А8/Михаил Алексеевич Кузмин

Материал из Wikilivres.ru
< А8
Перейти к навигацииПерейти к поиску
Антология восьмистиший/Сто восьмистиший ста поэтов
75. Михаил Алексеевич Кузмин (1873—1944)


* * *


 
Баржи́ затопили в Кронштадте,
Расстрелян каждый десятый, —
Юрочка, Юрочка мой,
Дай Бог, чтоб Вы были восьмой.

Казармы на затонном взморье,
Прежний, я крикнул бы: «Люди!»
Теперь молюсь в подполье,
Думая о белом чуде.


1925

Это пятое стихотворение цикла «Северный веер», входящего в книгу Михаила Алексеевича Кузмина «Форель разбивает лед» (1925—28), не просто факт поэзии. Это к тому же ещё и поразительный человеческий документ, по-своему глубоко отражающий своё время. «Тема этой книги — победа над смертью, — писал Андрей Донатович Синявский, — Кузмин как бы выхватывает разрозненные куски бытия, заимствованные из разных пластов времени и пространства, а затем эти куски соединяет, иногда самым причудливым образом. Мир у нас на глазах то распадается, то снова воссоздаётся в сближении и смешении удалённых друг от друга эпох, стилей, вещей, персонажей <...> Это можно сравнить с действием волшебного кристалла, который то разлагает свет на составные части, то соединяет их вместе. Такому кристаллу Кузмин уподоблял иногда своё поэтическое искусство». (Андрей Синявский: «Панорама с выносками» Михаила Кузмина» из Синявский А. Д. «Литературный процесс в России». М.: РГГУ, 2003, с. 287-298).

Понятно, что в книге, вышедшей в феврале 1929 г. в «Издательстве писателей в Ленинграде», такое стихотворение не могло быть напечатано — и там, и в беловом автографе поэта, оно заменено 8 строками отточий. В полном виде оно было опубликовано позднее в кн.: Кузмин Михаил. Собрание стихов / Вст. статьи, сост., подг. текста и комм. Дж. Малмстада и В. Маркова. Munchen: W. Fink Verlag, 1977. Bd. III. Это стихотворение-воспоминание об аресте Юрия Ивановича Юркуна (близкого друга поэта), произошешего в 1918 г. после убийства председателя Петроградской ЧК. Моисея Соломоновича Урицкого поэтом-террористом Леонидом Иоакимовичем Каннегисером, с которым Кузмин и Юркун дружили.

Первая строка: «Баржи́ затопили в Кронштадте» отражает ходившие в то время слухи о затоплении барж с заложниками. Вторая строка: «Расстрелян каждый десятый» — обычная тогда практика наказания в советской России. Четвёртая строка: «Дай Бог, чтоб Вы были восьмой» — по свидетельству актрисы и художницы Ольги Николаевны Гильдебрант-Арбениной (1897—1980), во время пребывания Юркуна в заключении расстреливали «через восьмого». Пятая строка: «Казармы на затонном взморье» — Юркун содержался в Дерябинских казармах на берегу Галерной гавани. Восьмая строка: «Думая о белом чуде» — белого чуда так и не произошло... (в статье были использованы сведения из примечаний Н. А. Богомолова к изданию: M. Кузмин. Стихотворения. Санкт-Петербург, 2000).

См. также:

  1. «Наверно, в полдень я был зачат…», 1905—1908
  2. «Говоришь ты мне улыбаясь…», 1905—1908
  3. «Возвращался я домой поздней ночью…», 1905—1908
  4. «Молчим мы оба, и владеем тайной…», 1907
  5. «О тихий край, опять стремлюсь мечтою», 1908—1909
  6. «Ты именем монашеским овеян…», 1909
  7. «Как странно в голосе твоём мой слышен голос…», 1909
  8. «К матери нашей, Любви, я бросился, горько стеная…» 1910
  9. «Может быть, я безрассуден…», 1911
  10. «Сегодня что: среда, суббота?..», 1911—1912
  11. Huitain («Поют вдали колокола…»), <1911—1912>
  12. «Дороже сына, роднее брата…», 1912
  13. «Зачем те чувства, что чище кристалла…», 1912—13
  14. «Дни мои — облака заката…», 1912—13
  15. «Солнце — лицо твоё, руки белы…», 1912—13 (монорим)
  16. «Слоновой кости страус поёт…», 1925
  17. «О, завтрак, чок! о, завтрак, чок!..», 1925
  18. «Баржи затопили в Кронштадте…», 1925
  19. Эпиграмма господину К. «Меж языков о тебе (как некогда о Гомере…»Тредиаковский
  20. <Прорицание оракула Аполлона> («Царь, на высокий обрыв поставь обреченную деву...»), 1929 → Апулей, II век
  21. Песня Ариэля («Глубоко там отец лежит...»), август 1930 → Шекспир, 1611
  22. Песня шута («Кто дал совет тебе...»), 1934 → Шекспир, 1605
  23. Песня шута («Кто в службе знает лишь расчёт...»), 1934 → Шекспир, 1605
    Из поэмы Байрона «Дон Жуан»
  24. Дон Жуан. IX, 1. «О Веллингтон! (иначе Villain-ton)…», 1930-35 → Байрон, 1824
  25. Дон Жуан. IX, 2. «И всё-таки с Кинэрдом поступили…», 1930-35 → Байрон, 1824
  26. Дон Жуан. IX, 3. «Хоть многим вам обязаны британцы…», 1930-35 → Байрон, 1824
  27. Дон Жуан. IX, 4. «Бесспорно, лучший вы „головорез“…», 1930-35 → Байрон, 1824
  28. Дон Жуан. IX, 20. «В чём смысл, о боги, всяких теогоний?..», 1930-35 → Байрон, 1824
  29. Дон Жуан. IX, 30. «Летел в так называемой „кибитке“…», 1930-35 → Байрон, 1824
  30. Дон Жуан. IX, 46. «Придворные и дамы ну шептаться…», 1930-35 → Байрон, 1824
Pamyat'Azova1919-1921.jpg


© Д. Смирнов-Садовский. Составление. Комментарии. Дизайн.