Восьмистишия (Мандельштам)/XI. И я выхожу из пространства

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску
Восьмистишия. XI. «И я выхожу из пространства…»
автор Осип Эмильевич Мандельштам (1891—1938)
Из цикла «Восьмистишия», сб. «Московские стихи, 1933». Дата создания: Ноябрь 1933 — июль 1935. Источник: rvb.ru[1] • In English: And I go out from space. См. также Стихотворения.
{{#invoke:Header|editionsList|}}

A8.jpg
XI.

И я выхожу из пространства
В запущенный сад величин,
И мнимое рву постоянство
И самосознанье причин.
И твой, бесконечность, учебник
Читаю один, без людей —
Безлиственный, дикий лечебник,
Задачник огромных корней.

Ноябрь 1933 — июль 1935

Примечания

11. «И я выхожу из пространства...» — См. коммент. к 9, В СССР — ДП-81, с. 201.

Два последних восьмистишия — суть «стихи о познании с несколько иной точки зрения. Выход из пространства для его познания, в бесконечность, которая может быть постигнута только математически, а не исходя из нашего опыта и лепета. Характер познания «В игольчатых чумных бокалах...» — это словно игра в бирюльки: на крючок наугад вытаскивается одна крошечная закономерность, бесконечно малая величина в сравнении с тем, что познано быть не может с помощью «наважденья причин». Каузальность, познаваемая человеком, найденная им для объяснения явлений, это только наугад вытащенное звено в горе таких же звеньев — бирюлек. Ребенок хранит молчанье — -это он постигает не части, а целое, — в сцеплении бирюлек ему не разобраться. Игольчатые узкие бокалы — содержат ту каплю, которая может быть воспринята. Их игольчатость — показывает малость содержащейся в них влаги; они еще названы чумными, так как пьющего каплю познания все равно ждет смерть (древо познания, вкусив от которого человек стал смертным)» (НМ-III, с. 191). См. также: Левин Ю. И. Лексико-семантический анализ одного стихотворения О. Мандельштама. — Слово в русской советской поэзии. М., 1975, с. 225 — 233.

Надежда Яковлевна Мандельштам замечает, что это: «...стихи о познании с несколько иной точки зрения. Выход из пространства для его познания, в бесконечность, которая может быть постигнута только математически, а не исходя из нашего опыта и лепета.» Гаспаров пишет: «От 10 к 1 1 стихотворению продолжается тема «пространство». 11 (11) стихотворение, [ТОЧКА ЗРЕНИЯ]: из этого скованного пространства я вырываюсь в дикую, необжитую бесконечность по ту сторону начувствованной и надуманной людьми временности и причинности; это позволяет увидеть пространство и природу со стороны, с ее мерой, ее корнями.» (М. Л. Гаспаров: «Восьмистишия» Мандельштама). Данный текст слегка отличается от текста в советских изданиях и воспроизводится по изд. «Осип Мандельштам, Собр. соч., т. I, Межд. Лит. Содружество, 1967». См. более подробные комментарии: O Восьмистишиях (Н. Мандельштам).

  1. Воспроизводится по изданию: О.Э. Мандельштам. Собрание сочинений в 2 т. М.: Художественная литература, 1990. © Электронная публикация — РВБ, 2010—2014.


Info icon.png Данное произведение является собственностью своего правообладателя и представлено здесь исключительно в ознакомительных целях. Если правообладатель не согласен с публикацией, она будет удалена по первому требованию. / This work belongs to its legal owner and presented here for informational purposes only. If the owner does not agree with the publication, it will be removed upon request.