Поэма женщины (Готье/Даниэль)

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Поэма женщины
автор Теофиль Готье, пер. Юлий Маркович Даниэль
Язык оригинала: французский. Название в оригинале: Le Poème de la femme. — Из сборника «Эмали и камеи». Источник: Готье Т. Эмали и камеи: Сборник / Сост. Г. К. Косиков. — М.: Радуга, 1989. — ISBN 5-05-002427-7



ПОЭМА ЖЕНЩИНЫ


ПАРОССКИЙ МРАМОР

Она однажды захотела
Тому, кто так мечтал о ней,
Прочесть, пропеть поэму тела,
Поэму прелести своей.

Сперва пленительной и властной,
Как бы инфантой с полотна,
Влача тяжёлый бархат красный,
Предстала перед ним она —

Такой, как у барьера ложи
В театре, где оркестра медь,
Заворожённая, не может
О ней восторженно не петь.

Потом, как истая артистка,
Роняя бархат огневой,
Осталась в облаке батиста
И силуэт явила свой.

Скользя, струясь по плоти голой,
По бёдрам от подъятых рук,
Рубашка, словно белый голубь,
У белых ног упала вдруг.

Для Фидия и Клеомена
Была бы мрамором она —
Венера Анадиомена,
Восставшая с морского дна.

Стекали светлые, похожи
На капли моря, жемчуга,
Сквозь них по шелковистой коже
Семи цветов легла дуга.

Что радостней и совершенней
Богоподобной наготы,
Поющей строфами движений
Гимн безупречной красоты!

Как неге волн, в песке прибрежном,
Хранящих вечный лунный свет,
Так и её движеньям нежным,
Медлительным предела нет.

Но, быть Венерою наскучив,
Отдавши древним дань сполна,
В ином пластическом созвучье
Нагую плоть дарит она:

Лежит султаншею сераля
В кашмирских вытканных коврах,
На смех коралловый взирая —
Собой любуясь в зеркалах;

Грузинке тихой, праздной, пышной
Кальян нашёптывает сны,
Бедро округлое недвижно,
И ноги томно скрещены;

И одалиской Энгра, чресла
Дразняще выгнув, возлежит,
Назло застенчивости пресной
И тощей скромности во стыд.

Но прочь, ленивица! Вот истый
Шедевр, чья беспредельна власть,
Вот бриллианта свет искристый,
Вот суть очарованья — страсть!

Откинув голову, не слыша,
Не видя ничего, она
Вздымает груди, тяжко дышит
И падает в объятья сна,

Трепещут веки, словно крылья,
На тёмном серебре белка,
И видно, как зрачки поплыли
В бескрайность светлую — в века;

Она изнемогла в экстазе,
Порывом страсти сражена, —
И пусть в батисте или в газе,
Как в саване, лежит она,

И пусть с могильными венками
Никто к ней не подходит, пусть
Фиалок пармских лепестками
У изголовья плачет грусть,

И пусть постель, её гробница,
Сияет нежной белизной —
Пред ней склониться и молиться
Поэт придёт порой ночной!


1849


Info icon.png Это произведение опубликовано на Wikilivres.ru под лицензией Creative Commons  CC BY.svg CC NC.svg CC ND.svg и может быть воспроизведено при условии указания авторства и его некоммерческого использования без права создавать производные произведения на его основе.