация международного научного семинара «Приложения физики и математики к другим отраслям знания» — у А. ВОРОНЕЛЯ. Иногда антиобщественное деяния обозначено широкой формулой: И. КРИСТИ "была активным членом антисоветской группы «демократического движения»; и подобное же о Н. ЛИСОВСКОЙ, Л. ТЕРНОВСКОМ; Л. АЛЕКСЕЕВА предупреждается за «систематическое изготовление и распространение антисоветских произведений» — формулировка 70-ой статьи УК РСФСР.

В предостережению А. ВОРОНЕЛЮ обозначен номер статьи УК, которую он вот-вот нарушит: ст.74 — «Нарушение национального и расового равноправия».

Устно (без предъявления Указа и предостережения) предупреждая В. РУБИНА, человек, назвавшийся работником «государственных организаций», сообщил ему, что он будет привлечен к ответственности по ст.64 — «Измена родине» (В. РУБИН — член Программного комитета международного научного семинара, как и А. ВОРОНЕЛЬ).

Процедура, предшествующая объявлению предостережения, варьируется: одних призывают в КГБ повесткой (А. МАРЧЕНКО вызвали повесткой из Тарусы в Москву), других везут туда на машине в сопровождении сотрудников КГБ прямо с работы (Л. АЛЕКСЕЕВУ) или из дома (Т. БАЕВУ), третьих предостерегают в районных отделениях ГБ (Л. ТЕРНОВСКОГО, Н. ЛИСОВСКУЮ, Т. ВЕЛИКАНОВУ, И. КРИСТИ) или в милиции (А. ВОРОНЕЛЯ). Во все случаях (кроме загадочного предупреждения В. РУБИНУ) предостережение объявляет сотрудник ГБ.

В Указе говорится, что в случае неявки по повестке граждане могут быть подвергнуты приводу. Фактически приводу подвергнуты Л. АЛЕКСЕЕВА, Т. БАЕВА и другие, уведенные в ГБ с работы или из дому, хотя они не могли уклониться от явки, поскольку не получали повесток. А. ВРОНЕЛЬ получил повестку, приглашавшую его в Прокуратуру; но еще до указанного срока его схватили на улице, силой затолкали в машину (хотя задержавшие его были не в форме, не предъявили ему никаких удостоверений и вообще получили указания отвезти его в милицию у своего начальника на Лубянке). После предъявления предостережения задержавшие его сотрудники то ли милиции, то ли ГБ установили за ним слежку и вечером, окружив его с женой в подъезде дома, угрожали ему физической расправой; слежку они не снимали еще несколько дней. Так выглядит «привод в случае неявки».

Существенно отметить, что во многих случаях объявление предостережения сопровождается воспитательной работой на службе. Беседу проводит администрация, парторг и профорг, как правило в присутствии работника КГБ. Материалом беседы служит «дело», присылаемое на службу из ГБ: показания других лиц (нередко уже осужденных) против данного человека, копии подписанных или написанных ими документов — протестов, открытых писем, заявлений и т. д.; протоколы обысков; характеристика, составленная ГБ. Материалы подобраны тенденциозно: показания в пользу данного человека, как и его собственные объяснения, в «дело» не включены. Естественно, что материалы из ГБ представляются работникам несудебного учреждения бесспорными, не нуждающимися в доказательствах, и тем самым формируются отношение настороженности, недоверия к данному человеку со стороны начальства по службе. Воспитательные беседы проводились с Е. ВЕЛИКАНОВОЙ, Л. АЛЕКСЕЕВОЙ, Л. ТЕРНОВСКИМ, Н. ЛИСОВСКОЙ и другими.

Граждане, подвергавшиеся предостережению, устно или письменно заявили свой протест против применения к ним этой мере. Мотивы протестов следующие: а) не совершили приписываемых им поступков (Н. ЛИСОВСКАЯ, И. КРИСТИ не слышали о существовании группы «Демократическое движение»); б) несогласие с квалификацией поступков (Л. ТЕРНОВСКИЙ: «Не считаю свою деятельность антисоветской или вредной»; А. ВОРОНЕЛЬ: «Международный семинар — научное, не политическое мероприятие; тем более — не антисоветское, не националистическое — в нем примут участие ученые разных национальностей»; в) предостережение объявляется на основании неопубликованного Указа, следовательно, оно незаконно (А. МАРЧЕНКО: «Этот Указ — документ вашего Самиздата»).

Содержание Указа и предостережения вызывает недоумение: с одной стороны, действия, сформулированные в терминах уголовного преступления, тем не менее определены как антиобщественные, но не подпадающие под уголовную ответственность; с другой стороны, граждан предупреждают о том, что продолжение их уголовно ненаказуемой деятельности будет рассматриваться как нарушение закона (именно об этом предупреждали, например, А. ВОРОНЕЛЯ).

Можно предположить, составители Указа преследовали цель преодолеть неудобные и негибкие формулировки ст.ст.70 190-1 УК РСФСР. Ст.70 считает преступным только действия, субъективно направленное против советского строя; корректирующая 70-ю статью 190-1, снимая вопрос о целях действия, преступной считает клеветническую — заведомо ложную — информацию, то есть опять-таки апеллирует к субъекту действия. Это крайне неудобно следствию, суду и прокурору. При наличии предостережения следствие и суд имеют возможность ограничиться исследованием причастности обвиняемого к самому действию, о зловредности которого он был оповещен заранее. При этом законодатель не предусмотрел, что каждый человек вправе сохранить свою субъективную оценку, несмотря на указания вышестоящих инстанций.

Известны следующие сотрудники ГБ, объявлявшие «предостережения»: подполковник АНФИСОВ, КНЯЗЕВ, майор ЕРЕМЕЕВ И. Д., ЖЕРНОВ, РОМАНОВ И. С.