БСЭ1/Некрасов, Николай Алексеевич

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Некрасов, Николай Алексеевич
Большая советская энциклопедия (1-е издание)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Наган — Нидерландское искусство. Источник: т. XLI (1938): Наган — Нидерландское искусство, стлб. 501—511


НЕКРАСОВ, Николай Алексеевич (1821—78), великий русский поэт. Родился 4/XII 1821 (по новому стилю) в местечке Юзвине на Украине в Подольской губ. Детство провел в дворянской усадьбе отца в деревне Грешнево, на Волге, близ г. Ярославля. Одиннадцати лет Н. отдали учиться в ярославскую гимназию, к-рую он не окончил. В 1838 отец отправил Н. в Петербург для поступления в дворянский полк. Вместо этого Н. устроился вольнослушателем Петербургского ун-та. Два учебных года (1838—40) он посещал занятия на историко-филологич. отделении. За ослушание отец лишил поэта всякой материальной помощи. Н. вынужден был оставить университет и вести жизнь бедняка, выдерживая суровую борьбу за существование, страдая от недоедания, холода, жил порой в ночлежном доме вместе с нищими.

Вспоминая об этом тяжелом периоде своей жизни, Н. писал: «Ровно три года я чувствовал себя постоянно, каждый день голодным»; «уму непостижимо, сколько я работал». Некрасов вынужден был стать чернорабочим от литературы и писать по преимуществу для заработка: рецензии, водевили, рассказы, стихи и т. д. В 1840 Н. издал сборник своих стихов «Мечты и звуки», написанных в подражание Жуковскому, Бенедиктову и др. В 40-е гг. Некрасов пишет прозаические художественные произведения, значительная часть которых по цензурным условиям не была опубликована. При жизни Некрасова были опубликованы: «Необыкновенный завтрак» («Отечественные записки», книга XI, 1843), «Петербургские углы» (сборник «Физиология Петербурга», 1845),«Три страны света», написанные в соавторстве с А. Панаевой (псевдоним Н. Станицкий). Большой интерес представляет роман Некрасова «Жизнь и похождения Тихона Тросникова», опубликованный впервые только в наше время. В начале 40-х гг. Некрасов сближается с литераторами кружка Белинского. В 1846 совместно с И. И. Панаевым он приобрел журнал «Современник», бессменным руководителем к-рого состоял по 1866. В 40-е гг. Н. уже приобрел известность как демократический поэт. С восторгом и восхищением о его стихотворениях отзывались Белинский и Герцен, а Фаддей Булгарин строчил донос начальству: «Некрасов — самый отчаянный коммунист: стоит прочесть стихи его и прозу в С.-Петербургском альманахе, чтобы удостовериться в этом. Он страшно вопиет в пользу революции».

В 50-х гг. Н. привлек к сотрудничеству в «Современнике» Н. Г. Чернышевского и Н. А. Добролюбова, к-рые стали друзьями Н. и способствовали развитию его революционно-демократических взглядов. В период подъема крестьянского движения в конце 50-х гг. Н. боролся вместе с вождями революционной демократии за полную ликвидацию крепостнического строя; его поэзия приобрела в эти годы огромное влияние на демократическую часть общества. Им написаны были такие замечательные произведения, как «Размышления у парадного подъезда» (1858), «Песня Еремушке» (1859), «На Волге» (1860), «Рыцарь на час» (I860). Внимание Н. устремляется на крестьянство: он описывает его тяжелую жизнь, скорбит о его страданиях, осуждает его терпение. Наибольшей силы эти мотивы достигают в выдающихся произведениях Н.: «Мороз, красный нос», «Зеленый шум» и «Кому на Руси жить хорошо». В начале 60-х гг. возросшие классовые противоречия привели к расколу сотрудников журнала «Современник». Некрасов всецело стал на точку зрения Чернышевского и Добролюбова, выступив на борьбу с дворянскими литераторами: Фетом, Майковым, В. Боткиным, Дружининым и др. В 1866 после покушения Каракозова на царя Александра II правительство усилило преследование революционно настроенных кругов общества. Желая во что бы то ни стало спасти журнал «Современник» от неизбежной кары, Н. прочел в Английском клубе приветственное стихотворение Муравьеву-вешателю. Но тут же Н. почувствовал, что сделал огромную ошибку, и вскоре написал стихотворение «Ликует враг», подвергая себя жестокому бичеванию.

В 1868 Некрасов арендовал у Краевского журнал «Отечественные записки», превратив его в орган передовой общественной мысли того времени. В последний период жизни Н. писал произведения, в которых восхвалялась героическая борьба против самодержавного строя. В поэмах «Дедушка» (1870) и «Русские женщины» (1871—72) изображаются декабристы, а в поэме «Кому на Руси жить хорошо» (1863—1876) и во многих стихотворениях воспеваются деятели современного Н. революционного движения. Два последние года жизни Н. страдал неизлечимой болезнью — раком прямой кишки. Умер Н. 8/I 1878 (по новому стилю).

Н. от природы был богато одаренной поэтической натурой. Чернышевский, высоко ценивший его общественно-литературную деятельность, говорил: «Некрасов был поэт и мила ему была только поэтическая часть его литературной деятельности». Стихи Н. начал писать очень рано. Первые свои стихи семилетний поэт посвятил «любезной маменьке». В ярославской гимназии он писал сатирич. стихи, эпиграммы на учителей и товарищей. В 16 лет Некрасов имел уже большую тетрадь стихов. В гимназии увлекался чтением художественной литературы. Наибольшее впечатление на него оказали два, произведения: «Корсар» Байрона и «Вольность» Пушкина. Н. увлекали в этих произведениях свободолюбивые мотивы и призывы к борьбе с тиранией. Обладая исключительной впечатлительностью, воспитанный гуманной и образованной матерью, Н. болезненно переживал чудовищные противоречия окружающей действительности. На всю жизнь запали в душу поэта впечатления детских лет, вызванные ужасающими условиями крепостнической обстановки: он «был испуган, оглушен» и «воем» бурлаков на Волге, и сценами истязания крестьян, и надругательствами отца над беззащитной матерью. Ранние произведения Н., написанные наивным, романтически настроенным юношей, были явно подражательными. За отсутствие самостоятельности и оригинальности сборник начинающего поэта «Мечты и звуки» осудил В. Г. Белинский. Еще строже осудил сборник впоследствии сам поэт в автобиографии, романе «Жизнь и похождения Тихона Тросникова». Но уже в самом начале 40-х гг. Н. изживает романтизм, пристрастие к фразе, к напыщенной стилистике и становится идеологически близким Белинскому. Уже в 1840 великий критик дал одобрительный отзыв на юмористическое стихотворение Н. «Провинциальный подьячий в Петербурге». Поэзия Некрасова 40-х гг. — замечательный период его творчества. В эти именно годы определялся революционно-демократический характер его поэзии. Бежав от ужасов крепостной деревни с ее господами и рабами, Некрасов попал в «омут» города. Петербург 30—40-х годов являлся городом, где противоречия феодально-крепостнической страны, ставшей на путь капиталистического развития, были доведены до крайних пределов. В своих стихах Н. не раз указывал на исключительную жестокость судьбы бедного труженика в столичных условиях. Особенно сильно этот мотив звучит в поэме «Несчастные».

Не вполне осознанное чувство протеста получило у Некрасова дальнейшее развитие под влиянием великого критика-революционера В. Г. Белинского. Одновременно со школой жизни, наполненной суровой борьбой, шла учеба Некрасова в «университете» Белинского. Каждое слово «плебея-безвестного» падало на благодатную почву — поэт всеми переживаниями молодости был уже подготовлен к восприятию демократич. идей Белинского. Взгляды Белинского, выраженные наиболее полно в знаменитом письме к Гоголю, явились той программой, по к-рой учился Некрасов у Белинского. Всю жизнь поэт с волнением и чувством горячей признательности вспоминал своего учителя и говорил, что «всем ему обязан». Взгляды Белинского на жизнь и искусство стали взглядами и Н. Поэт усвоил реализм в понимании великого критика как стремление к «правдивости», к «верности действительности». Поэзия Н. периода 40-х гг. составляет органическую часть его зрелого творчества. Отсюда идут линии развития поэзии крестьянского демократа. Отдавая свои симпатии городским труженикам, беднякам, крепостным крестьянам, Н. сатирически изображал ростовщиков, помещиков и разного рода эксплоататоров. Уже в эту пору Н. учил «русское общество различать под приглаженной и напомаженной внешностью образованности крепостника-помещика его хищные интересы», учил «ненавидеть лицемерие и бездушие подобных типов» (Ленин, Соч., т. XII, стр. 9).

Но в 40-е гг. является зачинателем, одним из немногих представителей демократической поэзии. В стихотворении «Псовая охота» (1846) нарисован сатирическими чертами помещик-деспот. Описание ведется в плане противопоставления бесправных крестьян помещику, обладающему властью, богатством. Пока крестьяне еще бессильны в своем возмущении, но они уже грозят барину: «Мы-ста тебя взбутетеним дубьем, Вместе с горластым твоим холуем». В стихотворении «Родина» (1846) Н. рисует правдивую жуткую картину «дворянских гнезд» времен крепостничества. В антилиберальном стихотворении «Филантроп» (1853) Н. вскрыл фальшь благотворительных начинаний дворянско-буржуазного общества. Недаром либеральные литераторы (В. Боткин, Дружинин) были возмущены этим произведением и называли его «безобразным». Политическая обстановка периода 1848—54 не позволила развернуться возможностям, заложенным в поэзии Н. Наступившая в России, по выражению Герцена, «темная семилетняя ночь» придавила все живое. В годы, когда особенно свирепствовала цензура, поэтическая продукция Некрасова была незначительна. Н. предпочел замолчать на время, но не в состоянии был изменить демократического направления своей поэзии. Всю свою энергию Некрасов тратит на тяжелую борьбу с ненавистной ему цензурой, чтобы отстоять существование «Современника». В 40—50-е гг. Н. написано большинство лирических любовных стихотворений. Поэт воспевает право на свободу чувства, воспевает союз людей, основанный на любви и равноправном отношении к женщине (стихотворения «Когда горит в твоей крови...», «Ты всегда хороша несравненно» и др.).

Н. Г. Чернышевский исключительно высоко ценил лирические произведения Н. Лирические стихотворения Н. о «падшей» женщине рисуют картины того, как калечит людей дворянско-буржуазное общество. С братским сочувствием, как «дитя несчастья», поэт изображает отвергнутую этим «обществом» женщину (стихотворение «Когда из мрака заблужденья» и др.). Н. справедливо считается первым поэтом, изобразившим трагизм положения русской крестьянской женщины и воспевшим борьбу за ее освобождение. Поэт дал художественную зарисовку участи крестьянки, ее тяжелой жизни и беспросветной будущности:

Три тяжкие доли имела судьба,
И первая доля: с рабом повенчаться,
Вторая — быть матерью сына раба,
А третья — до гроба рабу покоряться,
И все эти грозные доли легли
На женщину русской земли.

Незабываемую картину «русской долюшки женской» поэт рисует в стихотворении «В полном разгаре страда деревенская...» (1863). Н. является певцом раскрепощения женщины, борцом за ее самостоятельный общественный труд. В этом отношении характерна «Песня» (из «Медвежьей охоты»). Если предыдущий этап творчества Н. характеризовался развитием демократического сознания поэта, то этап, начинающийся со второй половины 50-х гг., может быть определен как революционно-демократический. В конце 50-х гг. по всей России прокатилась волна крестьянских восстаний. В стране создалась обстановка революции. В 1858 Энгельс в письме к Марксу замечает: «В России началась революция; началом ее я считаю созыв „нотаблей“БСЭ1. Некрасов, Николай Алексеевич.jpgН. А. НЕКРАСОВ.
Портрет работы И. Н. Крамского. 1877. Гос. Третьяковская галлерея. Москва.
в Петербург» (Маркс и Энгельс, Сочинения, т. XXII, стр. 362).

Обостренная литературная борьба 60-х гг. отражала классовые интересы двух социальных групп: либерального дворянства, стремившегося предотвратить крестьянскую революцию проведением реформы крепостнического строя, и революционных демократов, боровшихся за ликвидацию феодально-крепостнического строя. Н. сближается с выдающимися деятелями революционной демократии — с Н. Г. Чернышевским, Н, А. Добролюбовым, М. И. Михайловым и др. Перед отъездом за границу на лечение в 1856 Н. выражал безграничное доверие Чернышевскому: «Передаю вам мой голос во всем... так, чтобы ни одна статья в журнале не появлялась без вашего согласия». Н. страстно боролся против «дружининской теории» искусства для искусства. В одном из писем к Л. Толстому Н. дает замечательную характеристику критического направления в литературе: «Особенно мне досадно, что вы так браните Чернышевского... Вам теперь хорошо в деревне, и вы не понимаете, зачем злиться, вы говорите, что отношения к действительности должны быть здоровыми, но забываете, что здоровые отношения могут быть только в здоровой действительности. Гнусно притворяться злым, но я стал бы на колени перед человеком, который лопнул бы от искренней злости, — у нас ли мало к ней поводов? И когда мы начнем больше злиться, тогда будем лучше, — т. е. больше будем любить — любить не себя, а свою родину».

Н. стоял в центре литературной борьбы 60-х гг. Беззаветная преданность народному делу вдохновила его на такие выдающиеся произведения, как «Поэт и гражданин», «Белинский».

Иди в огонь за честь отчизны,
За убежденья, за любовь...
Иди и гибни безупречно.
Умрешь не даром... Дело прочно,
Когда под ним струится кровь.


Стихи Н. стали знаменем революционной интеллигенции. Обличая либералов, «богатых словом, делом бедных», осуждая буржуазно-дворянское общество, где «каждый предан поклоненью единой личности своей», Н. с восхищением отзывался о «достойных гражданах» — революционерах. Сборник стихотворений Н., вышедший в 1856, был встречен с энтузиазмом революционной и прогрессивной частью общества, а в правительственных кругах вызвал необычайный переполох. Приказом министра народного просвещения было «запрещено как перепечатание книги, так и всякие из оной выписки. Издателю „Современника“ в присутствии комитета объявить, что первая подобная выходка подвергнет его журнал совершенному прекращению, а цензору — что он будет отрешен от должности за первый пропуск чего-либо подобного».

Начиная с конца 50-х гг. Н. уделяет преимущественное внимание деревне. В этот период своего творчества он рисует широкие картины жизни темного, забитого и бесправного крестьянства. Одновременно Н. создал образы рабочих, гл. обр. связанных с деревней, жестоко эксплоптируемых, несущих тяжелый, нечеловеческий труд («На Волге», «Плач детей», «Железная дорога», «Песни о свободном слове», «Песня о труде»). Осуждая бурлака за его покорность судьбе, Н. зовет его к восстанию: «Чем хуже был бы твой удел, когда б ты менее терпел». Поэзия Н. преисполнена революционного энтузиазма и веры в конечную победу народа.

В 60-е и 70-е гг. Н. всесторонне и полно изображает в своем творчестве жизнь пореформенной деревни. В год «освобождения» крестьян он пишет жуткую «Песню убогого странника», с характерным для нищей деревни припевом: «Голодно, странничек, голодно, Голодно, родименький, голодно». Н. всюду указывает определяющую причину бедности крестьянина, порождающую несчастья и пороки: «Кабы больше нам землицы, — Молвил молодец, — Я работал бы прилежно И поменьше пил». Все свои светлые надежды, все свои мечты Н. связывал с деревней, с крестьянством. Знаменитая поэма «Кому на Руси жить хорошо», изображающая в ярких художественных картинах пореформенную Россию, представляет собой громадное реалистическое полотно. Поэма дает богатый материал для иллюстрации ленинской характеристики реформы 1861, сделавшей шаг вперед в развитии России на пути к превращению из сословной страны в буржуазную монархию, но в то же время сохранившей «крепостнические остатки», которые в сильнейшей мере давили на деревню. В незабываемых образах показывает Н., как «порвавшаяся цепь» ударила «одним концом по барину», привыкшему жить даровым трудом своих рабов, и «другим — по мужику», отпущенному на волю «ободранным до нищеты» (Ленин). «Кому на Руси жить хорошо» является «народной книгой», демократичнейшей поэмой русской литературы 19 в. В поэме дан ряд полноценных образов — крестьянки Матрены Корчагиной, «народного заступника» Гриши Добросклонова, помещика «Оболт-Оболдуева», но самый замечательный образ поэмы — «Савелий, богатырь святорусский». Этот образ рисует зреющую в недрах народа силу, к-рая, «что туча черная, — гневна, грозна». Поэт подчеркнул стихийность крестьянского движения (расправа с немцем управляющим) и пробуждение сознательности и чувства человеческого достоинства в бывшем крепостном (речь Якима Нагого из деревни Босова). Н. намекает на отчаянную борьбу крестьян, на беспощадную с ними расправу властей.

  Мы ищем, дядя Влас,
Непоротой губернии,
Непотрошенной волости,
   Избыткова села.

Н. создал сатирическую поэму «Современники» (1875), в к-рой ярко изобразил капиталистич. развитие России. Используя злободневные факты и события, Н. дал целую галлерею сатирических зарисовок эксплоататоров и показал, что собой представляет «общество пестрое: франты, гусары, и генерал, и банкир, и кулак». Н. называет их «разбойниками», «обирающими народ», «жилы тянущими из живых людей». Сатира Н. мобилизовывала на борьбу с крепостническим строем и служила интересам революционной демократии. В отличие от доктринеров-народников, признававших капитализм в России «упадком, регрессом» (см. Ленин, Соч., т. II, стр. 321), Н. видел прогрессивность капитализма по сравнению с крепостничеством.

Знаю: на место сетей крепостных
Люди придумали много иных,
   Так! ... но, распутать их легче народу.
   Муза! с надеждой приветствуй свободу!

Не разделял Н. и народнической «веры в самобытность России», «идеализации крестьянина общины и т. п.» (см. Ленин, там же, стр. 321 и 324). В поэзии Некрасова преобладает трезвый подход в характеристике крестьянства и путей развития страны. Некрасов беззаветно верил в прогресс и торжество знания («Горе старого Наума»). Он — типичный просветитель, шестидесятник. Некрасов был певцом революционных устремлений угнетенного крестьянства. Верно отразив ненависть крестьян к их эксплоататорам, не отделяя своей любви к трудящимся от ненависти к классовым врагам («То сердце не научится любить, которое устало ненавидеть»), Н. является «горячим и сильным демократом», но без той псевдо-«социалистической» шелухи, в которую так любили облекать демократич. ядро народники всех разновидностей. По общему направлению своего творчества Н. может быть назван народническим демократом, как Ленин назвал Щедрина в письме в редакцию «Правды» (см. Ленин, Соч., т. XXIX, стр. 75).

Наряду с изображением крестьянства Н. уделяет значительное место изображению революционной интеллигенции. В его произведениях получили художественное воплощение образы борцов за народное счастье — великих деятелей революционной демократии: Белинского, Добролюбова, Чернышевского. Идейная близость Некрасова к вождям демократии обусловила его правильную оценку их. Некрасов изобразил их беззаветную любовь к родине и непримиримую ненависть к угнетателям. Революционер Крот (образ, навеянный воспоминаниями о Белинском) перед смертью грезит о счастливом будущем. Охваченный «мечтанием чудным», Крот рисует картину народного восстания:

Кричал он радостно: «вперед!»
И горд, и ясен и доволен.
Ему мерещился народ
И звон московских колоколен;
Восторгом взор его сиял,
На площади, среди народа,
Ему казалось, он стоял
И говорил...

Н. обращается к Добролюбову как к идеальному общественному деятелю, учившему «жить для славы, для свободы», и сокрушенно говорит о его ранней кончине. В Чернышевском Н. видел «пророка» революции, находившего «невозможным служить добру, не жертвуя собой», понимавшего смысл и значение своей выдающейся деятельности:

Не скажет он, что гибель бесполезна:
Его судьба давно ему ясна.

Обращаясь к истории, к прошлому своей страны и народа, Н. там видит прежде всего борцов революции. — В начале 70-х гг. печатаются его знаменитые историко-революционные поэмы: «Дедушка», «Недавнее время», «Русские женщины». Через образы борцов предшествующих поколений Н. дает поэтизацию современного ему революционного движения. На дворянских революционеров 20-х гг. Н. перенес нек-рые черты революционеров-шестидесятников. Так, в «Дедушке» поэт усиленно акцентирует момент борьбы за интересы народа, что более характерно было для крестьянских демократов, чем для декабристов. Та решительность, с которой порывают декабристки с аристократической средой столицы и обращаются к народу и революционной борьбе, тоже более присуща женщинам-революционеркам 60—70-х гг. Поэта влекла современная борьба, но он был вынужден обращаться к прошлому, т. к. «в вопросах текущих права голоса мы лишены». Говоря о судьбе декабристок, Н. намекает на желание заняться судьбой современных ему революционеров:

Быть может, мы, рассказ свой продолжая,
Когда-нибудь коснемся и других,
Которые, отчизну покидая,
Шли умирать в пустынях снеговых.

Поэт устанавливает живую преемственность идей и борьбы от декабристов к Белинскому, Петрашевскому, Добролюбову и семидесятникам. Едва ли можно найти в русской литературе 19 в. более сильную поэтизацию и прославление ссыльных борцов с самодержавием, чем это сделал Н. в поэме о декабристах. Недаром цензура ни одно произведение Н. на современные темы не уродовала так, как его поэму о декабристах. Идея служения народу вдохновляла Н. в течение всей его жизни. Вожди революционной демократии — В. Г. Белинский, Н. Г. Чернышевский и Н. А. Добролюбов — были для него неугасимыми «светильниками разума», которые освещали ему путь развития. Н. создал поэзию «мужицкого демократизма», которая и своим содержанием и своей формой противостояла традиционной литературе, оторванной и удаленной от народа. Характер своей поэзии Н. определял словами: «У всякого писателя есть своя своеобразность; у меня — реальность». Н. — это целое направление в русской поэзии, школа с характерной для нее тематикой, образами, особенностями стиха, языка. Стихи поэта революционной демократии не укладывались в рамки и каноны старых литературных форм. Н. достиг в области нового стиля исключительной высоты, и его творчество имело влияние на все последующее развитие русской поэзии. У Н. учились и ему следовали поэты: В. Курочкин, Н. Добролюбов, И. Гольц-Миллер, Жулев, П. Якубович, Л. Трефолев и др.

Поэзия Н. до сих пор мало изучена в эстетическом отношении. Гениальные замечания Чернышевского и Добролюбова о поэзии Н. не получили своего развития в последующих трудах литературоведов. Между тем Чернышевский, говоря о специфике русского стиха и о возврате Пушкина к ямбу, указывает на большую правомерность для русского стихосложения трехсложной стопы и противопоставляет в этом отношении Пушкину Некрасова (не называя имени последнего): «Не можем не заметить, — писал он, — что у одного из современных русских поэтов — конечно, вовсе не преднамеренно — трехсложные стопы, очевидно, пользуются предпочтительной любовью перед ямбом и хореем» (Чернышевский Н. Г., Соч., т. I, СПБ, 1906, стр. 288). Добролюбов видел в творчестве Н. образование нового стиля русской поэзии, в к-ром дается новое осознание жизни. Не называя Некрасова по имени, Добролюбов характеризует его поэтом, «повернувшим» поэзию на «новый путь». В рецензии «Перепевы» Добролюбов писал: «После них (Пушкина и Лермонтова) нужен был поэт, который бы умел осмыслить и узаконить сильные, но часто смутные и как будто безотчетные, порывы Кольцова и вложить в свою поэзию положительное начало, жизненный идеал, которого недоставало Лермонтову. Нет ни малейшего сомнения, что естественный ход жизни произвел бы такого поэта; мы даже можем утверждать это не как предположение или вывод, но как совершившийся факт. Но к сожалению, наступившие вслед за тем события уничтожили всякую возможность высказаться и развиться в новом таланте тому направлению, которое с двух разных сторон, после Пушкина, пробивалось у нас в Кольцове и Лермонтове». Добролюбов восхищался реалистическим изображением действительности в поэзии Н., ее революционным пафосом. В письме к своему другу он указывал: «Выучи наизусть и вели всем, кого знаешь, выучить „Песню Еремушке“ Некрасова, напечатанную в сентябрьском „Современнике“. Замени (только) слово — „истина“ — равенство, „лютой подлости“ — угнетателям... Помни и люби эти стихи: они дидактичны, если хочешь, но идут прямо к молодому сердцу, не совсем еще погрязшему в тине пошлости. Боже мой, сколько великолепных вещей мог бы написать Некрасов, если бы его не давила цензура».

Преодолевая традиции предшествующей поэзии, Н. выработал стиль демократического реализма, органически слитый с революционным содержанием его поэзии. Он достиг предельной простоты и выразительности стиха введением в него разговорной интонации и разговорного словаря. Произведения Н., особенно из крестьянского быта, написаны во многих случаях сказовым стихом и сохраняют все особенности речи (словарь, синтаксис) того лица, от имени которого ведется рассказ. Основной прием, к-рым пользуется Н., сближая стих с прозой, состоит в уменьи придать слову большую предметность, почти осязаемую конкретность. Эпические стихи и стихи о крестьянстве насыщены фольклорным материалом. Н. широко использует народные песни, причитания, пословицы, крестьянские обороты речи и даже особенности крестьянского произношения. Особенно богата фольклорным материалом поэма «Кому на Руси жить хорошо». Н. обладал исключительной силой поэта-певца. Народно-песенная струя в творчестве Н. свидетельствует о кровной связи поэта с народом. Н. создал свой особый стих, приспособленный к наиболее полному выражению мотивов «мести и печали». Печальный и унылый стих Н. отражал настроения тяжести и гнета жизни, испытываемые народными массами в условиях самодержавного строя. Некрасовский стих трогал людские сердца и звал на борьбу с произволом и угнетением. Недаром лучшие люди признавали, что «скорбные песни поэта» «звучат» для них «маршем победным».

Н. был замечательным редактором, руководившим в течение почти 30 лет журналами «Современник» и «Отечественные записки». До сих пор не получила еще своей оценки роль Н. — журналиста, мужественно боровшегося с цензурой. Н. создал трибуну для революционной пропаганды Н. Г. Чернышевского и Н. А. Добролюбова. Чернышевский с трогательной благодарностью вспоминал: «Некрасов — мой благодетель. Только благодаря его великому уму, высокому благородству души и бестрепетной твердости характера я имел возможность писать, как я писал. Я хорошо служил своей родине и имею право на признательность ее; но все мои заслуги перед нею — его заслуги». Н. был чутким и исключительно талантливым критиком, стоявшим на уровне теоретической мысли в искусстве и литературе своей эпохи. Он был одним из тех, кто по достоинству оценил первые произведения Л. Толстого, Достоевского и др. Некрасов безошибочно угадывал силу художественного произведения.

Н. был одним из любимейших поэтов Ленина. В письме к матери В. И. Ленина Н. К. Крупская в 1913 упоминает, что Ленин «чуть не наизусть выучил... Некрасова». В первые годы Великой Октябрьской социалистич. революции, в беседе с молодежью Вхутемаса по вопросам искусства и литературы, Ленин говорил, что он «воспитан на Некрасове». В некрасовском творчестве Ленина привлекала политическая насыщенность, соединенная с высокой художественностью и простотой формы. Как в герценовском наследстве Ленин прежде всего искал, «чем отличался революционер Герцен от либерала», так и в характеристике Н. подчеркивается доминирующий момент противопоставления поэта крестьянской демократии либералам. Ленин протестовал против желания либералов примазаться к наследству Н., ухватиться «за фалды» великого народного поэта. «Особенно нестерпимо бывает видеть, — писал он, — когда субъекты, вроде Щепетева, Струве, Гредескула, Изгоева и прочей кадетской братии, хватаются за фалды Некрасова, Щедрина и т. п. Некрасов колебался, будучи лично слабым, между Чернышевским и либералами, но все симпатии его были на стороне Чернышевского. Некрасов по той же личной слабости грешил нотками либерального угодничества, но сам же горько оплакивал свои „грехи“ и публично каялся в них:

Не торговал я лирой, но бывало,
Когда грозил неумолимый рок,
У лиры звук неверный исторгала
Моя рука...

Неверный звук“ — вот как называл сам Некрасов свои либерально-угоднические грехи. А Щедрин беспощадно издевался над либералами и навсегда заклеймил их формулой: „применительно к подлости“» (Ленин, Соч., т. XVI, стр. 132—133). На протяжении своей жизни Ленин сохранял живейший интерес к поэзии Н. В сочинениях Ленина десятки раз встречаются образы из произведений Некрасова. Ленин широко цитирует поэмы Н., где нарисованы образы либералов, — «Саша», «Рыцарь на час», «Медвежья охота». Ленин использует творчество Н. в борьбе против современных ему либералов. Ленин указывает на «Медвежью охоту» Н. для иллюстрации своей мысли, характеризуя меньшевистскую тактику Чхеидзе, «которого как будто пророчески предвидел Некрасов, когда писал:

...„Но иногда пройти сторонкой
   В вопросе трудном и больном“...»


(Ленин, Соч., т. XVI, стр. 638).

Ленин очень высоко ценил пафос гражданской поэзии Н. Давая отпор буржуазной печати, клевещущей на партию большевиков, Ленин писал: «Большевик вообще мог бы применить к себе известное изречение поэта:

Он слышит звуки одобрения
Не в сладком ропоте хвалы,
А в диких криках озлобления»


(Ленин, Соч., т. XXI, стр. 93).

Некрасов — великий народный поэт. Его творчество выражало революционно-демократические тенденции эпохи. Некрасов принадлежал к числу тех писателей, которые являлись «защитниками и спасителями от русского самодержавия, православия и народности» (Белинский). Поэзия «одного из старых русских демократов» (Ленин, Соч., том XVI, стр. 132) естественно вызывала неодинаковое к себе отношение со стороны разных классов общества. Если сторонники эксплоатации и угнетения питали отвращение и презрение к музе Н., то в революционной и прогрессивной среде стихи Н., зовущие «на бой, на труд, за обойденного, за угнетенного», встречались с чувством горячей любви и восхищения. Стихи Н. стали источником воспитания ряда поколений революционных борцов. Он был «властителем дум» молодежи 60—70-х гг. Он стал для лучших людей в период реакции 80-х гг. призывным маяком, освещавшим путь борьбы и победы за народное дело. Поэзия Н. противостояла народнической теории о моральном сознании и «критически мыслящих личностях», «о герое» и пассивной толпе. Его стихи обращены прямо и непосредственно к народу. Н. от самого народа ждал активности в деле своего освобождения. Народ — главный герой в поэзии Н. Поэт беззаветно верил в его неисчерпаемые силы:

Да не робей за отчизну любезную...
Вынес достаточно русский народ,
Вынес и эту дорогу железную,
Вынесет все... и широкую, ясную
Грудью дорогу проложит себе.

Вера в счастливое будущее своей родины никогда не покидала революционного поэта. Н. восхищался теми скрытыми силами, к-рые заложены и в крестьянине-богатыре, и в «типе величавой славянки», и в богатейшей русской природе. Н. мечтал «свободной, гордой и счастливой увидеть родину свою». Н. имел страстное желание быть поэтом масс, народа, создать песню, к-рая раздавалась бы над просторами родных рек, «над Волгой, над Окой, над Камой».

  В такую могилу сойти,
Чтобы широкие лапти народные
К ней проторили пути.

Однако в условиях царской России Н. не мог быть услышан народными массами. Это с горечью он сам признавал, заявляя, что «чуждым народу умирает, как жить начинал» («Музе»). Только теперь, в Сталинскую эпоху небывалого подъема материальных и культурных сил социалистического общества, Н. стал действительно всенародным поэтом.

Соч. Н.: Стихотворения, т. I — IV, Посмертное изд., СПБ, 1879; Собрание сочинений под ред. В. Е. Евгеньева-Максимова и К. Чуковского, тт. I — V, М. — Л., 1930; Полное собрание стихотворений Н. А. Некрасова, под ред. К. Чуковского, 8 изд., Л., 1934; Жизнь и похождения Тихона Тросникова..., под ред. В. Евгеньева-Максимова и К. Чуковского, М. — Л., 1931; Письма Некрасова: Архив села Карабихи. Письма Н. А. Некрасова и к Некрасову, примеч. составил Н. Ашукин, М., 1916.

Лит.: Ветринский Ч. (В. Е. Чешихин), Н. А. Некрасов в воспоминаниях современников, письмах и несобранных произведениях, М., 1911; Кони А. Ф., Некрасов. Достоевский. По личным воспоминаниям, Петроград, 1921; Панаева А., Воспоминания (1824—70), изд. «Academia», Л., 1927; Белинский В. Г., Собрание сочинений, т. IV, X, М., 1885; Переписка Чернышевского с Некрасовым, Добролюбовым и А. С. Зеленым (1855—1862), ред. Н. К. Пиксанова, М. — Л., 1925; Плеханов Г. В., Н. А. Некрасов, Соч., т. X, 2 изд., М. — Л., 1925; Луначарский А., Николай Алексеевич Некрасов. Пушкин и Некрасов, в его книге: Литературные силуэты, Москва, 1923; Евгеньев-Максимов В. Е., Н. А. Некрасов и его современники, М., 1930; его же, Некрасов как человек, журналист и поэт, М. — Л., 1928; Пыпин А. Н., Некрасов, СПБ, 1905; Чуковский К., Рассказы о Некрасове, М., 1930; Кирпотин В. Я., Творчество Н. А. Некрасова, М., 1937; Еголин А., Некрасов — поэт крестьянской демократии, М., 1935.