А8/Николай Степанович Гумилёв

Материал из Wikilivres.ru
< А8
Перейти к навигацииПерейти к поиску
Антология восьмистиший/Сто восьмистиший ста поэтов
85. Николай Степанович Гумилёв (1886—1916)
PD-RusEmpire
Flag of Russia.svg


Это было не раз


Это было не раз, это будет не раз
В нашей битве глухой и упорной:
Как всегда, от меня ты теперь отреклась,
Завтра, знаю, вернёшься покорной.

Но зато не дивись, мой враждующий друг,
Враг мой, схваченный тёмной любовью,
Если стоны любви будут стонами мук,
Поцелуи — окрашены кровью.


1910

Это стихотворение № 39* из сборника 1910 года «Жемчуга», часть II: «Жемчуг серый». Сборник начинается с посвящения: «...моему учителю Валерию Яковлевичу Брюсову». В том же 1910 году 25 апреля в Николаевской церкви села Никольская Слободка Николай Степанович Гумилёв обвенчался с Анной Андреевной Горенко (Ахматовой). По свидетельству Анны Ахматовой, в стихотворении говорится о ней (см.: Стихи и письма. Анна Ахматова. Н. Гумилёв/Публ., сост. и прим. Э. Г. Герштейн // «Новый мир», 1986, № 9. С. 198, 209).

В 1921 году, как бы в ответ на восьмистишие Гумилёва, Ахматова писала:

Дурной сон. Эпилог


Тебе покорной? Ты сошёл с ума!
Покорна я одной Господней воле.
Я не хочу ни трепета, ни боли,
Мне муж — палач, а дом его — тюрьма.

Но видишь ли! Ведь я пришла сама;
Декабрь рождался, ветры выли в поле,
И было так светло в твоей неволе,
А за окошком сторожила тьма.

Так птица о прозрачное стекло
Всем телом бьётся в зимнее ненастье,
И кровь пятнает белое крыло.

Теперь во мне спокойствие и счастье.
Прощай, мой тихий, ты мне вечно мил
За то, что в дом свой странницу пустил.

1921. Август. Царское Село.**

В том же 1921 году 3 августа Николай Гумилёв был арестован по подозрению в участии в заговоре так называемой «Петроградской боевой организации В. Н. Таганцева» и вскоре был расстрелян***. Ещё одна невинная жертва Красного террора. Ещё один казнённый поэт.

В России имя его было полностью вычеркнуто отовсюду на семь десятков лет, пока уже в самом конце горбачёвской эры 30 сентября 1991 года коллегией Верховного суда Гумилёв не был «реабилитирован за отсутствием состава преступления». Запрещённые стихи «самого непрочитанного поэта» (по словам Ахматовой) стали постепенно возвращаться к читателю, обнаружившему, что поэтический диалог двух великих поэтов-супругов имел своё продолжение. Процитируем ещё одно прекрасное восьмистишие необычное по форме, которое можно отнести к жанру каллиграммы или фигурных стихов, где поэт, начиная со строки шестистопного ямба, укорачивает каждую последующую строку на одну стопу до середины стихотворения, а затем далее всё идёт как бы в зеркальном отражении, возвращаясь к шестистопному ямбу:

* * *

Твоих единственных в подлунном мире губ,
Твоих пурпурных, я коснуться смею.

О слава тем, кем мир нам люб,
Праматери и змею.
И мы опьянены
Словами яркими без меры,

Что нежность тела трепетной жены
Нежней цветов и звёзд, мечтания и веры.


Без даты. Опубл. посмертно.

См. также:

  1. «На сердце песни, на сердце слёзы…», до мая 1903
  2. «В шумном вихре юности цветущей…», до мая 1903
  3. Мне надо мучиться и мучить…», 1906
  4. Наталье Владимировне Анненской («В этом альбоме писать надо длинные, длинные строки, как нити...»), 21 января 1906
  5. Надпись на «Пути конквистадоров» («Микель Анджело, великий скульптор...»), 1906
  6. Это было не раз («Это было не раз, это будет не раз…»), опубл. 1910
  7. Жизнь («С тусклым взором, с мёртвым сердцем в море броситься со скалы…»), 1911
  8. Прогулка («В очень-очень стареньком дырявом шарабане...»), 29 мая 1911
  9. Память («Как я скажу, что я тебя буду помнить всегда...»), 12 июня 1911
  10. Страница из Олиного дневника («Он в четверг мне сделал предложенье…»), 12 июня 1911
  11. Рисунок акварелью («Пальмы, три слона и два жирафа...»), между 20 и 26 июля 1911 года
  12. «Шавело́ прекрасное место, где растет тростник…», опубл. 1912 → Эфиопская народная песня
  13. Акростих восьмёрка («Фёдор Фёдорович, я Вам…»), 8 февраля 1914
  14. Ольге Людвиговне Кардовской («Мне на Ваших картинах ярких...»), 1 марта 1914
  15. Восьмистишие («Ни шороха полночных далей…»), 1915
  16. Надпись на «Колчане» М. Л. Лозинскому («От «Романтических цветов»...»), <15 декабря 1915>
  17. Счастие. 1. «Больные верят в розы майские…», 1916
  18. Счастие. 2. «Хочешь, горбун, поменяться…», 1916
  19. Счастие. 3. «У муки столько струн на лютне…», 1916
  20. Счастие. 4. «Ведь я не грешник, о Боже…», 1916
  21. Счастие. 5. «В мой самый лучший, светлый день…», 1916
  22. «Твоих единственных в подлунном мире губ...», без даты
  23. «На ступенях балкона…», Май 1910 года. Приписывается Гумилёву
  24. Предзнаменование («Мы покидали Соутгемптон...»), <конец июня — начало июля 1917>
  25. Телефон («Неожиданный и смелый…»), опубл. 1918
  26. Природа («Спокойно маленькое озеро…»), опубл. 1918 → Юань Цзе
  27. Счастье («Из красного дерева лодка моя…»), опубл. 1918 → Ли Бо
  28. Соединение («Луна восходит на ночное небо…»), опубл. 1918 → Цзяо Жань
  29. Детская песенка («Что это так красен рот у жабы…»), опубл. 1918 → Индокитай
  30. «Моя мечта летит к далёкому Парижу…», после 23 августа 1919? года. Приписывается Гумилёву
  31. «О дева Роза, я в оковах…», Ноябрь 1920 года
  32. Отрывки. 3. «Колокольные звоны…», лето 1921
  33. Авель и Каин. II. «Ага, сын Авеля, в болото…», без даты (ок. 1918-21?) → Бодлер, 1857/61


*      В издании сб. «Жемчуга» 1918 г. это стихотворение № 37.
**     Это стихотворение Ахматовой является эпилогом (6 частью) цикла «Чёрный сон» (1913—1940), посвящённого не Гумилёву, а второму её мужу Владимиру Казимировичу Шилейко, за которого она вышла замуж в августе 1918, и с которым разошлась весной 1921 года.
***    По современной версии, Гумилёв не участвовал организации В. Н. Таганцева, да и заговора не существовало, он был сфабрикован ЧК в связи с Кронштадтским восстанием.
****   В соответствии со статьёй статьёй 1281 ГК РФ произведения этого автора изданные после 7 ноября 1917 года перейдут в общественное достояние 1 января 2062 года.


William Blake Kiss of Adam & Eve.jpg


© Д. Смирнов-Садовский. Составление. Комментарии. Дизайн.