БСЭ1/Авторское право

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Авторское право
Большая советская энциклопедия (1-е издание)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: А — Аколла. Источник: т. I (1926): А — Аколла, стлб. 385—396


АВТОРСКОЕ ПРАВО. Содержание:

1.
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
385
2.
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
387
3.
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
388
4.
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
388
5.
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
389
6.
 . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
395

.

Исторические замечания.

Понятие исключительных прав на произведения духовного труда впервые возникает в отношении литературных произведений. С изобретением книгопечатания появляется необходимость в ограждении прав на издаваемые произведения. Но при этом, по существу имеется в виду не столько право автора, к-рый в те времена не был достаточно силен для ограждения своих интересов, сколько право издателя, — защита собственников предприятий, издающих сочинения, а не авторов последних. Форма защиты заключалась в выдаче владельцам типографий привилегий на тот или иной срок. Процесс этот, зародивщись впервые в Итальянских республиках, проявился с наибольшей яркостью в Англии. Все дело издания книг было там сосредоточено, на правах почти монопольной привилегии, в руках корпорации издателей и книгопродавцев (возникла в 1556), к-рой было передано даже право цензуры. Так же обстояло дело во Франции и Германии, с тем только отличием, что система привилегий во Франции продержалась значительно дольше, чем в Англии (где она начала сходить на-нет во 2-й половине 17 в.), — до революции 1789, а в Германии дольше, чем во Франции, — до середины 19 в. Движение против издательских привилегий исторически возникло не как борьба А. п. против издательского; оно зародилось как протест группы издателей, не имевшей привилегий, против небольшой корпорации, превратившей издательское дело в свою монополию. По существу, это была борьба одной группы издателей против другой за право эксплоатации автора, борьба за свободу типографской и издательской промышленности. В этой борьбе то одна, то другая группа издателей старалась идеологически обосновать свое право договорным преемством от авторов. Такое основание выдвинули парижские книгопродавцы-монополисты в процессе против провинциальных, требовавших свободы перепечатки после истечения срока монополий. Отстаивая вечность своего права, монополисты стремились доказать ее ссылкою на такое же право автора, от которого оно будто бы перешло к ним.

Т. о., понятие об А. п., как о праве автора произведения на извлечение из него имущественных выгод, впервые появилось, как идеологическое орудие в борьбе одной группы издателей против другой. Только значительно позже, когда нарождается новая значительная общественная группа интеллигентных пролетариев, для к-рых гонорар является главным источником существования, — в законодательства европ. стран начинает проникать идея защиты не только издателя, но и автора. Первый закон об А. п. был издан в Англии в 1709. Во Франции первые законы об А. п. относятся к эпохе революции 1789. В Германии первый систематический закон об А. п. издан в 1870. В России закон об А. п. вначале тесно переплетается с цензурным уставом (1828), составляя приложение к последнему. — Идея защиты прав автора после своего появления не только не вступила в противоречие с интересами издателей, но, наоборот, послужила самой надежной их опорой. Издатели настаивали на приравнении А. п. к праву собственности, т.-е. к самому широкому по объему из всех известных нам видов субъективных прав, отличающемуся к тому же вечностью. В Англии книгопродавцы уже после закона об А. п. 1709, введшего институт срочного права, стремились доказать, ссылкой на обычное право (Common law), вечность А. п. (известное дело Миллера против Тейлора 1763). Может показаться, что издатели, отстаивая имущественные интересы авторов, действовали против собственных интересов; в действительности же это была наиболее дальновидная защита последних. В самом деле, в приведенном примере из истории англ. А. п. издатели отстаивали наибольшую полноту прав авторов, имея в виду укрепить их по праву преемства за собою. Являясь социально слабейшей стороной, не имея возможности собственными силами выпустить в свет свои произведения, авторы всегда вынуждены были уступать свое право издателям. Именно поэтому издатели заинтересованы в том, чтобы за авторами теоретически признавались самые широкие права, ибо фактически последние, по праву преемства, переходят к издателям.

Основные интересы, связанные с А. п.

Сфера интересов, окружающих А. п., не ограничивается личными и имущественными интересами авторов или имущественными интересами издателей. Вопросы, связанные с обращением в обществе произведений литературы и искусства, являющихся одним из важнейших рычагов человеческой культуры и прогресса, затрагивают общественные интересы в гораздо большей мере, чем частные. Между тем, идея неограниченной охраны интересов автора, бывшая прогрессивной в период борьбы против монополии немногочисленной группы издателей, в наст. время направляется своим острием не против своекорыстных интересов отдельных групп, а против культурного развития общества в целом, так как она стесняет свободу обращения в обществе произведений творческого труда, т.-е. фактически стесняет распространение литературных, художественных и музыкальных знаний. Т. о., спор между различными теориями А. п. нельзя рассматривать как отвлеченную дискуссию — в ней отражается борьба реальных интересов различных общественных группировок: имущественных интересов издателей, личных и имущественных интересов авторов и интересов культурного развития народных масс. Согласно господствующему ныне учению — имущественные интересы издателей подлежат регулированию в издательском договоре, а не в законодательстве об А. п.; последнее же должно дать правильное сочетание общественных интересов и частных интересов автора. На первых порах А. п. пытались уподобить праву собственности, при чем, в отличие от собственности на вещи, его считали умственной собственностью — литературной, художественной, музыкальной. Эта теория в наст. время почти не имеет сторонников. Особенности А. п. и резкое отличие его от права собственности привели к другой конструкции, согласно к-рой А. п. представляет собою своеобразное, исключительное право автора на свое произведение — право, в к-ром сочетаются как личные, так и имущественные элементы. В герман. литературе большинство юристов относит А. п., наряду с патентным и нек-рыми другими правами промышленного характера (модели, промышл. рисунки), к правам на нематериальные предметы. — Последняя теория, по крайней мере формально, дает возможность оградить общественные интересы.

А. п. дореволюционной России.

Существовавший в России до революции закон об А. п. (зак. от 20/II 1911) относится к числу самых прогрессивных европ. законов. Тем не менее, и он служил серьезным препятствием для культурного развития широких народных масс, выдвигая на первый план защиту частных интересов авторов. — В силу этого закона, автору принадлежало исключительное пожизненное право воспроизведения, размножения и распространения своего произведения; сверх сего, то же исключительное право переносилось на наследников или других правопреемников автора на срок в тридцать лет после смерти автора. — Т. о., духовное произведение становилось на весьма значит. срок монополией автора или его наследников. Если в руках автора эта монополия не представляла, за редкими исключениями, опасности, ибо для него произведение, в виде общего правила, является прежде всего культурной, а не материальной ценностью, к-рую он стремится поскорее ввести в духовный оборот общества, то иначе обстоит дело с наследниками; для них произведение автора часто представляет исключительно капитализированную материальную ценность, освобожденную от всех тех идеологических моментов, к-рые для самого автора иногда дороже материальной стороны. И история А. п. знает немало примеров самого грубого нарушения со стороны наследников авторов элементарных общественных интересов.

А. п. в период от Октябрьской Революции до постановления ЦИК’а и СНК СССР «Об основах А. п.» от 30/I 1925 г.

Октябрьская Революция, получившая в наследство дореволюционный закон об А. п., столкнулась с фактом сосредоточения А. п. на произведения подавляющего большинства русских классиков в руках либо их наследников либо издателей, к-рым эти права были переуступлены. Т. о., между трудящимися массами, просвещение коих стало первостепенной задачей революции, и самими произведениями оказалось средостение в лице собственников авторских прав — собственников, для к-рых авторские права представляли почти исключительно источник материального благополучия. Революция, естественно, пожертвовала частными интересами, чтобы облегчить доступ просвещения к массам.

Уже в декабре 1917 был издан декрет о Государственном издательстве (Собр. Узак. 1917, ст. 201), в силу к-рого сочинения авторов могли быть объявлены государственной монополией на 5 лет. Далее последовал декрет об отмене наследования (декрет от 11/VI 1918, Собр. Узак., ст. 549), к-рый, отменив право наследования вообще, не сделал никаких исключений для наследования А. п. в частности. В ноябре 1918 был издан специальный декрет Совнаркома «О признании научных, литературных, музыкальных и художественных произведений государственным достоянием» (декрет от 25/XI 1918, Собр. Узак. 1918, № 86, ст. 900). В нем на первый план выдвинуты общественные интересы, частным же интересам авторов и их наследников отводится самое незначительное место. Всякое произведение, как опубликованное, так и неопубликованное, могло быть признано, по постановлению Народного Комиссариата Просвещения, достоянием Республики (ст. 1). Автор сохранял право на получение гонорара; родственники же умершего автора, если они нуждались и не были способны к труду, могли получать содержание из авторского гонорара (ст. 7). Для издания произведений, не признанных государственным достоянием, при жизни автора необходимо было его согласие (ст. 3), после же смерти автора, вернее через 6 месяцев после нее, в случае их издания, издатели обязаны были вносить гонорар в Народный банк.

Современное советское А. п.

Изложенный декрет вполне соответствовал тому периоду нашей революции, к-рый предшествовал новой экономической политике. После же перехода к последней нельзя было, конечно, сохранить изданный в 1918 декрет об А. п. — необходимо было значительное обновление законодательства по этому вопросу, к-рое, не поступаясь ни в малой мере общественными интересами, в то же время предоставило бы несколько бо́льший простор интересам авторов и их правопреемников.

Изданный в начале 1925 Союзный декрет «Об основах А. п.» (от 30/I 1925, Постановление ЦИК и СНК Союза ССР от 30/I 1925, «Известия ЦИК’а СССР» от 4 февр. 1925, №28) представляет значительный не только практический, но и теоретический интерес, как серьезное достижение в области согласования общественных интересов с частными интересами авторов.

Декрет об А. п. вступил в силу с момента опубликования (ст. 1 Постановления о введении в действие); все правоотношения и споры, возникшие из А. п. до его вступления в силу, разрешаются на основании ранее действовавших узаконений (там же, ст. 3), т.-е., гл. обр., на основании вышеупомянутого декрета от 26/XI 1918.

А. Субъект а. п. Следует различать первоначальное А. п. и производное, по праву преемства. Первоначальное А. п. по нашему закону признается, в виде общего правила, за автором произведения, будет ли оно выпущено под действительным именем автора, вымышленным (псевдоним) или вовсе без обозначения его имени (аноним). Произведение может быть результатом коллективного труда: 1) Если при этом произведение представляет нераздельное целое, так что нет возможности выделить части, созданные тем или иным автором, то, очевидно, произведение принадлежит всем соавторам сообща. 2) Принадлежащие разным авторам отдельные части коллективного произведения могут сохранять самостоятельное значение. В этом случае каждый из авторов сохраняет право на свое произведение. Например, если одно лицо пишет либретто для оперы, а другое — музыку, то первый (литератор) сохраняет право на свое литературное, а другой (композитор) — на свое музыкальное произведение. Распоряжение произведением в целом возможно, разумеется, по взаимному соглашению авторов.

Газеты, журналы и другие повременные издания, а также энциклопедические словари и вообще всякого рода сборные издания, составленные из отдельных произведений различных авторов, представляют случаи простого сотрудничества. Их особенность заключается в том, что А. п. на произведение в целом признается за одним лицом, а на каждое произведение, входящее в состав целого, — за другим лицом.

Наш закон от 30/I 1925 предоставляет право на целое издателю и сохраняет А. п. на отдельные произведения за сотрудниками, если иное не установлено в договоре (ст. 7). Необходимо отметить, что здесь мы встречаемся с случаем, когда, по исключению, А. п. признается не за автором, а за издателем.

Б. Производное А. п. Перемена в лице субъекта А. п. может иметь место вследствие перехода такового по праву преемства как частного, так и общего. Автор вправе отчуждать свое право в целом или в части. В наиболее общей форме эта мысль изложена в новом советском законе от 30/I 1925, в силу коего (ст. 12): — «А. п. в части или в целом может быть отчуждено по издательскому договору или иным законным способом, при чем характер использования А. п. должен быть определен в точности договором».

По праву частного преемства, по договору, А. п. может переходить к физическим, равно как и к юридическим лицам. Перемена в лице субъекта А. п., вследствие принудительного взыскания, возможна в крайне ограниченных пределах. А. п. может переходить по наследству как к законным наследникам, так и по завещанию (ст. 11). Денежная оценка А. п., переходящего к наследникам автора, не включается в общую оценку наследственного имущества при применении законов ограничивающих наследование (ст. 11). Действующие законодательства других стран обставляют защиту права автора на свое произведение известными ограничениями, относящимися к гражданству автора и месту его пребывания. Наш советский закон (от 30/I 1925) защищает всякое произведение как появившееся в свет на территории СССР, так и находящееся на ней, но не выпущенное в свет, независимо от гражданства автора или его правопреемников.

В отношении же произведений, появившихся за границей или находящихся там» но еще не выпущенных в свет, закон предоставляет защиту как своим гражданам, так и иностранцам, в пределах, установленных соглашениями Союза ССР с соответствующими государствами (ст. 1).

В. Объект А. п. Объектом А. п. является всякое самостоятельное произведение духовного труда человека в области литературы и искусства, закрепленное в определенной внешней форме, доступной восприятию человека. А. п. охраняет не самый творческий процесс, а его результат — произведение духовного труда, поскольку ему придана определенная форма. Соответственно основному делению духовной деятельности человека можно различать произведения литературы и искусства.

1) Литературные произведения (т.-е. всякие произведения письма или речи, предназначенные для обращения в обществе) делятся на письменные и устные. Первые пользуются защитою, начиная с момента изложения их в виде рукописи; вторые могут стать объектом правовой охраны лишь с момента их произнесения. В том и другом случае первоначальным моментом, с к-рого начинается защита, служит фиксирование произведения во внешней форме. — В интересах общественных закон отказывает нек-рым произведениям в защите, исключая их из круга объектов А. п. Сюда относятся «речи, произнесенные на публичных заседаниях» (пункт «д» ст. 4 Сов. Зак. от 30/I 1925), помещение коих в отчетах повременных изданий допускается беспрепятственно.

2) Произведения искусства. В зависимости от вида искусства, различаются произведения музыкальные, изобразительных искусств (художественные) и сценические. В применении к А. п. деление это чисто историческое: недавно, напр., не признавалась защита сценических произведений, — наоборот, ближайшее будущее может выдвинуть новые виды искусства и соответственно сему новые объекты А. п. — Фотографические произведения обычно выделяются в особую группу. Из произведений искусства особого интереса заслуживают сценические произведения, лишь недавно ставшие объектом А. п. К ним относятся всякого рода постановки на сцене: драматические, музыкально-драматические, хореографические, пантомимы, кинематографические и проч. До последнего времени право постановки включалось в содержание А. п., и субъектом его признавался автор того произведения, к-рое инсценируется. Но от права инсценирования следует отличать право на самую инсценировку, как произведение искусства, А. п. на к-рую должно быть признано за его автором, т.-е. за режиссером, а если в создании постановки участвовало одновременно несколько человек (режиссер, художник и проч.), то за всеми ими на началах соавторства или отдельных видов сотрудничества. Кинематографические произведения нет оснований выделять из общей группы произведений сценического искусства. Действующий закон, несомненно, включает и сценические постановки как объект А. п.

Г. Содержание А. п. Автор имеет исключительное право: 1) выпустить свое произведение в свет, 2) всеми дозволенными способами воспроизводить его, 3) теми же способами распространять его и 4) вообще извлекать всеми законными способами имущественные выгоды из своего А. п. Все правомочия, кроме первого, ограничены установленным в законе сроком (ст. 3). 1) Под выпуском в свет закон прежде всего разумеет издание произведения, при чем к изданию приравниваются: публичное представление драматического или музыкально-драматического произведения, публичное исполнение музыкального произведения, публичное выставление произведений изобразительных искусств, постройка произведений архитектуры (ст. 10); само собой разумеется, что и публичное произнесение устного произведения также должно считаться выпуском его в свет. — 2) Под воспроизведением разумеется всякое размножение произведения каким-нибудь техническим способом. Такое размножение, естественно, преследует имущественную выгоду. Поэтому, не считается нарушением А. п. «снятие копии с чужого произведения исключительно для личного потребления» (п. «о» ст. 4). Допускается в известных пределах воспроизведение чужого произведения. Наш закон не считает нарушением А. п.: а) помещение небольших отрывков и даже полную перепечатку незначительных по размеру произведений, снимков и т. д. в научных, политико-просветительных и учебных сборниках, с обязательным указанием автора и источников заимствования (п. «в» ст. 4). б) Помещение в отчетах повременных изданий речей, произнесенных в публичных заседаниях (п. «д» ст. 4). в) Перепечатку повременными изданиями появившихся в газетах сообщений, а равно статей, не имеющих беллетристического характера, не ранее, чем на другой день по их опубликовании, с обязательным указанием источника заимствования и имени автора (п. «е» ст. 4). г) Использование композитором для своего музыкального произведения текста, заимствованного из чужого литературного произведения, при отсутствии на это запрещения, объявленного автором последнего на каждом экземпляре своего произведения (п. «ж» ст. 4). д) Воспроизведение художественных произведений, находящихся на улицах, площадях и в публичных музеях (п. «л» ст. 4). е) Помещение всякого рода произведений на публичной выставке (п. «м» ст. 4). Все изложенные виды использования чужого произведения относятся к прямому воспроизведению произведения в целом и в части без переработки. Помимо этих случаев возможно использование чужого произведения путем его изменения, переработки. Одни виды такого использования законодатель разрешает, а другие запрещает. В силу п. «б» ст. 4 допускается «пользование чужим произведением для создания нового произведения, существенно от него отличающегося». а) На первом плане следует поставить перевод произведения на другой язык. Большинство законодательств признает за автором исключительное право перевода его произведения. Наш закон, в интересах общественных, вступил на путь полной свободы перевода, признав, что А. п. не нарушается переводом чужого произведения на другой язык (п. «а» ст. 4). От права перевода следует отличать право переводчика на сделанный им перевод; А. п. на последний сохраняется за переводчиком на общих основаниях, как и на другие виды литературных произведений; но это, конечно, не мешает другим лицам самостоятельно переводить то же произведение. б) Наш закон разрешает использование художественных произведений и фотографических произведений в изданиях заводской и ремесленной промышленности (п. «и» ст. 4). в) Допускается использование опубликованных автором архитектурных, инженерных и иных планов, чертежей и рисунков для производства по ним построек и сооружений, если только автор при самом опубликовании не оговорит, что такое право он сохраняет за собою, г) Закон не усматривает нарушения А. п. в изображении произведений живописи средствами ваяния и, наоборот, произведений ваяния средствами живописи (п. «к» ст. 4). — Закон радикально меняет постановку вопроса относительно права на публичное исполнение произведений, поддающихся таковому, а именно музыкальных, музыкально-драматических, драматических, хореографических, пантомимных и др. Рус. дореволюционный закон, например, признавал за авторами таких произведений, с нек-рыми ограничениями для композиторов, исключительное право на публичное исполнение, что давало автору, скажем, драматического произведения право воспретить самую постановку последнего. Советский закон считает необходимым стать в данном вопросе решительно на сторону общественных интересов на случай конфликта между ними и неразумными притязаниями автора. За автором указанных видов произведений сохраняется исключительное право на публичное исполнение только до выпуска их в свет (ст. 5). Но так как самое публичное исполнение приравнивается к выпуску произведения в свет (ст. 10, ч. 2-я), то исключительное право автора на публичное исполнение своего произведения означает, по существу, только право на первое публичное исполнение; после него оно уже считается выпущенным в свет, а такие произведения могут исполняться без разрешения автора, к-рый сохраняет лишь право на получение гонорара за публичное исполнение; при этом право композитора даже на получение гонорара обусловлено помещением оговорки о сем на каждом экземпляре музыкального произведения. — Определение правил о возмещении убытков, причиненных нарушителем А. п., закон предоставляет компетенции законодательств союзных республик (ст. 14). Как явствует из изложенного выше, А. п., ограждая интересы авторов, может вступать в серьезные конфликты с общественными интересами. Всякое частное право, осуществляемое несогласно с своим социально-хозяйственным назначением (ст. 1 Гражд. Код.), может притти в столкновение с публичными интересами. Особенно это верно в отношении А. п., к-рое, при нежелании автора или его правопреемников итти навстречу интересам общества, может явиться в известных случаях даже помехой для культурного развития широких народных масс. В этих случаях, вместо робких коррективов, вносимых законодательствами буржуазных стран, советский закон не боится решительного вмешательства в область частноправовых взаимоотношений: закон (ст. 15) разрешает Правительству Союза ССР или той союзной Республики, на территории коей впервые выпущено или находится то или иное произведение, выкупить право на него в принудительном порядке. Это право, распространяющееся как на опубликованные, так и на неопубликованные произведения, не ограничено никакими условиями. Изложенным правилом достигнут предел возможной защиты общественных интересов, при условии одновременной охраны имущественных интересов авторов и их правопреемников.

Д. Срок А. п. и порядок его исчисления. Главнейшая особенность А. п., отличающая его от права собственности, это — его срочность. По исключению встречаются законодательства, к-рые предоставляют авторам вечную защиту: к ним относятся нек-рые Южно-Американские республики (Венецуэла, Гватемала и др.). Действующие законодательства в отношении начального момента срока разделяются на две группы: одна группа — и к ней принадлежит большинство стран (Франция, Германия, Англия, Бельгия, Испания, Португалия, Румыния, Швеция, Норвегия, Дания, дореволюционная Россия, Соед. Шт. Америки) — исчисляет срок с момента смерти автора, а другая — меньшинство стран — с момента появления произведения (Италия) или его регистрации. Самая продолжительность срока тоже весьма различна и притом в странах как первой, так и второй группы. В подавляющем большинстве стран первой группы принят пятидесятилетний срок (Франция, Англия, Бельгия, Швеция, Норвегия, Дания, Россия до закона 1911 и др.); в Германии установлен 30-летний срок. Что же касается стран второй группы, то в Италии, например, установлен 40-летний срок, с правом автора на получение в течение вторых сорока лет 5% с объявленной цены выпущенных литературных произведений; в Соед. Штатах Америки — 28-летний срок, к к-рому прибавляется в пользу автора и его близких родственников еще такой же срок; по новому закону в Соед. Штатах с 1/VII 1925 установлен 50-летний срок. Для фотографических произведений почти все законодательства устанавливают сокращенный срок защиты (5—10 лет) и исчисляют его с момента их появления. — Советский закон подошел к вопросу о сроке защиты А. п., гл. обр., с точки зрения общественной, требующей, чтобы в угоду имущественным интересам авторов не нарушались интересы культуры. Исходя из этого, закон установил весьма краткие сроки, различные для разных объектов А. п., исчисляя начальный момент сроков с 1 января года первого издания (ст. ст. 6—10, ч. 1). В виде общего правила устанавливается 25-летний срок защиты, считая с 1 января года первого издания (ст. ст. 6 и 10). Указанный срок сокращается до десяти лет для издателей газет, журналов и других повременных изданий и энциклопедических словарей (ст. 7), а также для пользования А. п. на произведения хореографические, пантомимы, кинематографические сценарии и киноленты (ст. 8). Еще меньшим сроком защищено пользование А. п. на фотографические произведения — 3 года для отдельных снимков и 5 лет для собраний снимков. — При переходе А. п. к наследникам, законодательство считает необходимым усилить ограждение общественно-культурных интересов путем дальнейшего сокращения срока А. п. Наследники приобретают А. п. на выпущенные в свет произведения только на тот срок, к-рый остается до истечения вышеуказанных сроков, но во всяком случае не долее, чем на 15 лет, считая с 1 января года смерти автора, хотя бы до конца срока А. п. оставалось более 15-ти лет (ст. 11). Что же касается А. п. наследников на произведения, не выпущенные в свет ко дню смерти автора, то закон сокращает 25-летний срок до 15 лет, оставляя без изменения сроки более краткие (5. и 10 лет), при чем начальный момент всех этих сроков относится к 1 января года смерти автора (ст. 11, ч. 2).

Международная защита А. п.

Первоначально издательское, а затем и А. п. пользовались защитой исключительно в пределах данного государства. Это привело к тому, что произведения (гл. обр., книги), изданные в одной стране, свободно перепечатывались в другой стране. Особенно страдали при этом страны старой культуры, как Великобритания и Франция: произведения первой перепечатывались, гл. обр., в Соединенных Штатах Америки и Германии, а второй — в Бельгии. В последней создались специальные акционерные об-ва для издания франц. произведений и тайного ввоза их во Францию. Такое положение вещей приносило огромные убытки англ. и франц. издательским предприятиям, к-рые, естественно, стимулировали постановку вопроса о защите А. п. в международном масштабе. Нельзя не отметить, следовательно, что у колыбели международной защиты А. п., как и национальной, стоят опять-таки не интересы авторов, а издателей-предпринимателей (подробнее об этом см. Литературные конвенции). Версальский договор санкционировал допущенные во время войны странами-победительницами нарушения А. п. граждан побежденных стран, лишив этих граждан права на возмещение убытков. — Возмещение убытков граждан нейтральных стран за нарушение их А. п. во время войны 1914—1918 регулируется особой Конвенцией от 30/VI 1920.

Лит.: Шершеневич, Авторское право на литературные произведения, 1891; Пиленко, А. А., Новый закон об авторском праве, СПБ, 1911; Беляцкин, С. А., Новое авторское право в его основных принципах; Канторович, Кинематографическое право, «Право», №№ 3—4, 1912; Перетерский, И. С., Задачи советского законодательства в области авт. права, «Советское Право», № 1, 1923; Лозман, Е., Об авторском праве,«Еженед. Советск. Юст.», № 1, 1923; его же, Национализация и экспроприация в авторском праве, «Еженед. Совет. Юстиции», №№ 7—8, 1923; Николаев, Основы авторского права, ГИЗ, 1925; Усаковский, А., Осн. полож. нового закона об А. п. в Соед. Шт. Америки; Кусиков, А., Кино и А. п. (обе ст. в «Еж. Сов. Юст.», 1925); Pouillet, Traité théorique et pratique de la propriété littéraire et artistique, 1908; Kohler, Urheberrecht an Schriftwerken und Verlagsrecht, Stuttgart, 1907; его же, Kunst werkrecht, Stuttgart, 1908; Lindeman, Urheberrecht an Werken der Literatur und der Tonkunst, 4 Aufl., Berlin, 1921; Röthlisberger, Urheberrechtsgesetze und Verträge in allen Ländern, Leipzig, 1914; A. Elster, Gewerblicher Rechtsschutz, Berlin und Leipzig, 1921. Периодические издания: «Droit d’auteur», «Gewerblicher Rechtsschutz und Urheberrecht», «Zeitschrift des deutschen Vereins für den Schutz des gewerblichen Eigentums».