Осенняя жалоба (Малларме/Козовой)

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Осенняя жалоба
автор Стефан Малларме (1842—1898), пер. Вадим Маркович Козовой (1837—1999)
Язык оригинала: французский. Название в оригинале: Plainte d’automne. — Из сборника «Стихотворения в прозе». Дата создания: 1864, опубл.: 1891[1]. Источник: Французская поэзия. Антология. Перевод с французского В. М. Козового. Дом интеллектуальной книги. Москва. 2001.[2]



Вадим Маркович Козовой:

II. Осенняя жалоба

С тех пор как Мария меня покинула, улетев на другую звезду — какую же? Орион, Алтаир или к тебе, зелёная Венера? — я всегда дорожил одиночеством. Сколько долгих дней провел я один со своим котом! Говоря «один», я подразумеваю: без кого-либо во плоти, а мой кот — напарник мистический, дух. Я поэтому вправе сказать, что долгие дни провел один со своим котом и один — с кем-то из последних авторов латинского упадка; ибо странно и необычайно, с тех пор как жемчужного существа больше нет, полюбилось мне всё, что сводится к одному слову: закат. Так что в году моя избранная пора — последние летние истомлённые дни, непосредственно перед осенью, а в течение дня гулять я привык, когда солнце покоится, перед тем как истаять, лучась желтизной меди на серых стенах и медным багрянцем — на стёклах. Также и литературой, от которой душа моя ждёт упоения, я назову угасающую поэзию Рима, поскольку лишь, впрочем, она не впивает никак освежающего приближения варваров и не лепечет отнюдь детской латынью начальной христианской прозы.

Итак, я читал одну из этих милых поэм (чьи пятна румян меня чаруют больше, чем юношеский румянец), погружая ладонь в меха чистокровного зверя, когда под моим окном истомлённо и меланхолически запела шарманка. Она играла в широкой тополевой аллее, где мне кажутся хмурыми листья даже весной, после того как Мария здесь, в последний раз, прошла со свечами. Инструмент опечаленных — что ж, это верно: рояль мерцает, скрипка несёт истерзанным чувствам свет, зато шарманка меня заставила, в сумерках воспоминания, безысходно мечтать. Сейчас, когда она щебетала незамысловато весёлый мотив, вселивший радость в сердце предместий, мотив старомодный, избитый, — отчего же её ритурнель меня трогала за душу и доводила до слез, как романтическая баллада? Я впивал её медленно и не бросил в окно ни единого cy из страха двинуться с места и убедиться, что инструмент пел не один.

Перевод опубл. 1981

Stéphane Mallarmé:

Plainte d’Automne

Depuis que Maria m’a quitté pour aller dans une autre étoile — laquelle, Orion, Altaïr ; est-ce toi verte Vénus ? — j’ai toujours chéri la solitude. Que de longues journées j’ai passées seul avec mon chat. Par seul, j’entends sans un être matériel et mon chat est un compagnon mystique, un esprit. Je puis donc dire que j’ai passé de longues journées avec mon chat, et, seul, avec un des derniers auteurs de la décadence latine ; car depuis que la blanche créature n’est plus, étrangement et singulièrement j’ai aimé tout ce qui se résumait en ce mot : chute. Ainsi, dans l’année, ma saison favorite, ce sont les derniers jours alanguis de l’été, qui précèdent immédiatement l’automne, et dans la journée l’heure où je me promène est quand le soleil se repose avant de s’évanouir, avec des rayons de cuivre jaune sur les murs gris et de cuivre rouge sur les carreaux. De même la littérature à laquelle mon esprit demande une volupté triste sera la poésie agonisante des derniers moments de Rome, tant, cependant, qu’elle ne respire aucunement l’approche rajeunissante des barbares et ne bégaie point le latin enfantin des premières proses chrétiennes.

Je lisais donc un de ces chers poèmes (dont les plaques de fard ont plus de charme sur moi que l’incarnat de la jeunesse) et plongeais une main dans la fourrure du pur animal, quand un orgue de Barbarie chanta languissamment et mélancoliquement sous ma fenêtre. Il jouait dans la grande allée des peupliers dont les feuilles me paraissent jaunes même au printemps, depuis que Maria a passé là avec des cierges, une dernière fois. L’instrument des tristes, oui, vraiment : le piano scintille, le violon ouvre à l’âme déchirée la lumière, mais l’orgue de Barbarie, dans le crépuscule du souvenir, m’a fait désespérément rêver. Maintenant qu’il murmurait un air joyeusement vulgaire et qui mit la gaité au cœur des faubourgs, un air suranné, banal : d’où vient que sa ritournelle m’allait au rêve et me faisait pleurer comme une ballade romantique ? Je la savourai lentement et je ne lançai pas un sou par la fenêtre de peur de me déranger et de m’apercevoir que l’instrument ne chantait pas seul.

1864, publ. 1891


Примечания

  1. 12 стихотворений в прозе Малларме были впервые объединены в сборнике «Страницы», опубл. 1891.
  2. Перевод Вадима Марковича Козового публикуется здесь с разрешения вдовы В. M. Козового Ирины Ивановны Емельяновой. Впервые опубл.: «Бертран А. Гаспар из тьмы»: Наука; М.; 1981.



Info icon.png Это произведение опубликовано на Wikilivres.ru под лицензией Creative Commons  CC BY.svg CC NC.svg CC ND.svg и может быть воспроизведено при условии указания авторства и его некоммерческого использования без права создавать производные произведения на его основе.