Участник:Dmitrismirnov/Жизнь Блейка

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску
Комментарий к Блейку/Жизнь Блейка
автор Д. Смирнов-Садовский (р.1948)
Источник: частные архивы • См. также William Blake
Википроекты:  Wikipedia-logo.png Википедия 


ЖИЗНЬ БЛЕЙКА

17571827

28 ноября 1757 в 7.45 вечера в Лондоне на Брод-стрит 28 (теперь Бродвик-стрит) рядом с Голден-сквер в районе Сохо родился Уильям Блейк, английский поэт, художник, мыслитель, пророк, один из самых удивительных, оригинальных и загадочных представителей мировой культуры.

Голден-сквер, Сохо в 1750-х годах

Дом был четырёхэтажный с выходом на Маршалл-стрит и принадлежал семье матери Уильяма Кэтрин Райт Армитидж (1722—1792). Она вышла за Джеймса Блейка 15 октября 1752, год спустя после смерти своего первого мужа, Томаса Армитиджа. Семья принадлежала к так называемому «среднему классу». Джеймс Блейк (1722—1784) был умеренно преуспевающим торговцем трикотажными изделиями, и его магазин находился на нижнем этаже того же дома. В торговле ему помогала жена, а потом и дети, которые появлялись один за другим. По вероисповеданию оба они были баптистами-диссентерами (то есть отклонялись от официально принятой англиканской церкви), и никто не знал какой церкви они принадлежали. Только в начале XXI века исследователи обнаружили связь Блейков с Моравской церковью, Unitas Fratrum («Братским единением» или «Богемскими братьями»). Церковь эта была образована последователями Яна Гуса, и относится к протестантизму близкому к лютеранству. Моравские миссионеры пришли в Англию в начале XVIII века, прежде чем продолжить свою деятельность в североамериканских колониях. Известно, однако, что Кэтрин Райт оставила моравскую конгрегацию до своего вторичного замужества.

Брод стрит 28, дом, где родился Блейк. Фото ок. 1910

В 1960-х годах несмотря на тщетные усилия сохранить место рождения Блейка как историческую реликвию, дом был снесён и на его месте выросло большое и неуклюжее здание, правда с табличкой, теперь изрядно обшарпанной: «Уильям Блейк родился 28 ноября 1757 в доме, который стоял на этом месте».

Табличка на современном здании на месте дома, где родился Блейк. Фото 2010 года

Приход дитя в этот мир Блейк воспринимал как великое счастье, равное рождению божества. В его стихотворении «Дитя-Радость» из «Песен невинности» (ок. 1789) происходит такой фантастический диалог между новорождённым младенцем и тем, кто дал ему жизнь:

Дитя-Радость

 
«Мне уж два дня,
А нет у меня ещё имени».
Как назову тебя?
«Радость назвать —
Горя не знать!» —
Так и зову тебя:
 
Я пою
Про светлую радость,
О том, как люблю тебя.
Ты улыбнись
И отзовись —
Радость зову тебя!

ок. 1789

Но мир состоит из противоположностей, и даже жизнь младенца не всегда так безоблачна. В другом стихотворении «Дитя-Горе» из «Песен опыта» (ок. 1789—1793) Блейк описывает первый горький земной опыт, когда ребёнок, явившийся в этот опасный мир, пытается бороться против накладываемых на него ограничений — руки отца, тесные пелёнки, сравнивая себя с «бесом сокрытом в туче», связанным и усталым, которому остаётся только «хмуро затаиться на материнской груди».

ДИТЯ-ГОРЕ

Стонала мать! рыдал отец.
Нагой, истерзанный вконец,
Я с воем в грозный мир с небес
Слетел, как скрытый в туче бес.
 
Я вырывался из пелен,
Чтоб одолеть отцовский плен,
Тянулся к матери на грудь,
Чтоб затаиться и уснуть.

ок. 1789–1793

Уильям был в семье третьим ребёнком из семи. Старший сын Джеймс родился 10 июля 1753, он был единственный из детей, наследовавший отцовский бизнес. Второй сын Джон, родившийся 12 мая 1755, вскоре умер. После рождения Уильяма ещё один Джон родился 20 марта 1760 (умер в 1800), после него — Ричард 19 июня 1762, вскоре умерший. Единственная сестра Уильяма Кэтрин Элизабет родилась 7 января 1764 (умерла в 1841). Уильям был крещён в воскресение 11 декабря в церкви Сент-Джемс (св. Якова) на Пикадилли. Там же крестилась его сестра и все его братья, кроме одного, последнего Роберта, родившегося 4 августа 1767 года и зарегистрированного в Баптисткой церкви на Графтон-стрит. Роберт прожил всего 25 лет и умер в 1787 году. Уильям любил его больше всех других своих братьев.

Церковь Сент-Джеймс, Пикадилли, где Блейк был крещён. Гравюра Джозефа Скелтона, 1814

Год рождения Уильяма Блейка совпал с самым разгаром Семилетней войны (1756—1763), когда Великобритания и Франция боролись за раздел колоний в Северной Америке и Ост-Индии. Тогда же премьер-министром Великобритании стал Томас Пэлэм-Холлс, первый герцог Ньюкаслский (1693—1768). Британией всё ещё правил престарелый ганноверский курфюст Георг II (1683—1760). В этом году его протеже немецкий композитор Георг Фридрих Гендель написал свою последнюю ораторию «Триумф Времени и Правды», а шведский теософ и ясновидец Эмануэль Сведенборг сделал предсказание о Втором пришествии Христа. Позднее Блейк с большим вниманиям отнесётся к трудам Сведенборга, которые во многом на него повлияют. В 1757 году умер английский поэт и драматург Эдвард Мур (р. 1712), а также композиторы Доменико Скарлатти (р. 1685) и Ян Стамиц (р. 1717) В тот же год родился известный английский художник-портретист Томас Филлипс, автор знаменитого портрета Блейка, умерший в том же году, что и Блейк, итальянский скульптор Антонио Канова (ум. 1822) и французский король Карл X (ум. 1836).

Уильям не ходил в школу и выучился читать и писать дома. Образованием детей, в основном, занималась мать. Он потом даже гордился этим, утверждая в одном из стихотворений из «Манускрипта Россетти» (ок. 1808–11):

Я, слава Богу, в школе не учился —
Стиль Дураков во мне не проявился.

Своё отношение к школьному образованию он выразил в стихотворении «Школьник», входившем поначалу в «Песни Невинности», но затем перенесённом в «Песни опыта», из которого видно, что Блейк имел представление о мучениях детей, вынужденных подчиняться строгим школьным правилам и выслушивать нудные лекции о вещах, которые им не интересны, вместо того, чтобы бегать по лугам, радоваться восходу солнца, звукам охотничьего рожка, щебета птиц, и играть в весёлые игры.

Школьник

Чудесно летнею порой
Вставать с зарёй небесной,
Рожок услышать за горой,
И жаворонка песню —
Нет ничего чудесней!
 
Ужасно летнею порой
Сидеть в каморке классной,
Тогда — все радости долой,
И день пройдёт напрасно —
Нет ничего ужасней!
 
Сидеть с поникшею главой,
А в сердце адский трепет —
Пройдёт учитель стороной
Иль подзатыльник влепит,
И слушать нудный лепет.
 
Неужто птица рождена,
Чтоб лить из клетки звуки,
И людям молодость дана,
Чтобы долбить науки
И подыхать со скуки?..

Блейк настаивает и показывает в последних двух строфах, что такое школьное воспитание может быть губительно для юности и разрушительно человеческой личности:

...Ведь, если корни подрубив,
Сорвать цветок прекрасный,
Недолго будет он красив,
И за весною красной
Настанет день ненастный,
 
За летом осень промелькнёт,
Подует ветр холодный,
И проводить бесплодный год
Лишь буря снежная зайдёт
На ужин наш голодный.

ок. 1789

Главным чтением в семье была Библия, и её образы глубоко врезались в воображение детей. Старший брат Уильяма Джеймс в раннем детстве утверждал, что ему являются видения — так, перед ним однажды возникли Авраам и Моисей. В 1761 году видение пришло и к Уильяму: Бог приставил свой лоб к окну, и четырёхлетний Блейк залился криком. Видения приходили и позже: в 1765, заблудившись в полях около Пекем-Рай, Уильям прошёл мимо дерева полного ангелов, их крылья сияли между ветвей. В 1767 летним днём в открытом поле он увидел сидящего Иезекииля. Отец угрожал избить маленького лжеца и фантазёра, но мать вступилась за него. Брат Джеймс, уже забывший о собственных видениях отнёсся к росказням Уильяма с презрением. Позднее Блейк передаст на бумаге многие свои видения в карандашных рисунках, в гравюрах на меди, в красках, в прозе, в стихах.

Иезекииль, ясновидец и пророк, особенно занимал воображение Блейка и потом не раз появится в его произведениях. Вот фрагмент восьмой части «Бракосочетания Рая и Ада» (1790), названной «Памятное Видение» (II):

«Пророки Исайя и Иезекиль обедали со мной, и я спросил... «Может ли твёрдое убеждение в своей правоте претворить это убеждение в действительность?» Исайя ответил: «Все поэты верили в это, и в века Воображения такая убеждённость сдвигала горы, но мало кто способен верить во что-либо». Тогда Иезекиль сказал: «Философия Востока изучала первоистоки человеческого восприятия. Одни народы видели эти истоки в одном, другие — в другом. Мы, в Израиле, считали, что в основе всего лежит Поэтический Гений, — как вы это теперь называете, — а всё остальное — производное от него, и поэтому, презирая Жрецов и Мудрецов иных стран, мы пророчествовали, что все Боги происходят от нас самих и подчиняются Поэтическому Гению. Это его так пылко умолял, к нему так страстно взывал наш великий поэт Царь Давид, когда повергал своих врагов, овладевал царствами; и мы так возлюбили нашего Бога, что прокляли именем его всех божеств соседних народов и обвинили их в мятеже. Отсюда невежды и заключили, что все народы, в конце концов, должны подчиниться иудеям. И это, — продолжал он, — стало действительностью, как любое твёрдое убеждение; все народы верят в Священное писание евреев, поклоняются иудейскому Богу — можно ли было покорить их надёжнее?»... Тогда я спросил Иезекиля, что заставило его есть навоз и так долго лежать на правом и левом боку? Он ответил: «Желание возвысить людей до понимания бесконечного — дикари Северной Америки делают то же самое. И разве может честный человек пойти против своего гения или совести только ради мимолётного удовольствия?»»

В 1794 в серии гравюр на сюжеты из Библии Блейк изобразил Иезекииля, сидящего перед смертным ложем жены своей, а ниже подписал слова Бога, обращённые к пророку (Иезекииль 24:16): «Я возьму у тебя язвою утеху очей твоих. xxviv».

Пророк Иезекииль, изображённый Блейком в 1794. Под гравюрой цитируются слова Бога, обращённые к пророку (Иезекииль 24:16): «Я возьму у тебя язвою утеху очей твоих. xxviv».

«Видение Иезекииля» — так называется произведение Блейка, выполненное в смешанной технике (акварель, тушь и графитный карандаш на бумаге), ок. 1803—05, иллюстрирующее слова пророка (Иезекииль 1:4—9):

«И я видел, и вот, бурный ветер шел от севера, великое облако и клубящийся огонь, и сияние вокруг него, а из средины его как бы свет пламени из средины огня; и из средины его видно было подобие четырех животных, — и таков был вид их: облик их был, как у человека; 6 и у каждого четыре лица, и у каждого из них четыре крыла; а ноги их — ноги прямые, и ступни ног их — как ступня ноги у тельца, и сверкали, как блестящая медь. И руки человеческие были под крыльями их, на четырех сторонах их; и лица у них и крылья у них — у всех четырех; крылья их соприкасались одно к другому; во время шествия своего они не оборачивались, а шли каждое по направлению лица своего.»
Уильям Блейк. «Видение Иезекииля», акварель, тушь, карандаш на бумаге, ок. 1803—05. Находится в Бостонском музее.

Но тут мы немного забежали вперёд. Вернёмся же к детским годам Блейка.

Обучение профессии

Уильям любил рисовать с самого раннего детства, и отец, заметив это, стал покупать для него гравюры и гипсовые слепки античных статуй, служившие моделями для художественных упражнений сына. Такой метод обучения рисованию считался тогда наиболее прогрессивным. В 1767-71 юный Блейк посещает школу рисования Уильяма Шипли (1715—1803) и Генри Парса (1734—1806) на Стрэнде, в доме № 101.

Бенджамин Хит Малкин (1769–1842) в своих «Мемуарах отца о своём дитя», так описывает начало профессионального обучения Блейка как художника и гравёра:

«Мистер Уильям Блейк в самом начале своей жизни мог видеть произведения живописи, как правило, лишь в домах благородных людей и господ, или в королевских дворцах. Вскоре он углубил свои такие случайные познания, посещая распродажи в залах Лэнгфорда, Кристи и другие аукционы. В десять лет его отдали в рисовальную школу мистера Парса на Стрэнде, где он вскоре достиг успехов в искусстве рисования с гипсовых моделей различных произведений античности. Его отец купил для него Гладиатора, Геркулеса, Венеру Медицейскую, а также слепки различных голов, рук и ног. Тот же снисходительный родитель вскоре снабдил его деньгами, для покупки гравюр; и он сразу же начал собирать коллекцию, часто посещая магазины гравюр и аукционные распродажи. Лэнгфорд прозвал его своим маленьким знатоком и часто по-дружески значительно сбавлял для него цену. Блейк копировал Рафаэля и Микеланджело, Мартен ван Хемскерка и Альбрехта Дюрера, Хулио Романо, и других старых мастеров такого же класса, пренебрегая покупкой гравюр любых других художников, хотя бы и модных. Его выбор по большей части вызывал презрение его молодых товарищей, привыших смеяться над его „механистическим вкусом“, как они это называли».

Тогда же появились его первые стихи, вошедшие затем в книгу «Поэтические наброски», опубликованной в 1781 году.

В 1772 Блейк знакомится с гравёром Уильямом Уинни Райлендом (1732/38—1783), который десятилетие спустя будет казнён в Тайберне за подделку денежных чеков.

4 августа того же 1772 года Блейк становится учеником гравёра Джеймса Бэйзайра (1730—1802), члена Общества антиквариев. Мастерская Бэйзара находилась в доме № 31 на Грейт-Куинн-Стрит.

Малкин продолжает своё описание:

«В возрасте четырнадцати лет он сконцентрировался на гравировании „Афин“ Стюарта и „Пилада и Ореста“ Уэста для своего мастера, у которого он находился в услужении семь лет. Бэйзайр, имевший схожий вкус, одобрил его работу. Два года прошло достаточно гладко, пока не появились два других ученика, полностью разрушивших эту гармонию. Блейк, решивший не объединяться со своим мастером против своих соучеников, был отослан, чтобы делать рисунки на стороне. Это обстоятельство Блейк всегда упоминает с благодарностью Бэйзайру, который сказал ему, что он был слишком прост, а те — слишком хитры.
Блейка использовали в работе над созданием рисунков старинных зданий и памятников, а иногда, особенно зимой, в изготовлении гравюр с этих рисунков. Благодаря этой работе он познакомился с произведениями искусства, называемыми готическими памятниками. В них он нашёл сокровище, которое умел оценить. Он увидел простой и ясный путь к стилю искусства, к которому стремился, свободному от хитросплетений современной художественной практики. Памятники королям и королевам в Вестминстерском аббатстве вокруг капеллы Эдуарда Исповедника, в частности, Генриху III, красивый памятник и фигура королевы Элинор, памятники королеве Филиппе, королю Эдуарду III, королю Ричарду II и королеве, были среди первых сюжетов его работ. Всё это он изобразил в малейших подробностях, часто вставая на памятник, и глядя на фигуры сверху. Лица на памятниках он рассматривал как портреты; а все орнаменты представлялись его воображению, пропитанному вкусом к готике, чудом искусства. Затем он изобразил памятник Аймера де Валенса, с его прекрасной фигурой сверху. Те изысканные фигуры, что его окружают, хотя ужасно и обветшали, по-прежнему могут служить моделями для изучения драпировки. Но я не собираюсь перечислять все его рисунки, так как мне придётся назвать все старые памятники в Вестминстерском аббатстве, так же как и в других церквях Лондона и его предместий.
Такова была его работа у Бэйзайра. Как только у него находилось свободное время, он трудился над гравированием двух сюжетов из истории Англии, по рисункам, которые он сделал во время каникул между периодами обучения. Они были отобраны из большого числа исторических сюжетов, явившись плодами его собственной фантазии. Он продолжал делать рисунки для своего удовольствия, когда мог выкрасть момент от рутины своей работы в качестве подмастерья; и начал курс обучения в Королевской Академии, под наблюдением мистера Мозера. Здесь он изобразил с большим тщанием, пожалуй, все, или почти все знаменитые античные фигуры с разных ракурсов.»

К концу обучения, в 21 год, Блейк стал профессиональным гравёром. Однако стиль гравировки Бэйзайра уже в то время считался устаревшим и вышел из моды. И это было причиной почему Блейк, перенявший его технику имел трудности с получением заказов на книжные иллюстрации.

В 1773 Блейк создаёт гравюру «Иосиф Аримафейский среди скал Альбиона» — первую свою самостоятельную работу.

Уильям Блейк. «Иосиф Аримафейский среди скал Альбиона» (1773)

В 1774 вместе с Бэйзаром Блейк работает над иллюстрациями к книге Джейкоба Брайанта (1715—1804) «Новая система или Анализ античной мифологии». Делает эскизы надгробий в Вестминстерском аббатстве для издания антиквария Ричалда Гофа (1735—1809) «Надгробные пямятники Великобритании». Рисует тело короля Эдуарда I, лежащего в гробу.

В 1777 Роберт Блейк начинает блокнот, который после его смерти сохранит и продолжит Уильям в память о своём брате.

В 1779 году Блейк покидает мастерскую Бэйзайра и становится стажёром в мастерских Королевской Академию художеств, находившейся в здании Олд-Сомерсет-Хауса неподалёку от Стрэнда. 28 ноября он был зачислен учеником Академии. Платить за обучение не требовалось, но на протяжении 6-годового пребывания в академии Блейк должен был покупать себе принадлежности и инструменты. Здесь он восстаёт против «незавершённого стиля модных художников», таких как Рубенс, например, обожаемый первым президентом школы Джошуа Рейнольдсом, искавшего в искусстве «единую истину» и «классическое понимание красоты». Рейнольдс писал в своих Рассуждениях, что «склонность к абстрактному видению того или иного предмета, а также к обобщению и классификации — это триумф человеческого разума»; Блейк же, в заметках на полях отмечал, что «всё обобщать, „подгонять под одну гребёнку“, значит быть идиотом; заострение внимания — вот чего заслуживает каждая особенность». Блейку также не нравилась кажущаяся, притворная скромность Рейнольдса, которую считал лицемерием. Модным в то время работам маслом кисти Рейнольдса Блейк предпочитал классическую аккуратность и чёткость оказавших влияние на раннее творчество работ Микеланджело и Рафаэля. В Академии Блейк знакомится с Томасом Стотардом (1755—1834), Джоном Флаксманом (1756—1826), который станет его патроном, и Джорджем Камберлендом (1754—1848), писателем, поэтом, художником, коллекционером искусства, одним из основателей Национальной Галереи, который становится поклонником работ Блейка.

В 1780 Блейк начинает сотрудничать с издателем Джозефом Джонсоном (1738—1809), который был известен своими радикальными идеями. Блейк участвует в «бунте лорда Гордона» и штурме Ньюгейтской тюрьмы. Первый биограф Блейка Александр Гилкрист сообщает о случае произошедшем в июне 1780 когда проходивший мимо торговой лавки Бэйзайра на Грейт-Куин-Стрит, Блейк едва не был сбит с ног разъярённой толпой, направлявшейся штурмовать тюрьму Ньюгейт в Лондоне. Они атаковали тюремные ворота лопатами и киркомотыгами, подожгли здание и выпустили заключённых на свободу. По свидетельствам очевидцев, Блейк находился в первых рядах толпы во время атаки. Позже это восстание, будучи реакцией на новый парламентский законопроект, отменявший санкции против Римского католицизма, получило название Гордонских мятежей. Они также спровоцировали небывалый всплеск появления большого количества законов и введение их правительством Георга III, а также создание охраны государственного порядка, полиции. Несмотря на настойчивые убеждения Гилкриста о том, что Блейк примкнул к толпе вынужденно, некоторые биографы утверждали, что он якобы присоединился к толпе импульсивно, или же поддержал бунт как революционный акт. Другого мнения придерживается Джером Макганн, который утверждает, что, так как мятежи были реакционными, они могли вызвать у Блейка только возмущение.

Блейк создаёт два рисунка под названием «Альбион восстал». Выставляет в Королевской Академии акварель «Смерть графа Гудвина».

14 августа 1782 года Блейк женился на Кэтрин Софи Баучер (1762—1831), которая была на 5 лет младше его. Они обвенчались в Церкви Святой Марии в Баттерси. Будучи неграмотной, Кэтрин вместо росписи поставила в свидетельстве о браке крестик «Х». Оригинал этого документа можно увидеть в церкви, где в период между 1976—1982 годом было также установлено памятное витражное окно. Позже, кроме обучения Кэтерин чтению и письму, Блейк обучил её ещё и искусству гравюры. На протяжении всей жизни он будет понимать, насколько бесценна для него помощь и поддержка этой женщины. Среди бесчисленных неудач Кэтерин не даст угаснуть пламени вдохновения в душе мужа и, также будет принимать участие в печати его многочисленных иллюстраций. Они прожили вместе до смерти Блейка, причём впоследствии Кэтрин уверяла, что её регулярно посещал дух умершего мужа. Детей у них не было.

В 1783 вышел первый сборник стихов Блейка «Поэтические наброски» (Poetical Sketches). В дальнейшем поэт создает несколько «иллюминированных рукописей», собственноручно гравируя свои стихи и рисунки на медной доске. В этом же году Блейк выполняет девять гравюр по рисункам Томаса Стотарда к «Английским песням» Джозефа Ритсона (1752—1803).

В 1784 году умер отец Блейка. Уильям вместе с братом Робертом и другом Джеймсом Паркером (1745—1805) открыли гравировальную мастерскую в доме № 27 на Брод-стрит. Джон Флаксман посылает сборник Поэтические наброски поэту Уильяму Хэйли (1745—1820). Блейк выставляет в Королевской Академии работы «Захват города» и «Развязанная война». Пишет сатирическую бурлеску «Остров на Луне».

В 1785 Блейк представляет в Королевской Академии картину «Бард из Грея» и серию из трёх акварелей на сюжеты из «Истории Иосифа». [Начат Тириэль и серия иллюстраций к нему. ???)

В 1786 переезжает с женой в дом №28 на Поланд-стрит, где живёт до 1790 года. Создаёт гравюры по миниатюрам Ричарда Козуэя (1742—1821) и рисункам Иоганна Генриха Фюссли (1741— 1825).

В 1787 умирает его любимый брат Роберт. 11 февраля он был похоронен. Блейк видит его душу, пролетающую через потолок, «радостно хлопающую курами». Джон Флаксман уезжает в Рим, где остаётся до 1794 года.

В 1788 в доме издателя Джозефа Джонсона, который был местом встреч для интеллигенции — некоторых ведущих английских диссидентов того времени. Среди них были: богослов и учёный Джозеф Пристли (1733—1804), философ Ричард Прайс, художник Иоганн Генрих Фюссли, писательница-феминистка Мери Уолстонкрафт (1759—1797) и американский революционер Томас Пейн (1737—1809). Вместе с Уильямом Вордсвортом и Уильямом Годвином (1733—1804), Блейк возлагал большие надежды на Французскую и Американскую революции и носил Фригийский колпак в знак солидарности с Французскими революционерами, но отчаялся с годами расцвета Робеспьера и Правления Террора во Франции.

Тогда же , в возрасте 31 года, Блейк начинает экспериментировать в области рельефного оттиска, метода, который он будет применять для оформления своих книг памфлетов и стихов, для картин, и конечно, именно им будет выполнен шедевр Блейка — иллюстрации к Библии. Этот способ был применим как для иллюстрации книг, так и разумеется для книг иллюстраций с отпечатанными изображениями и не содержавших текста. Чтобы сделать оттиск изображения или определённой иллюстрации и текста, желаемое наносилось на медные пластины ручкой или кистью с использованием кислотоупорного растворителя. Изображения могли располагаться прямо рядом с текстом на манер древних иллюстрированных манускриптов. Потом оттиск делался второй раз, но уже в кислоте, чтобы подчеркнуть контуры и покрыть нетронутые места, которые слегка размываются, после чего рельеф изображения становился чётче. Это был переворот с ног на голову классического метода оттиска, согласно которому кислота наносится только на контуры, на самой пластине же просто делается инталия, глубокая печать. Рельефный оттиск, изобретённый Блейком, позже стал важным коммерческим методом печати. Прежде чем страницы, на которых был сделан оттиск такими пластинами, превращались в книжный том, их раскрашивали вручную акварельными красками, а затем прошивали. Первыми образцами такой продукции стали «иллюминированные» трактаты «Все религии едины» и «Нет никакой естественной религии». Такой же способ оттиска Блейк использовал и в дальнейшем для своих книг, включая «Песни невинности и опыта», «Книгу Тэль», «Бракосочетание рая и ада», «Иерусалим».

Хар, Хева и Мнета. Иллюстрация к поэме Тириэль, перед 1789.

В 1789 году, с началом французской Революции, появляется его сборник стихотворений «Песни невинности», поэмы «Книга Тэль», «Тириэль», иллюстракии к «Физиогномике» Иоганна Каспара Лафатера (1741—1801)

В 1790 Блейк с женой переселяются с Поланд-стрит в Геркулесов квартал (Ламбет). Начинает давать уроки рисования. Написано «Бракосочетание рая и ада», а заключающая его «Песнь Свободы» будет добавдена через 2-3 года (ок. 1792–3).

1791. Австрийский композитор Йозеф Гайдн приезжает в Лондон и пишет 12 Лондонских симфоний. Блейк пишет первую часть поэмы «Французская революция», которая набирается в типографии Джозефа Джонсона, но так и не выходит. Блейк работает с Фюссли над иллюстрациями к поэме «Ботанический сад» Эразма Дарвина (1731—1802). Выполняет гравюру с изображением Портлендской вазы. Делает иллюстрации к книге «Начатки нравственности для маленьких детей со Вступительным обращением к родителям». По просьбе Джонсона Блейк создаёт шесть иллюстраций к книге Мери Уолстонкрафт «Подлинные истории из реальной жизни». Считается, что они якобы разделяли взгляды на равенство между полами и институт брака, но всё же нет никаких бесспорных свидетельств того, что они вообще когда-то встречались.

Фронтиспис к изданию «Подлинные истории из реальной жизни» (1791) Мери Уолстонкрафт, гравирование Уильяма Блейка

1792. Низложение короля Франции Людовика XVI и предание его суду Конвента. Провозглашение первой Французской Республики. В 1792 умирает мать Блейка. Томас Пейн предупреждён о возможном аресте и скрывается в Дувре, а затем перебирается во Францию. Блейк пишет «Песнь свободы», заканчивает первую серию гравюр к «Повествованию о пятилетнем походе против восставших негров в Суринаме» Джона Стедмана (1744—1797).

1793. Казнь Людовика XVI и Марии Антуанетты. Британия и Нидерланды объявляют войну Франции. Якобинская диктатура. Публикация эссе Мери Уолстонкрафт «Защита прав женщины» и трактата Томаса Пейна «Права человека». В вышедших в 1793 году «Видениях Дочерей Альбиона» Блейк осуждает жестокий абсурд насильственного, принудительного воздержания, а также замужества без любви, и встаёт на защиту права женщин реализовывать свои способности и возможности. Появляется также поэма «Америка. Пророчество». Пишется обращение «К публике». Блейк создаёт и печатает офорт «Роза Альбиона», а также 12 иллюстраций к сборнику басен Джона Гея (1685—1732). Знакомство с Томасом Баттсом (1757—1845).

В 1794 году Блейк печатает первые копии сборника «Песни опыта», объединив их с «Песнями невинности», а также поэмы «Европа, пророчество» и «Первая Книга Уризена».

В 1795 выполняет 12 цветных отпечатков: «Жалость», «Суд Божий над Адамом», «Дом Смерти», «Ньютон», «Навуходоносор» и др. Гравирует поэму «Песнь Лоса» (включающую части «Африка» и «Азия»), а также «Книгу Ахании» и «Книгу Лоса». Начинает работу над поэмой «Вала или четыре Зоа» (ок. 1795–1804). Получает заказ на исполнение 537 акварельных иллюстраций к поэме «Жалоба или Ночные размышления о жизни, смерти и бессмертии» Эдварда Юнга (1683—1765).

В 1796 Кэтрин Блейк делает иллюстрации к готическому роману «Монах» Мэтью Грегори Льюиса (1775—1818). Блейк завершает работу над иллюстрациями к «Повествованию о пятилетнем походе против восставших негров в Суринаме» Джона Стедмана.

В 1797 по просьбе Джона Флаксмана начинает работу над 116 акварельными иллюстрациями к поэмам Томаса Грея.

1798. Восстание в Ирландском королевстве. Египетский поход Наполеона Бонапарта. Вордсворд и Кольридж публикуют свои «Лирические баллады».

1799. Блейк встречается с Уильямом Хейли (1745—1820). Выставляет свою работу «Тайная вечеря» на выставке в Королекской Академии художеств. Выполняет композиции на библейские сюжеты для своего патрона Томаса Баттса (1757—1845).

Уильям Блейк. «Тайная вечеря», темпера, ок. 1799. Национальная галерея искусства, Вашингтон.


1800. Блейк делает аннотации к переводу «Ада» Данте. Выполняет 10 гравюр для «Гимнастики для юношества» Христиана Зальцмана (1744—1811). Выставляет в Королевской Академии свою работу «Чудо с рыбами». По просьбе Томаса Баттса дополняет серию темперных композиций на библейские темы акварельными рисунками. По приглашению Уильяма Хейли Блейк с женой переезжает в небольшой дом в Фелфаме (близ Чичестера), в Сассексе (теперь это Западный Сассекс). Трудится над гравюрами и миниатюрами для Хейли, который всё более неудовлетворён работой Блейка. Блейк начинает серию «Портреты поэтов» для библиотеки Хейли. Именно в этом доме Блейк некогда работал над книгой «Мильтон» (хотя предисловия к книге датировано 1804 годом, Блейк продолжал работу над поэмой вплоть до 1808). Фрагмент из поэмы названный «Иерусалим» позднее стал неофициальным гимном Великобритании. Вскоре Блейк вознегодовал на своего нового покровителя, поняв, что Хейли вовсе не интересует занятие искусством, он больше занят «тяжёлой работой по бизнесу». Разочарование Блейка своим патроном Хейли так повлияло на первого, что в поэме «Мильтон» он написал, что «Друзья в материальном мире — духовные враги». Умирает поэт Уильям Купер (1731—1800)

1801. Блейк создаёт иллюстрации к «Комусу» Мильтона.

1802. Выполняет гравюры по собственным рисункам к «Балладам» Хэйли и его книге «Жизнь Купера».

1803. Блейк с женой возвращается в Лондон. Подвергается судебному преследованию, которое длится больше полутора лет. Поселяется с женой в квартире на Сау-Молтон-стрит в доме № 17.

Проблемы Блейка с властью дошли до критической стадии в августе 1803, когда он ввязался в драку с солдатом по имени Джон Скофилд. Блейка обвинили не только в нападении, но и в организации мятежа против короля. Скофилд заявил, что Блейк восклицал: «Будь проклят король. Все его солдаты рабы». Чичестерская выездная сессия суда присяжных признает Блейка невиновным. Сассекская городская газета сообщает: «Сфабрикованность произошедшего была настолько очевидна, что обвиняемый был незамедлительно оправдан». Позже в иллюстрации к Иерусалиму Скофилд станет символом «ограниченности разума, „заключаемого в оковы“ рабства».

1804. Блейк начал работу над поэмой «Иерусалим, Эманация Гиганта Альбиона» (ок. 1804–10).

1805. По заказу Томаса Баттса работает над 19 акварелями к Книге Иова. Иллюстиритует поэму Роберта Блейра «Могила», написанную в 1743 году, пример так называемой «кладбищенской поэзии». Пишет две картены темперой: «Духовная форма Нельсона, направляющая Левиафана» и «Духовная форма Питта, направляющая Бегемота». Гравирует рисунки Джона Флаксмана к «Илиаде» Гомера.

Уильям Блейк. «Конь», иллюстрация к «Балладам» Уильяма Хэйли, 1805. Йельский центр Британского искусства, Нью-Хейвен, Коннектикут, США

1807. Преподобный Джозеф Томас из Эпсома заказывает Блейку серию акварельных иллюстраций к «Потерянному Раю» Мильтона (1608—1674). Томас Филлипс (1757—1827) выставляет живописный портрет Блейка в Королевской Академии художеств. Парламент Великобритании принимает Акт о запрете торговли рабами.

1808. Выходит издание поэмы Роберта Блейра «Могила» с восемью иллюстрациями Блейка, гравированными Луиджи Скьявонетти (1765—1810). Россия запрещает ввоз товаров из Великобритании.

1809. Блейк завершает работу над «Кентерберийскими пилигримами Чосера» и «Вавилонской блудницей». Скрыв свою идею изобразить героев Кентерберийских историй, Блейк обращается к торговцу Роберту Кромеку, чтобы продать гравюру. Понимая, что Блейк всегда настолько оригинален и ни за что не стал бы переделывать популярную работу, Кромек сразу сделал заказ Томасу Стотарду. Когда Блейк узнал, что его обманули, он расторг контракт c Кромеком. Далее он открыл независимую выставку в магазине галантереи своего брата на Броуд-стрит 27 в Лондонском районе Сохо. Выставка была задумана так, чтобы вместе с другими работами продать и свою версию «Кентерберийских пилигримов» . Он представляет 16 своих работ и печатает «Описательный каталог» со своими размышлениями об искусстве и содержит то, что Энтони Блант назовёт «выдающимся анализом» работы Чосера. Книга Блейка по праву занимает своё место в классической антологии критики на Чосера. Вместе с тем она содержит детальное объяснение других картин Блейка. Однако выставка очень плохо посещалась, ни картины темперой, ни картины акварелью не вызывали интереса. Статья же о выставке, появившаяся в еженедельнике Эксперт была откровенно враждебной.

Уильям Блейк. «Кентерберийские пилигримы Чосера», 1809. Музей изобразительного искусства в Глазго, Шотландия

1810. Блейк создаёт картину «Видение Страшного суда» и выполняет гравюру со своей картины «Кентерберийские пилигримы Чосера».

1811. Генри Крабб Робинсон публикует эссе, посвящённое Уильяму Блейку.

1812. На выставке Общества художников-акварелистов Блейк выставляет композиции «Духовная форма Нелсона, направляющая Левиафана» и «Духовная форма Питта, направляющая Бегемота», «Кентерберийских пилигримов Чосера» и серию иллюстраций к поэме «Иерусалим».

1814. Отречение Наполеона Бонапарта от престола и ссылка его на остров Эльба.

1815. Блейк делает иллюстрации к поэме Мильтона "На утро Рождества Христова" и к каталогу фарфора Джозайи Уэджвуда (1730—1795). Возвращение Наполеона. Битва при Ватерлоо. Ссылка Наполеона на остров Святой Елены.

1816. Блейк работает над иллюстрациями к поэмам «L’Allegro» и «Il Penseroso» («Весёлый» и «Задумчивый») Джона Мильтона. Имя Блейка появилось в Биографическом словаре авторов, живущих в Великобритании и Ирландии.

1817. Опубликованы поэмы Гесиода с 37 гравюрами Блейка по рисункам Джона Флаксмана. Гравюры выполнены в технике пунктира.

1818. Джон Камберленд представил Блейка молодому художнику по имени Джон Линнелл (1792—1882). До знакомства с ним Блейк встретил Сэмюеля Палмера (1805—1881), принадлежавшего к группе художников, которые называли себя Шорехамские Старцы. Они разделяли антипатию Блейка к современным направлениям и его веру в духовное и художественное возрождение. Блейк начинает наботу над циклом «Головы призраков» для Джона Варли (1778—1842), делает наброски к «Вездесущему Евангелию».

1819. Блейк пишет «Призрак Блохи». Лаокоон

1820. Блейк печатает поэму «Для лиц обоего пола. Врата рая» (первая версия была выполнена в 1793). Переезжает с женой съёмные комнаты дома № 3 в Фаунтин-корт, квартале на южной стороне Стрэнда.

1821. Иллюстрирует Пасторали Вергилия Роберта Джона Торнтона (1768—1837) и Амброзия Филипса (ок. 1675—1749)

1822. Пишет поэму «Призрак Авеля».

1823. Начинает работу над иллюстрациями к «Книге Иова». Выполнен скульптурный портрет Джеймса Девилля (1776—1846) по гипсовой маске Блейка.

1824. Начата работа над акварельными иллюстрациями к «Божественной комедии» Данте.

1825. Блейк распродает огромное количество своих работ, в частности своих иллюстраций к Библии, Томасу Баттсу, патрону Блейка, который воспринимал его, скорее, как друга, нежели как заслуженного художника, чьи работы были удостоены признания. А именно это было типичным мнением о творчестве Блейка на протяжении всей его жизни.

1826. Создаётся гравюра «Лаокоон» (ок. 1826–27) с сложным текстом.

1827. Умирает композитор Людвиг ван Бетховен. Скончался Уильям Блейк 12 августа 1827 года, в разгар своей работы над иллюстрациями к «Божественной комедии». Его смерть была внезапна и необъяснима. В день своей смерти Блейк неустанно работал над иллюстрациями к Данте. Говорят, что, в конце концов он отложил работу и повернулся к жене, которая всё это время сидела на кровати рядом с ним, не в состоянии сдержать своих слёз. Посмотрев на неё, он воскликнул: «О, Кейт, прошу, оставайся недвижима, я сейчас нарисую твой портрет. Ты всегда была ангелом для меня». Завершив портрет, Блейк отложил все свои кисти и принадлежности и стал распевать гимны и песенки. В 6 часов вечера того же дня, пообещав жене, что будет с ней вечно, Блейк отошёл в другой мир. Гилкрист говорил, что женщина, которая жила в этом же доме и присутствовала при смерти Блейка, сказала: «Я видела смерть не человека, но блаженного ангела».

В своём письме Сэмюэлю Палмеру Джордж Ричмонд так описывает смерть Блейка:

«Он почил с честью. Он отправился в страну, увидеть которую мечтал всю жизнь, говоря о том, что обретёт там самое большое счастье. Он надеялся на спасение через Иисуса Христа. Перед самой смертью его лицо, точно, светилось блаженным светом, и он, словно одержимый стал петь о тех вещах, которые он будто бы видел в раю».

Кэтрин заплатила за похороны мужа деньгами, одолженными у Линнелла. Через 5 дней после смерти — в канун 45-ой годовщины их с Кзтрин свадьбы, Блейк был предан земле на кладбище для сектантов (Dissenter’s burial ground) в местечке Банхилл Филдс (Bunhill Fields), где были похоронены и его родители. На похоронах присутствовали Кэтрин, Эдвард Калверт, Джордж Ричмонд, Фредерик Тейтэм, и Джон Линелл. После смерти мужа Кэтрин переехала в дом Тейтэма, где жила и работала в качестве экономки. В это время, как она утверждала, её часто посещал призрак мужа. Она продолжала распродавать его иллюстрации и картины, но не бралась за ведение его дел без того, чтобы, сперва «обсудить это с мистером Блейком». В день собственной смерти, в октябре 1831 года, она была такой же спокойной, такой же радостной, как её муж и звала его так, «словно он находился в соседней комнате, чтобы сказать, что она уже идёт к нему и очень скоро они будут вместе».

После её смерти, манускрипты Блейка перешли Фредерику Тейтему, который сжёг некоторые из тех, что посчитал еретическими или слишком политически радикальными. Тейтэм стал Ирвингианином (Irvingite), членом одного из многочисленных в XIX веке движений фундаменталистов и поэтому без раздумий отвергал всё, что «попахивало богохульством». Элементы сексуального характера в некоторых картинах Блейка были также неприемлемы, что и стало причиной их уничтожения другим другом поэта, Джоном Линеллом.

С 1965 года, точное местонахождение могилы Уильяма Блейка было утеряно и забыто, надгробная плита — украдена. Позже память поэта была увековечена стелой с надписью «Вблизи этого самого места покоятся останки поэта и художника Уильяма Блейка (1757—1827) и его супруги Кэтерин Софии (1762—1831)». Этот мемориальный камень был установлен приблизительно в 20 метрах от действительного места захоронения Блейка, которое на сегодняшний день ничем не напоминает могилу. Однако группе поклонников живописи Блейка всё же удалось вычислить то место, где на самом деле покоится тело художника, и в настоящее время они собираются поставить на этом месте памятник.

Блейк также был канонизирован. В Ecclesia Gnostica Catholica он причислен к лику святых. В 1949 году в Австралии была учреждена Награда имени Уильяма Блейка за вклад в религиозное искусство. А в 1957 году в Вестминстерском Аббатстве был сооружён мемориал памяти Блейка и его жены.


При жизни Блейк не получил никакой известности за пределами узкого круга почитателей, но был «открыт» после смерти прерафаэлитами. Оказал значительное влияние на западную культуру XX века. Песня «Иерусалим» на стихи Блейка считается неофициальным гимном Великобритании. Для русского читателя поэта открыл Самуил Маршак, который всю жизнь работал над переводами его стихов.

46. Смерть и возрождение

О Жизнь, о Человек, о Смерть, что вы такое? Для чего Вы, Чада, рождены, ужели для Могил, куда и я иду? Иль для того, чтобы голодное насытить Разрушенье? Чтоб стать игрою Случая, впустую тратя Гнев, Любовь, И Жизнь влача в заботах тяжких и трудах бесплодных?

                                   Иерусалим (24:12—16)

Блейк был болен. Он чувствовал приближение смерти и, несмотря на свою веру в бессмертие Духа, Воображения и Подлинной Человеческой Сущности, а также в то, что «каждая Смерть укрепляет Государство Мёртвых», в него вселился страх. В этом страхе он боялся признаться не только друзьям, но даже самому себе. Иногда, когда болезнь прогрессировала, он испытывал такую сильную боль, что раздумывал как бы самому положить конец своей жизни, но страх оказывался сильнее, и он понимал, что «должен отказаться от того шага, который хотел предринять». За четыре месяца до смерти Блейк писал Джорджу Камберленду:

Я был очень близко у Врат Смерти и вернулся очень слабым и Старым, немощным и расшатанным, но не Духом и Энергией, не Подлинной Человеческой Сущностью, не Воображением, которые Живут Вечно. В этом я становлюсь всё сильнее и сильнее, по мере того, как Неразумная Плоть приходит в упадок. (12 апреля 1827)

Большинство писем той поры адресовано Джону Линнеллу:

Дорогой Сэр, Этим Утром, как только я проснулся, вернулся мой старый Озноб, и я вновь в Постели... эти приступы слишком серьёзны, чтобы я мог встать но когда я отдохну, они пройдут, и это, кажется, Всё, чего я желаю. — Я посылаю «Пилигримов», предлагая их вашему Вниманию, вместе с Двумя Гравюрами «Иова». (12 часов, Среда [Март 1825])

Дорогой Сэр, ...из-за этой отвратительной Лихорадки или чего-то в таком роде я в Постели и за работой. Моё здоровье не стоит упоминания, и если бы не такая Холодная погода, то мне кажется, я вкоре начал бы снова выходить. Великие Люди умирают так же, как и маленькие. Мне жаль Л-да. Он был человеком необычайных способностей, так же как и Д[екан] К[ентерберийский], но возможно, и я действительно верю в то, что каждая Смерть укрепляет Государство Мёртвых... ([Втор]ник, Ночь [7 июня 1825])

Дорогой Сэр, ...Я не могу Поправиться и теперь я в Постели, но если мне станет завтра получше, значит отдых пойдёт мне на пользу. Пожалуйста сообщите как вы себя чувствуете в такую сырую погоду... не предпринимайте прогулок в такие дни как сегодня... (10 ноября 1825)

Дорогой Сэр, Я вынужден Вам писать... ибо я опять лежу с простудой в животе. Воздух Хампстеда, как обычно, этому причина. И я боюсь, так будет всегда... Я верю, что у меня здоровый организм, но в нём есть много странностей о которых никто, кроме меня, не знает. Когда в молодости я бывал в Хампстеде, Хайгейте, Хорнси, Масуэлл-Хилле, и даже Ислингтоне — в любом месте на Севере от Лондона, это всегда укладывало меня в постель на день, а иногда на два или три с теми же Симптомами и такой же болью в животе. Это вскоре проходит, но мучительно, пока длится, а потом в течение некоторого времени продолжается слабость. Сэр Фрэнсис Бэкон сказал бы о необходимости Дисциплины в Гористых Местностях. Сэр Фрэнсис Бэкон — Лжец. Никакая Дисциплина не превратит одного Человека в другого, даже на йоту. И такую Дисциплину я называю Самонадеянностью и Глупостью... (1 февраля 1826 [почтовый штемпель: Вечер 31 января 1826])

Дорогой Сэр, Я был очень болен с тех пор, как виделся с Вами, но теперь я достаточно здоров, чтобы продолжать работу, но недостаточно здоров, чтобы выходить на улицу. Из-за холодной погоды мой озноб сразу же возвращается и не прекращается, пока холод не минует... Однако, если потеплеет, я постараюсь навестить Вас до Вторника, но сильно боюсь, что моё шаткое здоровье пока не позволит мне этого. (31 марта 1826)

Дорогой Сэр, У меня снова ужасный Озноб. Он возник вчера днём, а утром всё было хорошо, как обычно. Это началось с терзающей Боли в Животе, и вскоре смертельная боль распространилась по всем членам и перешла в Озноб. Я был вынужден лечь в постель, где я немного Пропотел, и приступ совершенно прошёл. Ночью, когда дрожь прекратилась, я не вставал, но только я собирался встать этим утром, приступ озноба атаковал меня снова и вернулась боль вместе со смертельным ощущением. Я снова покрылся потом, и мне стало хорошо, но я так ослаб, что по-прежнему в постели. Это полностью лишило меня удовольствия видеть Вас в Хампстеде, так как боюсь нового приступа, если выйду из дома. (19 мая 1826) Мой дражайший Друг, Эта внезапная холодная погода обрезала под корень все мои надежды. Все, кто знает о нашем пылком желании устремиться в вашу прекрасную Деревню, твердят в один голос «Не стоит Рисковать, пока лето на вернётся». Я слабее, чем я думал, и не в состоянии бодрствовать более 6 часов кряду, и кроме того я слишком Простужен, чтобы отважится выйти за пределы моего нынешнего пространства... Я собирался привезти с собой кроме необходимой смены нашего белья, Только Мой Альбом Рисунков для Данте и одну Гравюру... [Почтовый штемпель: 2 июля 1826]

Дорогой Сэр, Спасибо за Пять Фунтов, которые я Получил этим Утром и поздравляю с «Получением» ещё одного чудесного Мальчика, я рад, что миссис Линнелл в добром здравии и безопасности. Мне становится лучше с каждым часом. Я Рассчитываю только на диету, и если она подействует на Механизм, старик ещё поживёт: я подолжаю работать, как будто я совершенно здоров, что так в самом деле и есть, за исключением тех пароксизмов, которые, как я теперь надеюсь, никогда больше не вернутся. Пожалуйста сообщите как ваше здоровье и дела, и оставьте все Ваши хлопоты обо мне. У Вас есть Семья, у меня — нет, и нет никакого сравнения между Вашими и моими заботами. (5 июля 1826)

Настоящим заявляю, Что Мистер Джон Линнелл Приобрел у Меня Гравированные Пластины и Авторское право на «Иова», которые находятся теперь в его единаличной собственности. (14 июля 1826)

Получено от Мистера Джона Линнелла Сумма в Сто пятьдесят Фунтов за Авторское право и Гравированные Пластины (количеством Двадцать две) за «Книгу Иова», Опубликованную Мною в Марте 1825 года. Уильям Блейк, Автор Произведения. (14 июля 1826)

Дорогой Сэр, ...находя себя достаточно здоровым, чтобы навестить Вас, я предполагаю отправиться отсюда в Четверг Утром после десяти, сразу, как только мы сможем. Нашим Экипажем будет Кабриолет, ибо, хотя я стал здоровее и крепче, я всё же не способен ездить в Дилижансе, и боюсь, что ещё некоторое время буду представлять собой только кости и жилы — нитки да катушки, как в Ткацком Станке. Забираться в Почтовую карету и выбираться из неё было бы для меня невозможно, хотя я кажусь здоровым, и не испытываю ни боли, ни недомогания, которому нет названия. Слава Богу, я больше не чувствую его, и очень надеюсь, что болезнь Оставила меня. (1 августа 1826)

Дорогой Сэр, Благодарю вас за пять фунтов, которые я получил сегодня. Каждое Утро мне становится всё лучше, но медленно, так как я все еще слаб и неустойчив, хотя все симптомы моего недуга, кажется, прошли. Прекрасная погода очень целебна и утешительна для меня. Я продолжаю, как мне кажется, всё более совершенствовать мои Гравюры к Данте и скоро сделаю пробные оттиски с этих четырех. Я прошу вас об одолжении прислать мне те две Гравюры к Данте которые находятся у вас, чтобы я мог привести их в должный вид, и придать им Тон и Интенсивность. Я думаю Снова и Снова о Переселении, и не могу вырвать свой Разум из состояния ужасного страха перед таким шагом. Чем больше я думаю, тем больше чувствую ужас перед тем, чего я прежде желал и о чём думал как о благодеянии и Добре. Надеюсь, вы поймёте это правильно, как Особенность Мышления, которую должно держать про Себя, запересть в Себе или Сократить до Ничто. Я мог бы рассказать Вам о Видениях и снах на эту Тему. Я просил и умолял о Божественной помощи, но страх не оставляет меня, так что я должен отказаться от того шага, который хотел предринять, и всё ещё хочу, но тщетно. Ваш Успех в Вашей Профессии меня радует более всего, и пусть он достигнет того Совершенства, которое вы желаете и даже более того, чего желает Вам Искренне Ваш УИЛЬЯМ БЛЕЙК. (Февраль, 1827)

Летом 1827 года Блейк почувствовал себя достаточно здоровым, чтобы в воскресенье 1 июля предпринять поедку в Хампстед. Но это оказалась его последняя поездка. Два дня спустя он писал Линнеллу:

Дорогой Сэр, Спасибо за Десять Фунтов, которые Вы так любезно прислали мне. Моя воскресная поездка в Хапстед вызвала новый рецидив, который продолжается до сих пор. Я оказался не таким здоровым, как ожидал, думая что должен продолжать жить в Стиле молодости. Однако моя рука лучше сегодня, и надеюсь, скоро буду выглядеть, как раньше, ибо я весь пожелтел, что сопровождается всеми старыми Симптомами. (3 июля 1827)


Info icon.png Это произведение опубликовано на Wikilivres.ru под лицензией Creative Commons  CC BY.svg CC NC.svg CC ND.svg и может быть воспроизведено при условии указания авторства и его некоммерческого использования без права создавать производные произведения на его основе.