Восьмистишия (Пригов)

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску
Шаблон:Подборки восьмистиший}} Восьмистишия
автор Дмитрий Александрович Пригов (1940—2007)
Шаблон:Подборки восьмистиший}} →
См. Антологию восьмистиший, раздел: «Подборки восьмистиший»
Другие страницы с таким же названием 

A8.jpg

Содержание




Вот, скажем, Пушкин не знал Фета


 * * *

Вот, скажем, Пушкин не знал Фета,
А я его знаю, едри его мать.
Я знаю всех поэтов —
И не только взад, но и вперёд.
Но последний, вон там, проклятый,
Не виден, едри его мать!
Он меня знает, проклятый,
А мне лица его не видать.
1975


Народ с одной понятен стороны

 * * *

Народ с одной понятен стороны
С другой же стороны он непонятен
И все зависит от того, с какой зайдешь ты стороны —
С той, что понятен он, иль с той, что непонятен

А ты ему с любой понятен стороны
Или с любой ему ты непонятен
Ты окружен, и у тебя нет стороны
Чтоб ты понятен был, с другой же — непонятен
1976


Выходит слесарь в зимний двор

 * * *

Выходит слесарь в зимний двор
Глядит: а двор уже весенний
Вот так же как и он теперь —
Был школьник, а теперь он — слесарь

А дальше больше — дальше смерть
А перед тем — преклонный возраст
А перед тем, а перед тем
А перед тем — как есть он, слесарь
1978


Скачут девы молодые

 * * *

Скачут девы молодые
Они и того моложе
В море прыгают худые
Предвкушая сладость ложа

Предвкушая полнотелость
Внутренних частей коварство
Смерти дальность, жизни целость
Непомерность государства
1978


Какой характер переменчивый у волка

 * * *

Какой характер переменчивый у волка —
Сначала он, я помню, был вредитель
Стал санитаром леса ненадолго
И вот опять — тот самый же вредитель

Так человек — предатель и вредитель
Потом попутчик, временный приятель
Потом опять — предатель и вредитель
Потом опять — вредитель и предатель


Нам нет прямой причины умирать

 * * *

Нам нет прямой причины умирать
Да, но и жить нам нет прямого смысла
Отчизна лишь исполненная смысла
Положит нам — где жить, где умирать

Но лишь до той поры, где Бог вступает
Отчизну он рукой отодвигает
И жить как умирать нам полагает
Не положив вчистую умирать


Наша жизнь кончается

 * * *

Наша жизнь кончается
Вон у того столба
А ваша где кончается?
Ах, ваша навсегда
Поздравляем с вашей жизнью!
Как прекрасна ваша жизнь!
А как прекрасна — мы не знаем
Поскольку наша кончилась уже
1981


Изнемогая изнемог

 * * *

Изнемогая изнемог
Он от картины внешней жизни
Но он подумал: дал ведь Бог
Картину внутренней нам жизни

Она прозрачна и чиста
Картина внутренней нам жизни
Он заглянул — но внешней жизни
Отображенье он увидел

Из цикла «Апофеоз милицанера» (1978)



Нет, он не сам собой явился

 * * *

Нет, он не сам собой явился
Но его образ жил как ген
И в исторический момент
В Милицанера воплотился

О, древний корень в нем какой!
От дней сплошного Сотворенья
Через Платоновы прозренья
До наших Величавых дней


Звезда стоит на небе чистом

 * * *

Звезда стоит на небе чистом
За нею — тьма, пред нею — сонм
И время ходит колесом
Преобразованное в числа

Сквозь воронку вниз стекает
В тот центр единицы мер
Где на посту Милицанер
Стоит и глаза не спускает


Вот Милицанер стоит на месте

 * * *

Вот Милицанер стоит на месте
Наблюдает все, запоминает
Все вокруг, а вот его невеста —
Помощь Скорая вся в белом подлетает
Брызг весенних веер поднимает
Взявшись за руки они шагают вместе
Небеса вверху над ними тают
Почва пропадает в этом месте.
1978


Пока он на посту стоял

 * * *

Пока он на посту стоял,
Здесь вымахало поле маков,
Но потому здесь поле маков,
Что там он на посту стоял
Когда же он, Милицанер,
В свободный день с утра проснется,
То в поле выйдет и цветка
Он ласково крылом коснется.
1978

Из цикла «Он» (1978)



Он через левое плечо

 * * *

Он через левое плечо
Взглянул — себя лисой увидел
И через правое плечо
Взглянул — себя совой увидел

Он весь напрягся и опять
Себя самим собой увидел
И ускакали они в лес
Он сам же в городе остался


Он в лес идёт после работы

 * * *

Он в лес идёт после работы
Наверно чтобы посмотреть
И лес над корнем приподнявшись
Идёт за ним чтоб посмотреть

Его доводит до подъезда
И словно облако стоит
Когда ж в квартиру он поднялся —
К седьмому этажу летит


Он вспомнил о дальнем но главном

 * * *

Он вспомнил о дальнем но главном
О родине вспомнил своей
Привиделись свет и пространство
И блики знакомых людей

Он двинулся в том направленьи
И в стенку ударился лбом
И это родство и знакомство
С тех пор узнает он в любом

Из цикла «Домашнее хозяйство»



Я всю жизнь свою провёл в мытье посуды

 * * *

Я всю жизнь свою провёл в мытье посуды
И в сложении возвышенных стихов
Мудрость жизненная вся моя отсюда
Оттого и нрав мой твёрд и несуров

Вот течёт вода — её я постигаю
За окном внизу — народ и власть
Что не нравится — я просто отменяю
А что нравится — оно вокруг и есть


Вот что-то ничего не стало

 * * *

Вот что-то ничего не стало
В родимых полуфабрикатах
А может быть, пора настала
Что их упадка и заката
Но, может, что взойдёт взамен
Иной какой там феномен
Может, уже нездешний совсем —
Четвертьфабрикат какой-нибудь


Вот и ряженка смолистая

 * * *

Вот и ряженка смолистая
Вкуса полная и сытости,
Полная отсутствья запаха,
Полная и цвета розоватого.

Уж не ангелы ли кушают её
По воскресным дням и по церковным праздникам
И с улыбкой просветлённой какают
На землю снегами и туманами


Я выпью бразильского кофе

 * * *

Я выпью бразильского кофе
Голландскую курицу съем
И вымоюсь польским шампунем
И стану интернацьонал

И выйду на улицы Праги
И в Тихий влечу океан
И братия станут все люди
И Господи-Боже, прости


Вот я котлеточку зажарю

 * * *

Вот я котлеточку зажарю
Бульончик маленький сварю
И положу, чтобы лежало
А сам окошко отворю
Во двор и сразу прыгну в небо
И полечу, и полечу
И полечу, потом вернуся
Покушаю, коль захочу


Вот я курицу зажарю

 * * *

Вот я курицу зажарю
Жаловаться грех
Да ведь я ведь и не жалюсь
Что я — лучше всех?
Даже совестно, нет силы
Вот поди ж ты — на
Целу курицу сгубила
На меня страна


Веник сломан, не фурычит

 * * *

Веник сломан, не фурычит
Нечем пол мне подметать
А уж как, едрена мать
Как бывало подметал я
Там, бывало, подмету —
Всё светло кругом, я ныне
Сломано всё, не фурычит
Жить не хочется


Я с домашней борюсь энтропией

 * * *

Я с домашней борюсь энтропией
Как источник энергьи божественной
Незаметные силы слепые
Побеждаю в борьбе неторжественной

В день посуду помою я трижды
Пол помою-протру повсеместно
Мира смысл и структуру я зиждю
На пустом вот казалось бы месте


В последний раз, друзья, гуляю

 * * *

В последний раз, друзья, гуляю
Под душем с тёплою водой
А завтра — может быть решётка
Или страна чужая непривычная
А может быть и куда проще —
Отключат тёплую водичку
И буду грязный неприличный я
И женщине не приглянусь


Вот плачет бедная стиральная машина

 * * *

Вот плачет бедная стиральная машина
Всем своим женским скрытым существом
А я надмирным неким существом
Стою над ней, чтоб подвиг совершила
Поскольку мне его не совершить
Она же плачет, но и совершает
И по покорности великой разрешает
Мне над собою правый суд вершить


Вот устроил постирушку

 * * *

Вот устроил постирушку
Один бедный господин
Своей воли господин
А в общем-то — судьбы игрушка

Волю всю собравши, вот
Он стирать себя заставил
Все дела свои оставил
А завтра может и помрёт


На прудах на Патриарших

 * * *

На прудах на Патриарших
Пробежало моё детство
А теперь куда мне деться
Когда стал намного старше

На какие на пруды
На какие смутны воды
Ах, неужто ль у природы
Нету для меня воды


Что-то воздух какой-то кривой

 * * *

Что-то воздух какой-то кривой
Так вот выйдешь в одном направленье
А уходишь в другом направленье
Да и не возвратишься домой
А, бывает, вернешься — Бог мой
Что-то дом уж какой-то кривой
И в каком-то другом направленьи
Направлен


Женщина в метро меня лягнула

 * * *

Женщина в метро меня лягнула
Ну, пихаться — там куда ни шло
Здесь же она явно перегнула
Палку и всё дело перешло
В ранг ненужно-личных отношений
Я, естественно, в ответ лягнул
Но и тут же попросил прощенья —
Просто я как личность выше был


Я болен был. Душа жила

 * * *

Я болен был. Душа жила.
Глотал таблетки аспирина.
И только в чём душа жила? –
Был слабже тушки херувима.

Когда же стал я поправляться,
Решил поправить я дела,
Ах, ножки, ножки, ваша слабость
Чуть-чуть меня не подвела.


Я немножко смертельно устал

 * * *

Я немножко смертельно устал
Оттого что наверно устал
Жил себе я и не уставал
А теперь вот чегой-то устал
Оттого ли в итоге устал
Иль от этого просто устал

А после этого в песнях поют
Мол, в стране у нас не устают


Сколько милых и манящих

 * * *

Сколько милых и манящих
И вполне приличных дев
Они пляшут, они пляшут
Юбки ножкою поддев

Гармонически трясутся
И с улыбкой на устах
Мимо рук моих несутся
В чьи-то там объятья — ах!


Я понял как рожают. Боже

 * * *

Я понял как рожают. Боже
Когда огромным камнем кал
Зачавшись по кишкам мне шёл
Всё разрывая там, что можно
Я выл, рыдал, стенал, я пел
Когда же он на свет явился
Над ним слезою я залился
Прозрачной, но он мёртвым был


Он испражнялся исправно

 * * *

Он испражнялся исправно
Работал исправно и ел
И пил и всё-таки счастья
Он в жизни своей не имел

Судьба к нему что ли жестока
Иль счастия нет вообще
А может быть близость Востока
А может быть что-то ещё


Такая сила есть во мне

 * * *

Такая сила есть во мне
Не выйди она вся
В нечеловечий запах ног
Убийцей стал бы я

И всяк сторонится меня
Когда бы знать он мог –
Бежал б мне ноги целовать
Что не перерезал я здесь всех


Банальное рассуждение на тему:
если нет Бога, то какой же я штабс-капитан

Разве зверь со зверем дружит —
Он его спокойно ест
Почему же это люди
Меж собой должны дружить

А потому что они люди
Бог им это завещал
Ну, конечно, коли нету
Бога — так и можно есть


Банальное рассуждение на тему
героизма

Хорошо бы иметь пансион
В замке жить, как какой-нибудь Рильке
Но опасность таит в себе он
В смысле, тот пансион, а не Рильке

В смысле, жизненный тот героизм
Изничтожится весь без остатка
А он поэзья не меньше, чем Рильке
В смысле, жизненный тот героизм


Банальное рассуждение на тему:
не хлебом единым жив человек

Если, скажем, есть продукты
То чего-то нет другого
Если ж, скажем, есть другое
То тогда продуктов нет

Если ж нету ничего
Ни продуктов, ни другого
Все равно чего-то есть —
Ведь живём же, рассуждаем


Банальное рассуждение на тему:
что лучше?

 Я конечно плохой человек
Это я сознаю без иллюзий
Да что делать — какой уже есть
Правда мог бы я быть и получше
 
Правда если б получше я был
Я бы претендовал на неменьшее
И пришлось бы мне это отдать
А так людям достанется больше


Банальное рассуждение на тему
твёрдых оснований жизни

Я трогал листы эвкалипта
И знамени трогал подол
И трогал, в другом уже смысле
Порою сердца и умы

Но жизни, увы, не построишь
На троганье разных вещей
Ведь принцип один здесь: потрогал —
А после на место положь


Банальное рассуждение на тему:
береги честь смолоду

Коль смолоду честь не беречь
Что к старости-то станется
Увы — бесчестие одно
И ничего-то больше

Но если смолоду беречь
И так беречь до старости —
Одна сплошная будет честь
И ничего-то больше


Банальное рассуждение
на экологическую тему

Страсть во мне есть такая — украдкой
Подъедать (неизвестно — накой?)
Колбасы двухнедельной остатки
Как домашний стервятник какой

Но ведь это же, скажем, что дар
В смысле общем и боле невнятном —
Я есть, скажем, что жизни стервятник
Скажем, жизни я есть санитар


Просто банальное рассуждение

И жизнь не пройдёт в одиночку
Когда заведёшь себе сам
Не сына там, скажем, иль дочку
А кошку там, скажем, иль пса

Он будет тебя беззаветно
За что непонятно любить
И жизнь так пройдёт незаметно
Опасно заметно-то жить


Банальное рассуждение на тему:
о разумности идеалов

Погода в Москве к идеалу приблизилась
А раньше была ведь весьма далека
Была непонятлива и жестока
Поэтому часто мы с ней препиралися

А тут идеалы мои поменялися
И сразу погода приблизилась к ним —
Вот так вот природу бессмысленно мучим мы
И мучимся сами ужасно при том


Банальное рассуждение на тему
свободы

Только вымоешь посуду
Глядь — уж новая лежит
Уж какая тут свобода
Тут до старости б дожить
Правда, можно и не мыть
Да вот тут приходят разные
Говорят: посуда грязная —
Где уж тут свободе быть


Банальное рассуждение на тему:
что есть замена счастию


О, как я в юности мечтал
Красивым быть и знаменитым —
Не то чтоб некрасивым стал
Не то чтоб и незнаменитый

Всё то же, в общем, что и в юности
Но нету что ли некой свежести
На то и юность нам дана —
Замена счастию она


Банальное рассуждение на тему:
там у них


В городе ли Цюрихе
Во стране Швейцарихе
Ходят офицерихи
На манер на цирлихий

А быть может ходят
На иной манер
Что там происходит —
Отсюда не понять


Банальное рассуждение на тему:
если завтра в поход


И мне бы до последней капли крови
Да ведь на первой капле и помру
Какая ж польза от меня Отчизне
Среди кровавых битв грядущих дней

Вот то-то и оно — Отчизна терпит
Меня по мере сил и жить дает
Но только грянут трубы полковые
Я и останусь — да Она уйдет


Банальное рассуждение на тему
человеческих нравов в пушкинские времена


Мой дядя самых честных правил
Когда не в шутку занемог
То уважать себя заставил
Что лучше выдумать не мог

Но что ж это за уваженье
Когда другие для тебя
Подушку поправляют или
Дают лекарство не любя


Висит на небе ворон-птица

 * * *

Висит на небе ворон-птица,
А под землей лежит мертвец,
Они друг другу смотрят в лица,
Они друг друга видят сквозь
Все, что ни есть посередине.
О ты, земля моя родная,
Меня ты держишь здесь певцом —
Меж вороном и мертвецом.


Info icon.png Данное произведение является собственностью своего правообладателя и представлено здесь исключительно в ознакомительных целях. Если правообладатель не согласен с публикацией, она будет удалена по первому требованию. / This work belongs to its legal owner and presented here for informational purposes only. If the owner does not agree with the publication, it will be removed upon request.