Восьмистишия II (Куллэ)

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску
Шаблон:Подборки восьмистиший}} Восьмистишия II (2014- )
автор Виктор Альфредович Куллэ (р. 1962)
Шаблон:Подборки восьмистиший}} →
См. Антологию восьмистиший, раздел: «Подборки восьмистиший»
Другие страницы с таким же названием 

A8.jpg



«Учебник истории лжёт без затей…»

 * * *

Учебник истории лжёт без затей,
плодя виртуальный детсад.

Они двадцать лет растили детей,
чтоб в руки дать автомат,
а после — подсчитывать барыши,
закон даровать крепостным.

Жёлтое поле созревшей лжи.
Синее небо над ним.

январь 2014


«А когда прискучит новизна…»

 * * *

А когда прискучит новизна
и умрёт доверие к словам,
предстоит священная война
против собственных игрушек вам.

Человек вернётся в неолит,
сможет жить, как в детстве, на слабо.
Небо — это там, где не болит,
не болит нисколечко, не бо…

2014



«Азиатская хитрость: чем бегать наперегонки…»

 * * *

Азиатская хитрость: чем бегать наперегонки,
лучше душу укутать плащом-невидимкой, затем
выбрать правильный берег у неторопливой реки —
остальное, считай, приложится без проблем.

В целом люди совсем не глупы — лишь доверчивы к блеску слов.
Не желают вникать в механизм шевеленья губ.
Если долго смотреть на трупы проплывающих мимо врагов,
неизбежно узришь в одном из них собственный труп.

2014


Над «Историей Российского государства» Бориса Акунина
(«Верой в доброго царя…»)



Верой в доброго царя
óтроду утешен смерд.
Власть у русичей не зря
в женском роде. Как и смерть.

Невелик её секрет:
так играет с мышью кот.
Женщина дарует свет,
что потом сама скрадёт.

2014



«Без позитивного настроя…»

 * * *

Без позитивного настроя
день будет наперекосяк.
Что ж я смешу вас, волком воя
в кругу охотничьих собак?

Глянь: молодые сбились в стаю,
чтоб о засильи старцев ныть.
А я тихонько умираю.
И этого не отменить.

2014



«Буквам, вышедшим из-под пера…»

 * * *

Буквам, вышедшим из-под пера,
вероятно, вскоре предстоит
ощутить, что кончилась игра —
и вернуться в отчий алфавит.

Сколько ни понаписал херни —
так и не сумел поверить в свет…
Пусть моя любовь тебя хранит
даже там, где утешенья нет.

2014



«В детстве человек задарма…»

 * * *

В детстве человек задарма
на десятилетья согрет.
Но когда приходит зима —
нужно выживать. А секрет
лишь в иммунитете к любым
чаяньям. Надежда, изыдь!
Так волшебно знать, что любим...
Но без этого — можно жить.

2014



«В прошлом — пришлая птица, Сивилла…»

 * * *


В прошлом — пришлая птица, Сивилла.
Ныне — переродившись стремглав —
идеальное гнёздышко свила,
оперения не растеряв.

Ей не счастливо — просто комфортно.
Ей не хочется думать о нём.
Газ над новенькой евроконфоркой
распускается вечным огнём.

2014



«В сериале о докторе Хаусе…»

 * * *

В сериале о докторе Хаусе
нет надежды на доктора Спока,
ибо жизнь в управляемом хаосе
означает отсутствие Бога

— чем не повод для новой агрессии…
Где ж упомнить, кто первым слукавил?
Жизнь в устойчивом неравновесии
подтверждает отсутствие правил.

2014



«Ваш, так называемый, прогресс…»

 * * *

Ваш, так называемый, прогресс
дал отмашку, чтоб проснулся Зверь
Прежде человек на стенку лез,
коли совесть мучит. А теперь

наблюдаешь мир со стороны.
Хмыкаешь: «Какие дураки!»
Славное лекарство от вины.
Жаль, не помогает от тоски.

2014



«Величайшие в мире умы…»

 * * *

Величайшие в мире умы
мнили Свет порождением Тьмы,
Зло — законным зерцалом Добра…
А в прибытке лишь серость была.

Точно в заднице шилом свербя,
Зло само пожирает себя.
Но Добро вырождается в Зло —
мрачно напоминает стило.

2014



«Весна! Вороны чистят перья…»

 * * *

Весна! Вороны чистят перья.
Русь, пробудившись ото сна,
брюзжит с оттенком недоверья:
«Да полно… Вправду ли весна?»

Мир вам, дурашки! Нужно с толком
превозмогать небытиё.
Жизнь хороша порой настолько,
что не достойны мы её.

2014



«и ни единой звезды…»

 * * *

Волчья злая луна
и ни единой звезды.
Музыка обречена
стать продолженьем воды.

Влага, что точит гранит —
благом вливается в рот.
Как поцелуй — оживит,
и точно так же убьёт.

2014



«Вроде, дорос до Толстого…»

 * * *

Вроде, дорос до Толстого.
Надобно бы перечесть.
Самодостаточность слова
сдулась в голимую жесть.

Облако, Озеро, Башня
неподражаемы — но
всё же насущнее пашня,
где прорастает зерно.

2014




«Всё проходит — и это пройдёт…»

 * * *

Всё проходит — и это пройдёт,
хоть и кончилось не по-людски.
Время — это такой антидот
от непереносимой тоски.

Пусть без разницы станет жмуру,
чей теперь украшаешь гарем —
я в тебе никогда не умру,
даже если забудешь совсем.

2014




«Говорят, все слова уже…»

 * * *

Говорят, все слова уже
были сказаны прежде нас.
Пущен на колбасу Пегас —
вот и постишь стишки в ЖЖ.

Идиоту не надоест
проверять на подлинность речь.
Смысла нет — всё ушло в процесс.
Вот его и увековечь.

2014



«Голодец подкрался незам-…»

 * * *

Голодец подкрался незам-
етно. Не обойдётся без жертв.
Не хрен социальным низам
нагружать собою бюджет!

Чтобы легитимнее красть,
надобна подпитка идей.
Нелюдь, захватившая власть,
превращает нас в нелюдей.

2014



«Горчит влеченье, род недуга…»

 * * *

Горчит влеченье, род недуга,
но всё никак недопоймём:
мы — подсознанка друг для друга.
Со всем скопившимся дерьмом.

Никак, перемудрили греки,
нас наставлявшие в письме.
Россия лишь подымет веки —
и пробудúтся Брут в Хоме.

2014



«Ещё способна прокормить работа…»

 * * *

Ещё способна прокормить работа,
и речь послушлива, и боль сладка,
но механизм обратного отсчёта
уже нажала нежная рука.

Пока я пыжился, играясь в бисер —
у ней окреп к любви иммунитет.
Всё внятно и банально: просто бизнес.
Для личного и впрямь лазейки нет.

2014



«Жду, когда ты номер наберёшь…»

 * * *

Жду, когда ты номер наберёшь —
чтобы голос с головой накрыл,
заставляя вслушиваться в ложь
и подыгрывать по мере сил.

К страху перед пошлостью святой
выработался иммунитет.
Было болью — стало пустотой.
Неподдельнее опоры нет.

2014



«Железо отблестело…»

 * * *

Железо отблестело,
а ножны съела ржа.
Мужчина это тело
а женщина — душа.

Но отчего, мороча
и кобелей, и клуш,
душа до тел охоча,
а тело алчет душ?

2014



«Жизнь приближается к нулю…»

 * * *

Жизнь приближается к нулю,
а я ещё тебя люблю.

Когда сойду на минус,
переступив черту,
и пасть оскалит Минос —
свободу обрету.

Ан, в царствии теней
любовь ещё сильней.

2014



«Жизнь, что завершилась вчерне…»

 * * *

Жизнь, что завершилась вчерне,
впору переводить в беловик.
Но питаться светом извне
я и к старости не привык.

Ностальгический идиот
всё ещё зачарован тьмой
той любви, что его спасёт —
чтоб неспешно добить самой.

2014



«За столетие на сантиметр…»

 * * *

За столетие на сантиметр
подрастает самшит.
Жизнь завершается смертью. Смерть
человека страшит.

Вот и сходит с ума самоед,
плодит несуразную муть.
А может, чтобы увидеть свет —
достаточно выключить тьму?

2014



«Земля глядит с тоскою на Луну…»

 * * *

Земля глядит с тоскою на Луну
и тянет к ней приливную волну.

Земле дороже дальних звёзд Луна —
но та от века в Солнце влюблена.

Она сияет отражённым светом,
и ничего не требует при этом.

А Солнце знать не знает о Луне —
оно сгорает в собственном огне.

2014


Зеркало («Любое существо на водопое…»)

 * * *

Любое существо на водопое
страшит и манит жутью глубина.
Господь для нас — лишь зеркало живое,
и зазеркалье — не Его вина.

Бесстрастное к величию и сраму,
влечёт самодовольных как магнит.
Мужчина проницает амальгаму,
подруга — отражения плодит.

2014



«И не зябко — а до костей продрог…»

 * * *

И не зябко — а до костей продрог.
Наилучшее чтиво не в прок.
Хорошо бы кота пристроить под бок —
теплоты бескорыстной клубок.

Одиночество — это один в ночи.
Днём не страшно — на то и день.
После третьей пачки табак горчит,
но бороться с куреньем лень.

2014



«Идеологам элит…»

 * * *

Идеологам элит
важен легитимный вид.
Потому что цель элиты —
чтобы волки были сыты.

А народ пусть ржёт и жрёт
жвачку липовых свобод.
Потому что цель народа —
справедливая свобода.

2014


«Клинок пленяют ножны…»

 * * *

Клинок пленяют ножны,
как Господа — собор.
Одёжки зла роскошны,
и ум его остёр.

Добро простосердечно
шныряет телешом.
Ничто
не длится вечно.
И это хорошо.

2014



«Куда забросит быта маховик?..»

 * * *

Куда забросит быта маховик?
Воронка Ада. Рая горний конус.
Вот Бродский полагал, что Рай — тупик,
а дальше — ослепительная косность.

Жить в одиночку проще. Умирать
мучительней. И никому нет дела:
чем дальше будет заниматься рать
душ, вытравивших паразита тела…

2014



«Любая безупречная скворечня…»

 * * *

Любая безупречная скворечня
заведомо постылее гнезда.

Рай всё одно не может длиться вечно.
Вот Ад земной, пожалуй, навсегда —
глянь, как на грабли наступают внуки.

В который раз по прихоти подруги
мы яблоко познания грызём,
чтоб после обратиться в чернозём.

2014



Любовь («Водицей питьевой…»)


Водицей питьевой
прикидывалась — чтоб
накрыло с головой.
Лишь чудом не утоп.

Потом с ума свела,
отхлынув как волна.
Печаль моя светла.
Тоска моя черна.

2014



«Мачо, или прекрасного принца…»

 * * *

Мачо, или прекрасного принца
можно вымечтать, ежли темно.
Жаль тебя: ты так любишь любиться,
а любить — не дано.

Сотворив из свободы неволю,
гонишь сентиментальность взашей.
Нарожать — это подвиг, не спорю.
Но чему ты научишь детей?

2014



«Мир страшен, пока ты маленький…»

 * * *

Мир страшен, пока ты маленький,
но слаще, чем леденец.
Спешит, как качели, маятник,
что подтолкнул отец.

Так славно летать без цели,
да мать со двора зовёт.
Поскрипывают качели.
Пока не кончен завод.

2014



«Молодость завсегда права…»

 * * *

Молодость завсегда права
и свободна от чувства вины.
Для неё чужие слова
преисполнены новизны.

А для скушного старика
всё сливается в День Сурка:
те же мысли, те же слова.
Вечность, в сущности, такова.

2014



«Мускулистым и загорелым…»

 * * *

Мускулистым и загорелым
слаще жить в комфортной клоаке.
Выбор между словом и телом
предстоит бумагомараке.

Тело совершеннее слова.
Слово долговечнее тела.
Да душа ещё не готова —
дырку в небе не провертела.

2014



«Неотложное, как правило…»

 * * *

Неотложное, как правило,
переносится на завтра.
Смерть, как женщина, лукавила —
машинально, без азарта.

Так (прости за аллегорию)
в матримониальном зуде
тётка метит территорию —
вечно что-нибудь забудет.

2014



«Ночь начинается под утро…»

 * * *

Ночь начинается под утро,
когда отсутствует Луна,
а небо дочиста продуто,
и каждая звезда видна.

Лиловым, розовым, зелёным
горит раскинутая сеть.
Я видел звёзды над Ольхоном.
Теперь не страшно умереть.

2014



«Обид маховик…»

 * * *

Обид маховик.
Измен крутизна.
Попробуй на миг
извне глянуть на

смешную вражду,
дурные понты...
Когда я уйду —
останешься ты.

2014



«Опять троянцы греков мочат…»

 * * *

Опять троянцы греков мочат,
а те в ответ опять хитрят.
Но даже боги не отсрочат
взросленья маленьких тигрят.

Тестостерон тестостероном —
играйся что есть сил, глупыш.
Вот познакомишься с Хароном,
и там уже не пошалишь.

2014



«Отвратна единообразность…»

 * * *

Отвратна единообразность,
но всё же мой вопрос уныл:
«Зачем Господи лишил ребра нас
и женщиною одарил?

Зачем взамен любви и веры
дал чувство собственной вины?
Зачем все кошки ночью серы,
а в чёрной комнате — черны?»

2014



«Пили водку, говорили поэзию…»

 * * *

Пили водку, говорили поэзию
в материнских недрах полуподвала.
После это превратилось в профессию —
то есть радость приносить перестало.

Перестукиваясь вялыми лайками
или ввязываясь в праздную склоку,
несмышлёныши каляка-маляками
испещряют стену Господу Богу.

2014



«Писать + не сходить с ум…»

 * * *

Писать + не сходить с ума —
особая наука.
Не тело для души тюрьма —
несовершенство звука.

Но как становится смешон
тот, кто, шлифуя фразу,
жить — жил, но так и не сошёл
с ума вообще ни разу.

2014



«Пламенной листвы…»

 * * *

Пламенной листвы
жертвенный полёт.
Доверял любви —
оказалось: лжёт.

К вящему стыду
я сроднился с тьмой.
Свидимся в Аду,
Ангел мой!

2014



«Пляс теней в полумгле…»

 * * *

Пляс теней в полумгле
пресловутой пещеры.
Время клонит к земле
тяжелей атмосферы.

Тесно ртутным парам
в пустоте Торричелли,
коли маятник впрямь
превратился в качели.

2014



«Полжизни ждал, что вперед…»

 * * *

Полжизни ждал, что впереди
блистательный финал.
Теперь по капельке цеди
то, что не расплескал.

Мой мальчик, зеркала не врут,
и после сорока
останутся лишь долгий труд
да лютая тоска.

2014



«Полуангелы, полускоты…»

 * * *

Полуангелы, полускоты —
мы играем в дурном кино.
Слабость — следствие доброты
или глупости — всё одно.
Пусть экранная простыня —
гробовой испод простыни,
если надо — возьми меня.
Беззащитных оборони.

2014



«По-прежнему собачимся упрямо…»

 * * *

По-прежнему собачимся упрямо
и рассуждаем каждый о своём.
О Господи, как молодеет мама,
когда доводится побыть вдвоём.

Она всё чаще куксится некстати
и забывает давешнюю речь.
Я постарел, когда не стало бати.
Теперь — лишь охранить и уберечь.

2014



«Поскрипывает кровать…»

 * * *

Поскрипывает кровать,
потом накрывает сон.
Тебе на меня плевать —
а я, как юнец, влюблён.

Бывает и наоборот:
лань трепетно ждёт — чем с ней
займётся нетрезвый скот…
Быть одному — честней.

2014



«Правила этикета…»

 * * *

Правила этикета
удушливее режима,
но жизнь на исходе света,
в целом, переносима.

Равнодушным котярой
на ковре разложись.
Молодость — сон, который
снится потом всю жизнь.

2014



«Духовностью нынче торгуют вразве…»

 * * *

Духовностью нынче торгуют вразвес,
как будто на небе есть блат.
Мы помним о том, что Господь воскрес —
забыв, что Он был распят.

Пусть дёшевы станут комфорт и снедь,
бездушному зябко уму.
Ведь для того, чтоб кого-то согреть —
нужно сгореть самому.

2014



«Пустота влечёт как магнит…»

 * * *

Пустота влечёт как магнит,
да любовь удрать не даёт.
Лист ещё на ветке дрожит —
страшен беспилотный полёт.

Милая, ты ветру сродни
и любовь тебе не к лицу.
Падающий лист — подтолкни.
Небо подари беглецу.

2014



«Пытаясь согреться, пойми…»

 * * *



«…я отдал свое семя как донор…»
Денис Новиков






Пытаясь согреться, пойми:
огонь — это будущий пепел.
Потешные доноры спермы
любили, и были людьми.

Пусть слово уже не утешит,
но всё ещё может согреть
пока в карнавальном кортеже
фальшивит горячая медь.

2014



«Ребёнок, которому взрослый впервые солгал…»

 * * *

Ребёнок, которому взрослый впервые солгал,
влюблённый слепец, проведавший об измене —
ещё не подозревают, что жизнь состоит из лекал.
Вот и ведут себя, как дилетанты на сцене.

Лгать будут все. Верить нельзя никому
(в первую очередь — самообману души).
Но сохранить рассудок въедливому уму
позволяет лишь вера, противостоящая лжи.

2014



«Самодовольному задроту…»

 * * *

Самодовольному задроту
то зелен виноград, то щи
кислы. А ну-ка за работу!
И на судьбину не ропщи,

что чаще била, чем дарила —
стране возлюбленной подстать…
Живой — так радуйся, дурила!
Потом уже не наверстать.

2014



«Снаружи лёд, а изнутри — огонь…»

 * * *

Снаружи лёд, а изнутри — огонь.
Но лишь попробуй протянуть ладонь —
лёд тающий затушит без труда
огонь, томящийся под коркой льда.

Любимая, не дай себе не дать —
ведь девственность лишь в детстве благодать,
и лишь монахинь красит целибат.
Стремленье в Рай порой заводит в Ад.

2014



«Сперва я был из красной глины…»

 * * *

Сперва я был из красной глины.
Потом, с разрывом пуповины,
латал творения прорехи.
Творил наряды и доспехи.

Затем из Света и из Слова
слепилась новая основа —
неуязвимее кристалла.
И вот меня совсем не стало.

2014



«Среди тех, кто был мною любим…»

 * * *

Среди тех, кто был мною любим,
мёртвых больше уже, чем живых,
но всё чаще — инстинктом слепым —
ощущаю присутствие их.

Столько лет уже нету отца.
Я подолгу беседую с ним,
потому что любовь мертвеца
помогает держаться живым.

2014



«Старость крадущуюся подсластя…»


Старость крадущуюся подсластя,
двое встречаются жизнь спустя.
Страсть, что крушили наперегонки,
перекочевала в стишки.

Вновь их друг к другу влечёт, как магнит.
К чорту суверенитет.
Но женщина лжёт. А мужчина молчит,
чтоб не солгать в ответ.

2014



«Так тщился просчитать Ничто…»


Так тщился просчитать Ничто,
что вскоре стал ничем —
простым ковёрным в шапито
надуманных проблем.

Сколько угодно в рифму ной,
неси любую дичь —
ничто не вечно под луной.
Гармонии опричь.

2014



Теория относительности («Коль глух, как пень…»)


Коль глух, как пень,
иль слеп, как крот,
ты — дребедень,
мишень острот.

Высокодуховен —
всем прочим в пример —
ты глух, как Бетховен!
Ты слеп, как Гомер!

2014



«То — насмешливей водички…»

 * * *

То — насмешливей водички,
то — бесчувственней, чем сушь.
По боку твои привычки,
и давай скорей под душ!

Знаешь, это даже странно:
симпатичней моря — ванна.
Лучший в мире водоём —
тот, в котором мы вдвоём.

2014



Философия («Терзались вечными вопросами…»)


Терзались вечными вопросами,
смирялись с точными ответами —
а стали стервами нервозными
и дутыми авторитетами.

Томились глупыми вопросами,
пленялись пошлыми ответами —
но стали молодыми звёздами
и совершенными планетами.

2014



«Юнец уверен: никогда не поздно…»

 * * *

Юнец уверен: никогда не поздно
переиграть. Но всё же настаёт
день, разделивший жизнь на до и после…

А дальше — ощущает виршеплёт —
лишь запоздалый стариковский лепет,
летящий жизни прожитой вослед:
«Меня моя любимая не любит.
Всё остальное — суета сует».

2014



«— Сколь ни скопим обид…»

 * * *
— Сколь ни скопим обид,
ты — навек — благодать.
Без тебя мне не быть,
но с тобой мне — не стать

светлым, что без проблем
брёл по Божьим Садам…
— покидая Эдем,
молвил Еве Адам.

2015



«“Odi et amo” — чеканит латыньь…»

 * * *

“Odi et amo” — чеканит латынь.
Твой креатив пошикарней:
плюнуть в протянутую ладонь —
круче, чем потчевать камнем.

Это не треск парашютной стропы —
честная весть о свободе.
Просто будь счастлива. Переступи…
“Amo” — сильнее, чем “odi”.

2015



«Бывший народ, распавшийся на чиновную знать…»

 * * *

Бывший народ, распавшийся на чиновную знать
и электорат — до смерти не восприму.
Свобода — это когда больше не надо лгать,
в первую очередь — себе самому.

Пусть большинство заблуждается — ушлому меньшинству
больше навряд ли поверит даже слепой.
Этой зимы, похоже, не переживу.
Честная плата за право остаться собой.

2015



«Было снегом…»

 * * *

Было снегом —
стало словом.
Свыкся с веком.
Тошно в новом.
Ремесло вам
вспомнить не с кем…
Было словом.
Стало снегом.

2015



«Было творчеством — а стало…»

 * * *

Было творчеством — а стало
Креативным менеджментом.
Жить в эпоху капитала —
расслабляться под клиентом.

Ни тоска, ни острословье
не помогут Дон-Кихотам.
Начинается любовью,
а кончается — расчётом.

2015


Весна Ж («Рухлядь зимнюю долой!..»)


Рухлядь зимнюю долой!
На душе тревожно…
Чтобы полетать с метлой,
обнажаться можно!

Главное весной — не дать
в стельку им напиться.
«Снова нечего надеть —
слышишь, ты, тупица!»


Весна М («Распускаются цветы…»)


Распускаются цветы.
Чик-чирик пичуги.
Время женской суеты…
Только мы, пьянчуги,

не стремимся напоказ
выставлять обновки.
Содержимое для нас
краше упаковки.

2015



«Воли, сжатой в кулак…»

 * * *

Воли, сжатой в кулак,
всё одно не достанет, чтоб вынести.
Убивай, коли так.
Креативные комплексы вымести.

Тяга всех Галатей —
Пигмальона загнать ниже плинтуса.
В мире взрослых людей
обижаться на правду не принято.

2015



«Всю жизнь мечтал: в Раю или в Аду…»

 * * *

Всю жизнь мечтал: в Раю или в Аду
хотя бы раз ещё в тебя войду.
Рай — фикция. Реален только Ад.
Я — функция. Ты — ось координат.

Кривой недостижима асимптота.
Вновь льну. Зазор не меньше, чем вчера.
Что там последним умирает? То-то —
давно пора.

2015



«Зазор, нас разделяющий, столь тонок…»

 * * *



Не знаю, как там с Гончаровой,
но сигарета — мой Дантес…
И. Б.






Зазор, нас разделяющий, столь тонок —
но нет брони надёжней пустоты.
Бьюсь об заклад, что мой финальный томик
навряд ли полистать решишься ты.

Пусть издали, но жизнь тобой согрета —
я простодушно верил в эту ложь.
У Бродского в Дантесах — сигарета,
ну а меня, не целясь, ты пришьёшь.

2015



«И сызнова демон прелестный прельстит…»

 * * *

И сызнова демон прелестный прельстит,
душе предвещая разлад.
Утративший крылья — не в силах простить
того, кто остался крылат.

Вот так и любовь, мой последний оплот…
Бездумно, почти как дитя,
сначала она отправляет в полёт,
потом — режет крылья шутя.

2015



«Из всех окопов раздаются окрики…»

 * * *

Из всех окопов раздаются окрики
(как в годы пылкой классовой борьбы):
«Ты с кем, братишка: с эльфами — иль с орками?»
Да человек я… Им остаться бы.

И орки просто шлют меня по матери,
а эльфы — причисляют к силам Тьмы…
Учитесь мыслить в двуедином Мордоре
и, может, всё же станете людьми.

2015


Пушкин («Икона, что намалевали…»)


Икона, что намалевали
жандармы вкупе с пушкинистами,
ему б понравилась едва ли.
Жирафам дóлжно быть пятнистыми.

В век торжествующего злата
поэты — на передовой.
Без Битова и без Булата
он стал бы менее живой.

2015



«Как Герой проклятая нимфа…»

 * * *

Как Герой проклятая нимфа,
бесхозный звук овеществлю…
Я, в сущности, всего лишь рифма
к Творцу — и тем, кого люблю.

Танатос скушный, ушлый Эрос
по жизни сколько ни врали б —
лишь бы в конце не впасть, как в ересь,
в самонадеянный верлибр.

2015



«Коли Шекспира впрямь переведу…»

 * * *

Коли Шекспира впрямь переведу —
моим соавтором себя сочти.
Я опостылел сам себе. К стыду,
смысл жизни придаёт лишь он и ты.

Тебе так лакомо сводить с ума,
что думать о последствиях — ни-ни.
И завладевшая душой зима
той, что в твоей душе царит, сродни.

2015



«Коль на верхах всё перетёрли…»

 * * *

Коль на верхах всё перетёрли
и шар земной катúтся на… —
пора записываться в тролли.
Чай, в соцсетях и смерть красна.

Залезу в чат для моциона —
позубоскальствовать извне
в Великой Информационной
войне.

2015


«Крыльев трепетная бахрома…»

 * * *

Крыльев трепетная бахрома
чует траурную кайму.
Смерть — не боль. Просто холод и тьма.
В ней вполне можно жить. Но к чему?

Мотылёк, грациозен и мал,
размышляет при виде костра:
«Мир ловил меня — но не поймал.
Вечереет. Пожалуй, пора».

2015



«Листаешь учебник истории…»

 * * *

Листаешь учебник истории…

Насчёт позитива — голяк:
бомбёжки, чума, крематории,
сплошной перманентный ГУЛаг,
костры, эшафоты с кутузками…

Гадаешь: на чьи же грины
этукры сражались с этрусскими
ещё до Троянской войны?

2015



«Мужикам позор и стыд…»

 * * *

Мужикам позор и стыд,
но хватательный инстинкт
у безруких Афродит
быстро руки отрастил.

Садит веером с двух рук,
как какая Никитá.
Красоте всё недосуг —
мир спасает доброта.

2015


На мотив У.Х.Одена («Что с того, что однажды звезда…»)


Что с того, что однажды звезда
свет прольёт на пристанище боли?
В этой древней игре завсегда
в дураках будет любящий больше.

Если честно: мне, собственно, по фиг —
что свело нас, и что развело.
Но любовь и бесстрастная похоть
несовместны: как честь и бабло.

2015



Над переводом «Венеры и Адониса» («Прости, Богиня, что мольбе…»)


Прости, Богиня, что мольбе
не внял. Что был как лёд.
Но ты бессмертна — я тебе
лишь краткий эпизод.

Жизнь принимаешь за игру,
лукава и горда.
А я совсем всерьёз умру.
Как ты тогда?

2015



Надежда («Сколько раз давал зарок…»)


Сколько раз давал зарок,
что надеяться: ни-ни.
Крадучись, пушной зверёк
укорачивает дни.

Незатейливый секрет:
без неё имеешь шанс
на десяток лишних лет…
Или — сдохнешь прямо щас.

2015



«Нам одиночество в сети…»

 * * *

Нам одиночество в сети
как галоперидол вкололи.
Комп — лишь подобие культи
для ампутированной воли.

Пусть, в соцсетях являя прыть,
свой компенсируешь невроз ты —
но временами нужно жить,
а не кропать о жизни посты.

2015



«Не стоит спорить. Право, ты…»

 * * *

Не стоит спорить. Право, ты
в суждениях расхож.
Переизбыток правоты
противнее, чем ложь.

Играют мальчики в войну,
страшась предать игру.
А я люблю свою страну —
и за неё умру.

2015



«Немыслимой дуэли…»

 * * *

Немыслимой дуэли
сценарий написал.
Нарочно — мимо цели.
Прицельно — в небеса.

История сурова.
Поэзия — легка.
От Гумилёва — Слово.
От Блока — облака…

2015



«Ни крупицы надежды, но и ни капли вражды…»

 * * *

Ни крупицы надежды, но и ни капли вражды —
лишь сокрушенье и жалость — мой суверенный оплот.
Любовь прихотлива как пламя, уклончивее воды.
Единожды предавший, быть другом перестаёт.

Пусть та, что на сердце положена как печать,
не доросла до дружбы — выдюжу за двоих.
Ушедшим друзьям уже не дано предать —
в отличие от живых.

2015



«Ни любимой, ни подруге…»

 * * *

Ни любимой, ни подруге
без косметики никак.
Лгут из блажи и от скуки,
по расчёту, просто так.

С кем ты в койку ни ложись,
поутру поймёшь, дурила:
лженщина привносить лжизнь
в жизнь, которой одарила.

2015



«Ночь Рождества. Приближение таинства…»

 * * *

Ночь Рождества. Приближение таинства,
празднества — всем, задарма…
Сызмала к свету доверчиво тянемся —
держит утробная тьма.

Так подтверждай прямизной позвоночника
медленный рост к небесам.
Подлинный свет не имеет источника,
ибо источник — ты сам.

2015



«Однажды скажешь слово в простоте…»

 * * *

Однажды скажешь слово в простоте —
и коготок увяз. А после трепещи ты
как сможешь: со щитом, иль на щите.
Поэты беззащитны.

Не исходить на смех, и не срываться в крик.
За будущим не признавать старшúнства.
Нам кажется, что мы утратили язык —
а может, просто мы его страшимся?

2015



«Отрастает брюшко…»

 * * *

Отрастает брюшко,
дýши перегорели.
Верить в Бога легко.
Верить Богу — тяжеле.

Для тщеславных сердец
нет пути к диалогу.
В Бога верит слепец.
Человек — верит Богу.

2015



«Подвешен ёлочной стекляшкой…»

 * * *

Подвешен ёлочной стекляшкой
на нежной паутинке звука,
я жду — как поле перед вспашкой —
боль исцеляющего плуга.

Пусть будет так, как ты хотела.
Болезнь гуманнее леченья.
Серебряным дождём сквозь тело
проходит музыка забвенья.

2015



«Предсказуема, в меру смелá…»

 * * *

Предсказуема, в меру смелá,
не выходишь из лакомой роли.
Не доверия жду, не тепла —
тóлику человечности что ли.

Ты меня на рассвете убьёшь,
машинально меняя обличья.
Для тебя это — честная ложь.
Для меня... Впрочем, всё как обычно.

2015



«Прискучили костыли…»

 * * *

Прискучили костыли —
заёмные мысли, слова.
Художники — кустари,
да прёт напролом братва.

Когда сочиняешь стих —
мешает чужая кладь.
Душа на своих двоих
пытается ковылять.

2015



«Проявления жизни летальны…»

 * * *

Проявления жизни летальны.
На импровизе всё, как в ОСВОДе.
Лётчики изучают летальни,
чтобы небо освоить.

Проявления смерти — лабильны,
как сомнения в бóшке кустятся.
Любящих охраняют любильни,
ведь любовь — это всё же константа.

2015



«Русалки, пухлощёкие тритоны…»

 * * *

Русалки, пухлощёкие тритоны,
но чаще — заурядная треска.
Столь долго плыл, что волны монотонны
и горизонт опасен для зрачка.

Грядущего подтаявшая глыба
при встрече в чувство приведёт сполна.
Кого волнует плачущая рыба?
И без неё водичка солона.

2015



«Слезы неподдельная дрожь…»

 * * *

Слезы неподдельная дрожь:
«Какие вы всё же скоты!»
Для женщины право на ложь,
пожалуй, важней красоты.

Пусть сам быть обманутым рад,
достаточно внятных примет:
иная причёска, и взгляд
иной — точно выключен свет.

2015



«Сначала — блажь, соблазн…»

 * * *

Сначала — блажь, соблазн,
игры и горя сплав.
Гармония сбылась,
простосердечьем став,

свободой и судьбой,
путём из тупика…
Не бойся, я с тобой.
И это — на века.

2015



«Солнце, как в исполинской линзе…»

 * * *

Солнце, как в исполинской линзе,
преломляется в Невской дельте.
Я любил тебя больше жизни.
Но, наверное, меньше смерти.

Уповал, как на Бога. Бог же
занят, и не может не мешкать.
Но любовь всё же смерти больше.
Хоть, случается, жизни меньше.

2015



«Считая близость формой западни…»

 * * *

Считая близость формой западни,
а не любви — ты честно преуспела.
Теперь, отсчёт, идущий не на дни,
а на часы — лишён ловушки тела.

Поймёшь ли, что я так тебя любил,
сходя с ума в благоговейном бунте,
как вряд ли хоть ещё один дебил
способен будет.

2015



«Тайком перекрывают кислород…»

 * * *

Тайком перекрывают кислород,
чтобы осыпать милостью прилюдно.
Так власть тиранит собственный народ,
считая, что в итоге тот полюбит.

Всем хочется любви. Любая дрянь
о счастье грезит. Вот простой аналог:
мужчина гонит женщину как лань,
не понимая, что смешон и жалок.

2015



«То заводишься с пол-оборота…»

 * * *

То заводишься с пол-оборота,
то спасаешься в системный сбой.
Нелюбовь — как скверная погода
в городе, придуманном тобой.

Знаешь, мне, доверчивому психу,
не страшащемуся, что смешон,
жаль тебя — гордячку и трусиху,
не посмевшую сломать шаблон.

2015



«Хрéна вам! — а не душу России…»

 * * *

Хрéна вам! — а не душу России
тормошить, рассыпая пшено.
Здесь у времени свойства резины:
на морозе крошится оно.

«Не откладывайте на завтра
то, что можно не делать вообще…» —
вымирающего динозавра
просвещает бессмертный Кощей.

2015



«Чему неустанно созвучья, стихи и…»

 * * *

Чему неустанно созвучья, стихи и
холсты учат ушлых кутят?
С утратой гармонии — душу стихии
игрою прельстят.

Пусть страшно ложиться кусочками смальты
в узор, смертным непостижимый —
поэзия неизбежнее смерти.
Любовь непреложнее жизни.

2015



«Чистая нота…»

 * * *

Чистая нота
на склоне дней —
слаще полёта,
любви страшней.

Пора смириться,
прервав игру,
что стану птицей
когда умру.

2015


«шагреневая кожа…»

 * * *

шагреневая кожа
души ужалась до точки
пущай непосильна ноша —
привычно клянчит отсрочки

кликушествовать неохота
но снова — фонарь аптека
свобода не для готтентота
для человека

2015


Шахматово («Здесь, придав соловьиному гаму…»)


Здесь, придав соловьиному гаму
мужество претворения в речь —
он измыслил Прекрасную Даму.
Чтобы клюквенным соком истечь.

Отразившийся в зеркале Блока,
рожей напоминает слегка
перепуганного бандерлога —
коим просто побрезговал Каа.

2015


«Шпиль собора, буравящий небо…»

 * * *

Шпиль собора, буравящий небо,
или купол, молящий о ласке —
для одних это просто плацебо,
для других растворение в сказке.

В толкованиях умники прытки.
А Творец повернулся спиною
к неудачной, но честной попытке…
И творит уже нечто иное.

2015



«Я на склоне лет ханжою…»

 * * *

Я на склоне лет ханжою
стал бы. Да беда такая:
возомнишь, что чист душою —
тотчас в бóшку проникают

мысли, скользкие как слизни
и нахальные как черти.
Понял всё о смысле жизни.
Думаю о смысле смерти.

2015



«„Кушать подано!“ — Взгляды, уловки…»

 * * *

«Кушать подано!» — Взгляды, уловки,
умолчанья — давно не с руки.
Так давно низведён до массовки,
что пора и на колосники.

Не способна любить — не люби ты…
Только и про запас не держи,
поощряя дурное либидо
долгой гомеопатией лжи.

2016



Pushkin Rereading («Я Вас любил — любовь ещё быть может…»)


Я Вас любил — любовь ещё быть может
в душе моей угасла не совсем.
С тех пор тоска исправно сердце гложет
и до хрена с потенцией проблем.

Я Вас любил, прощая все проделки,
то похотью, то нежностью томим…
Я Вас любил — а Вы любили деньги.
Так дай Вам Бог не вляпаться в экстрим.

2016



«Глянешь в ленту: бедлам…»

 * * *

Глянешь в ленту: бедлам
иль духовная скрепа.
То повинен ислам,
то агенты Госдепа.

Удираю в Непал,
чтоб толмачить Хайяма.
До чего ж задолбал
этот ваш Эрдобама!

2016



«Глянь, как бузит для прикола…»

 * * *

Глянь, как бузит для прикола
прекраснолицая рать.
Лáкомо: из комсомола —
совестью нации стать.

Пусть креативен, но долог
путь до провластных высот.
Ласковый политтехнолог
два причиндала сосёт.

2016


«Голливудский ужастик: проникнет вовнутрь…»

 * * *

Голливудский ужастик: проникнет вовнутрь
пакость — зубки поскалить так лакомо.
Человеческий облик нетрудно вернуть,
душу — нет. Впредь вам быть вурдалаками.

Сознавая: доверию вышел лимит,
в гнев соскальзывая, как по наледи,
те, кто выжил — должны оставаться людьми.
Даже в мире ликующей нелюди.

2016



«Допустимым тактически злом…»

 * * *

Допустимым тактически злом
я в твоих рассужденьях смущён.
Помнишь кухню: а там, за стеклом —
дышит тоталитарный дракон?

Друг дражайший, талант твой немал.
Ты был мне — как университет.
Но о подлости вдруг умолчал.
Спорить впредь — настроения нет.

2016



«Когда на вольном толковще…»

 * * *

Когда на вольном толковще,
чтоб всё перевернуть вверх дном,
они опоры точку ищут —
я памятую об одном:

майдан Семнадцатого года
вскарабкался на броневик,
чтоб посрамлённая Свобода
сховала в задницу язык.

2016



«Коллеги заняты пиписькомером…»

 * * *

Коллеги заняты пиписькомером.
Подругу страх старения гнетёт.
Вникать в оттенки серого на сером
прискучило. Кураж уже не тот.

Лишь выпадешь из жизненной движухи —
и скушно тратить время на муру.
В моём дому всю зиму жили мухи,
и я всерьёз страшился, что умру.

2016



«„Мордор должен быть разрушен!“…»

 * * *

«Мордор должен быть разрушен!» —
повелел Хозяин Света. —
«Только в этом деле нужен
хитрый план, а не ракета».

Лгали долго и умело,
но не вышло взять с наскока…
Вновь на Западе темнело,
снова Солнце шло с Востока.

2016



«Обитатель колодца…»

 * * *

Обитатель колодца
ждёт восхода звезды.
День привычно начнётся
кратким выдохом: «Ты?!!» —

без тебя ли, с тобой ли…
В сердце припасено
столько света и боли,
что мне всё одно.

2016



«Опыт с возрастом остудит…»

 * * *

Опыт с возрастом остудит:
нет надежды — и не будет.
Да и вера не пришла.
Жизнь прозрачней без тепла.

Лишь любовь шугает бесов…
Стоек старый астроном,
ведь из самой чёрной бездны
звёзды видно даже днём.

2016


Потоп («Так мечтал, так трудился — а проку?..»)



Так мечтал, так трудился — а проку?
Плоть — немыслима без нечистот.
Красота — подстрекает к пороку…

Позже Он, устыдившись, сочтёт
малодушием детским решенье
опыт Свой неудавшийся смыть.

Совершённое — несовершенно.
Значит, жизнь не утратила смысл.

2016



«Провокация: слабó де…»

 * * *

Провокация: слабó де
доиграться до предела?
Дух пленённый — о свободе
умствует в темнице тела.

Не смущайся, милый… Только
рухнет вскорости темница.
В потаённом кровотоке
тромбик маленький таится.

2016



«Устал барахтаться. Любой сюжет…»

 * * *

Устал барахтаться. Любой сюжет
чреват двусмысленностью шутовской.
Когда в конце тоннеля света нет,
он именуется слепой кишкой.

Чем оправдаю жизнь, когда умру?
Похоже, всё бессмысленно. Но хоть
одну слезу из глаз твоих утру —
уже не зря слепил меня Господь.

2016



«фауне флорой…»

 * * *

фауне флорой
стать предстоит
в песне которой
перепрошит

всё ж не хватает
любящих нот
тело истает
душа оживёт

2016



«Что умолк, хохлатый щегол?..»

 * * *

Что умолк, хохлатый щегол?
Звуки в клюве оцепенели?
Ветвь, где эту зиму провёл,
зеленеет от трели к трели.

Чем роскошнее шум листвы,
тем пичуги песнь бестелесней.
Умирают — от нелюбви.
Это лучше, чем от болезней.

2016



«С годами к слепоте пожёстче…»

 * * *

С годами к слепоте пожёстче,
но мягше к слабостям. Любым.
Ты наилучшею из женщин
был незаслуженно любим —
пусть ненадолго. Так изволь
пристойно написать про это
и просто помнить: даже боль —
источник внутреннего света.

Mallorca, 25.IV.2016


Потоп


Так мечтал, так трудился — а проку?
Плоть — немыслима без нечистот.
Красота — подстрекает к пороку…
Позже Он, устыдившись, сочтёт
малодушием детским решенье
опыт Свой неудавшийся смыть.
Совершённое — несовершенно.
Значит, жизнь не утратила смысл.

2017



Info icon.png Данное произведение является собственностью своего правообладателя и представлено здесь исключительно в ознакомительных целях. Если правообладатель не согласен с публикацией, она будет удалена по первому требованию. / This work belongs to its legal owner and presented here for informational purposes only. If the owner does not agree with the publication, it will be removed upon request.