БСЭ1/Меринг, Франц

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Меринг, Франц
Большая советская энциклопедия (1-е издание)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Мерави — Момоты. Источник: т. XXXIX (1938): Мерави — Момоты, стлб. 13—18


МЕРИНГ (Mehring), Франц (1846—1919), один из теоретиков герм. левых социал-демократов и создателей компартии Германии, выдающийся публицист и историк. Выходец из состоятельной буржуазной семьи, М. по окончании ун-та, в конце 60-х гг., примкнул к левому крылу буржуазно-демократич. движения (Иоган Якоби, Гвидо Вейс) и принял деятельное участие в их органах «Zukunft» и «Wage». Талантливые статьи М., направленные против Бисмарка и аннексии Эльзас-Лотарингии, обратили внимание тогдашних вождей-эйзенахцев — Бебеля и Либкнехта — на М. и привели их к сближению с ним. М. соединил БСЭ1. Меринг, Франц.jpgв себе как высокообразованный марксист качества не только историка, теоретика и журналиста, но и знатока истории войн и военного искусства. Когда после закрытия «Zukunft» и «Wage» цензурой М. перешел в либеральную «Frankfurter Zeitung» в качестве ее берлинского корреспондента, его блестящие статьи продолжали читаться социал-демократич. публикой с большим интересом. В середине 70-х гг. Меринг отошел от этой газеты и стал работать в лейпцигской с.-д. газете «Volksstaat», где выступил с разоблачениями работы знаменитого «рептильного фонда» Бисмарка, служившего целям коррупции прессы, и напечатал ряд статей против историка Трейчке, специализировавшегося тогда на травле социал-демократии. Эти статьи, дополненные двумя новыми, были потом изданы отдельно партийным издательством в Лейпциге под заглавием «Господин фон Трейчке, истребитель социалистов, и конечные цели либерализма. Ответ социалиста», 1875. Несмотря на весьма слабое еще проникновение автора в сущность марксистского социализма, что вызвало тогда отзыв Маркса: «Скучно и поверхностно», брошюра «все же в некоторых пунктах представляет известный интерес» (Маркс, Письмо Энгельсу от 1 авг. 1877, в кн.: Маркс и Энгельс, Соч., т. XXIV, стр. 489). В тот период она получила широкое распространение.

Ничто, казалось, не мешало теперь М. окончательно перейти в лагерь эйзенахцев, но вместо этого он неожиданно стал переходить в лагерь их врагов, став сотрудником национал-либеральной и сенсационной прессы. Причины этой метаморфозы остались невыясненными до настоящего времени. В 1877 М. не только порвал со своими социалистич. друзьями, но стал ярым врагом с.-д-тии, обвиняя ее в пособничестве реакции и не останавливаясь перед самыми отвратительными нападками на ее вождей. Даже тогда, когда кампания за издание исключительного закона против социалистов была в полном разгаре, когда закон уже был издан, когда партия уже была загнана в подполье и рабочий класс подвергся жесточайшим репрессиям, М., в унисон с тогдашними либералами, продолжал клеветать на с.-д-тию и вредить ей. Эта мрачная полоса в жизни и деятельности М. продолжалась четыре года, и тогда столь же неожиданно произошел второй поворот М. в сторону с.-д-тии, причины к-рого также остались невыясненными. Можно лишь предположить, что распоясавшаяся после издания закона против социалистов реакция, пробудила в нем прежние демократич. симпатии и заставила его честно пересмотреть свой тезис об ответственности с.-д-тии за реакционность прусского режима. В этот период М. прекращает свои нападки на с.-д-тию, начинает в доступных ему либеральных газетах жестоко нападать на полицию и суды за злоупотребления в связи с антисоциалистическим законом и выпускает ядовитую брошюру, направленную против знаменитого попа Штекера, поднявшего демагогическую травлю «еврейского капитала» и евреев вообще. В 1884 М. стал сотрудником демократической берлинской «Volkszeitung», а с конца следующего года по 1889 — ее редактором, и на столбцах этой газеты развертывает страстную и неутомимую кампанию в защиту с.-д-тии против Бисмарка и его режима. По поводу его статей Энгельс летом 1885 писал Бебелю: «Статьи в берлинской „Volkszeitung“, очевидно, написаны Мерингом, — по крайней мере, я больше никого не знаю в Берлине, кто бы так хорошо писал. Он очень талантлив, и у него хорошая голова... он снова вернется к нам... как только времена переменятся» (Энгельс, Письмо А. Бебелю от 24 июля 1883, в кн.: Маркс и Энгельс, Соч., т. XXVII, стр. 482). Энгельс верно угадал: статьи М. опять сблизили его с Бебелем и Либкнехтом, и в 1891 М. стал членом партии и постоянным сотрудником ее теоретического органа «Neue Zeit».

В течение почти четверти века М. стоял на своем посту, служа партии своим несравненным пером. Он не был оратором и никогда не выступал на собраниях или партийных съездах (за исключением Дрезденского, 1903, где он защищался против личных нападок ревизионистов). Он делал исключение лишь в отношении берлинской партийной школы, где он, вместе с Р. Люксембург, вел большую преподавательскую работу. Но он знал, что его лучшее оружие — это его перо, и им он пользовался, как никто другой после Маркса и Энгельса в герм. партийной литературе. Его еженедельные передовицы в «Neue Zeit» составляли украшение журнала и читались всюду, где жили и учились социалисты. В середине 90-х гг. М. редактировал «Leipziger Volkszeitung», к-рый благодаря ему стал руководящим левым органом всего 2-го Интернационала. На страницах этой газеты он повел борьбу против ревизии марксизма Бернштейном в момент, когда Каутский еще колебался выступить, боясь раскола. Но еще до этого, в начале указанного десятилетия, М. в статьях, опубликованных раньше в «Neue Zeit», а затем собранных и изданных в виде книги под заглавием «Die Lessing-Legende», 1893 («Легенда о Лессинге»), обнаружил не только бесподобное знание прусской истории, но мастерски применил метод исторического материализма. Огромные исторические познания М. проявил в своей четырехтомной «Geschichte der deutschen Sozialdemokratie», 1897 («История германской социал-демократии»), к-рую он начал писать еще в период своего первого сближения с партией, но к-рую он переделал и окончил в 90-х гг.

Однако в этом труде М. допускает очень серьезные ошибки, явившиеся результатом влияния лассальянства. Меринг не понял исторической роли Лассаля и отстаивал против Маркса и Энгельса и вопреки всем историческим и документальным данным правильность лассалевских позиций и лассалевского руководства рабочим движением. Дальнейшая история германской с.-д-тии, ее буржуазное перерождение, проходившее под теоретич. влиянием лассальянства, не только подтвердили правильность исторической оценки, данной Марксом и Энгельсом лассальянству (см. Лассаль), но и показали весь теоретический и политич. вред, к-рый М. причинил германской с.-д-тии своим освещением, сущности и значения лассальянства в герм. рабочем движении. В начале 20 в. М. издал ранние труды основоположников научного социализма под заглавием «Из литературного наследия Маркса и Энгельса» («Aus dem literarischen Nachlass v. К. Marx u. F. Engels», 1841 bis 50, 4 Aufl., Berlin — Stuttgart, 1923) с предисловием и примечаниями, также свидетельствующими о его историч. и философских познаниях и его замечательном стиле. Когда во 2-й половине 90-х гг. оппортунизм в партии стал явно господствовать и центризм стал все явственнее оформляться как пособничество ему, М., столь же мало разбираясь в природе и корнях этих течений, как и Р. Люксембург (см.), вместе с ней и Кларой Цеткин тем не менее стал от этих течений все больше отгораживаться, постепенно перешел в оппозицию к ним и фактически порвал с Каутским, прекратив сотрудничество в «Neue Zeit»; затем, согласившись возобновить его, ограничился редактированием литературного фельетона и писанием чисто исторических и литературно-критич. статей. В 1905—06 М. выступил против меньшевистской оценки русской революции 1905, но, как и все немецкие левые, он не понял революционной роли крестьянства. Когда вспыхнула первая мировая империалистич. война, М. сразу стал в оппозицию к с.-д-тии, одобрил политику К. Либкнехта и вместе с Р. Люксембург и К. Цеткин обратился с братским призывом к английским рабочим и пролетариям всех стран, протестуя против войны и предательства социалистов. Под редакцией его и Р. Люксембург вышел первый номер журнала «Die Internationale», явившийся первым литературным выступлением в Германии интернационалистов; журнал был немедленно закрыт, а почти семидесятилетний М. был арестован и заключен в тюрьму. Его, однако, вскоре выпустили, и он немедленно возобновил борьбу, составляя нелегальные листовки для рабочих масс и корреспондируя в швейцарскую рабочую прессу.

В начале 1915 М. примкнул к образовавшемуся в это время союзу «Спартак», заняв в нем вскоре, вследствие ареста Р. Люксембург и болезни К. Цеткин, руководящее место. Однако и в этот период своей деятельности М. допустил вместе с другими германскими левыми ряд серьезных политич. ошибок. В борьбе против империализма М. не выставлял большевистского лозунга превращения империалистич. войны в гражданскую и не давал поэтому практической программы для действительной борьбы рабочего класса против войны. Выступая против социал-шовинизма и центризма, М. вместе со всеми левыми не ставил вопроса о необходимости организационного разрыва с ними, оставаясь в плену оппортунистич. иллюзий о возможности сохранить единство с.-д-тии. Этим объясняется и недостаточное разоблачение М. тогдашних писаний Каутского, о чем писал Ленин в августе 1918: «Даже такие люди, как Меринг и Цеткин, отгораживаются от Каутского более „морально“ (если позволительно так выразиться), чем теоретически» (Ленин, Сочинения, т. XXIX, стр. 512). Вместе с другими левыми Меринг лишь постепенно разделывался со своими полуменьшевистскими ошибками. Но как пламенный революционер М. первый приветствовал Великую Октябрьскую социалистич. революцию, а после Бреста, когда Каутский вопил, что большевики сыграли на-руку германскому империализму, он выступил в защиту Советской власти, предсказывая, что, напротив, Брестский мир нанесет величайший удар германскому империализму, разоблачив перед германскими рабочими его кровавые захватнические цели. В течение всего 1918, когда разгоралась у нас гражданская война и интервенция и германские социал-демократы злобно клеветали на большевиков, М. выпускал статьи за статьями и целые брошюры (как, например, «Маркс и Парижская Коммуна», «Маркс и большевики»), в которых он защищал диктатуру пролетариата, установленную большевиками, доказывал, что если бы Маркс дожил до нашего времени, то он также приветствовал бы Советскую власть, как он приветствовал Парижскую Коммуну, клеймил меньшевиков и т. д. Ленин по достоинству ценил эти выступления и не раз указывал на них в своих речах [см., напр., его выступление на конференции профсоюзов в июне 1918 (Ленин, Соч., т. XXIII, стр. 94) или его речь на Всероссийском съезде советов в июле того же года (там же, стр. 131)]. Неудивительно, что когда союз «Спартак» принял название коммунистической партии, Меринг полностью одобрил этот шаг и стал одним из первых коммунистов в Германии. Так, от буржуазного демократизма, через временное отречение от всякого сочувствия к делу рабочего класса, а затем через социал-демократию, передвигаясь все больше влево, этот необыкновенный человек в глубокой старости стал в ряды революционного пролетариата, под знамя коммунизма. К нему, как одному из руководителей левого крыла герм. с.-д-тии, применима оценка Сталина, данная всей группе левых. В деятельности М. имеется «ряд серьезнейших политических и теоретических ошибок». И М., как и другие левые, тянул за собой тяжелый меньшевистский груз. Но «у левых в Германии были не только серьезные ошибки. Они имеют за собой также большие и серьезные революционные дела», являющиеся также заслугой и Меринга (Сталин, Вопросы ленинизма, 10 изд., стр. 472). Меринг умер через несколько дней после зверского убийства своих лучших друзей и соратников — К. Либкнехта и Р. Люксембург.

Философские взгляды М. В развитии философских взглядов М. можно отметить три периода. Первый период (1868—89) — мелкобуржуазного радикализма — характеризуется преимущественным влиянием на него метода идеалистической диалектики Гегеля и эпигона гегельянства Ф. Лассаля, а также большими симпатиями М. к материализму Л. Фейербаха.

Второй — социал-демократический (1889—1914) — период развития М. совпал с обостренной идейно-политич. борьбой в международной с.-д-тии и во 2-м Интернационале. В этот период М. активнейшим образом боролся с неокантианством Бернштейна и был, по отзыву В. И. Ленина, человеком, не только желающим, но и умеющим быть марксистом (см. Ленин, Соч., т. XIII, стр. 290). Борясь вместе с К. Либкнехтом и Р. Люксембург против Бернштейна и Каутского, М. в области философии во многих вопросах сохранил влияние созерцательного материализма Фейербаха, проявлял некритическое отношение к идеалистич. методу Гегеля и допустил целый ряд ошибок идеалистич. порядка в борьбе с неокантианством и махизмом. М., подобно Плеханову, ошибочно допускал возможность сочетания историч. материализма Маркса и Энгельса с теорией познания Фейербаха. Подобным же образом Меринг отождествлял и диалектич. метод Маркса с диалектическим методом Гегеля. «Из философии Гегеля зародился и научный социализм», писал М. Несмотря на это, к числу больших заслуг М. в области философии принадлежит его активнейшая борьба с идеалистич. философией вообще и с неокантианством в особенности. «Неокантианство, — писал он, — представляет лишь попытку разрушить исторический материализм... Своей теорией познания Кант хотел убить не только догматическую философию, но также он хотел закрыть пути атеизму, материализму, вольнодумному неверию, о чем сам доводил до сведения правительства». Не менее открыто М. разоблачал идеалистич. философию Гартмана и Ницше. Последний, по Мерингу, «дал философское благословение разбойникам крупного капитала». М. был, хотя и непоследовательным, но диалектическим материалистом.

«Отрицающий диалектический метод не может называть себя марксистом», писал он в статье «О теории и практике марксизма». Однако М. был больше ученым-марксистом, гл. обр. в области истории, в том числе истории философии и литературы, а также в вопросах историч. материализма. Большинство антимарксистских срывов М. относится к теоретико-познавательной и естественно-научной областям. Будучи знатоком исторического материализма, М. разоблачал П. Барта, В. Зомбарта, Э. Бернштейна и др., а в 1913 — К. Каутского и К°.

Последний, третий, спартаковско-коммунистический период деятельности М. (1914—19) характеризуется дальнейшим изживанием философских ошибок, окончательным идейно-политич. разрывом с каутскианством и признанием всемирно-исторического значения большевизма в теории и на практике. В 1917 М. доказывал, что «осуществление диктатуры пролетариата является первым делом для успеха социализма». Это был период изживания того меньшевистского груза теоретических и политич. ошибок, к-рый был за плечами левых с.-д. Германии. Это была последовательная линия освобождения М. от меньшевистских «догм» 2-го Интернационала в теории и на практике, линия перехода М. — одного из основателей коммунистич. партии Германии — к большевизму.

Лит.: Основоположники марксизма о Ф. Меринге — Маркс К., Письма к Энгельсу, 1 авг. 1877 и 3 авг. 1882 г., в кн.: Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. XXIV, М. — Л., 1931, стр. 488, 566; Энгельс Ф., Письмо Мерингу от 14 июля 1893 г., в кн.: Маркс К. и Энгельс Ф., Письма, 4 изд., М. — Л., 1932; Ленин В. И., Соч., 3 изд. (см. Указатель имен в «Справочнике» ко 2-му и 3-му изданиям сочинений В. И. Ленина, [М.], 1935); Ленинский сборник XIV, XVI, XVII, XIX, М. — Л., 1929—32 (см. Словарь — указатель имен); Сталин И. В., «Об основах ленинизма» и «О некоторых вопросах истории большевизма» (Письмо в редакцию журнала «Пролетарская революция»), в его кн.: Вопросы ленинизма, 10 изд., [М.], 1936.