Восьмистишия (Мандельштам)/X. В игольчатых чумных бокалах

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску
Восьмистишия. X. «В игольчатых чумных бокалах…»
автор Осип Эмильевич Мандельштам (1891—1938)
Из цикла «Восьмистишия», сб. «Московские стихи, 1933». Дата создания: Ноябрь 1933 — июль 1935. Источник: rvb.ru[1] • In English: From needle-shaped pestilential glasses См. также Стихотворения.
{{#invoke:Header|editionsList|}}

A8.jpg
X.


В игольчатых чумных бокалах
Мы пьём наважденье причин,
Касаемся крючьями малых,
Как лёгкая смерть, величин.
И там, где сцепились бирюльки,
Ребёнок молчанье хранит,
Большая вселенная в люльке
У маленькой вечности спит.

Ноябрь 1933 — июль 1935

Примечания

10. «В игольчатых чумных бокалах...» — ВП-II, с. 31. В СССР — ДП-81, с. 201.

Гаспаров пишет: «начинаем читать с 10 (10) стихотворения, [ПРОСТРАНСТВО СКОВАННОЕ]. Оно было замечательно проанализировано Ю. Левиным; я выделю в его содержании только то, что нам важно для дальнейшего.» (М. Л. Гаспаров: «Восьмистишия» Мандельштама). Алексеев замечает: «Сочетание «в игольчатых чумных бокалах», по проницательному наблюдению Ю. Левина (63), ассоциируется с «колющим» вкусом шампанского и с «готической» гравировкой хрусталя. Но эта «праздничная» тема в контексте эпитета «чумных» порождает смысловой диссонанс, предполагающий две литературные реминисценции - это «Пир во время чумы» Пушкина и «Отцы и дети» Тургенева (Базаров умер, потому что поранился, анатомируя чумный труп). Сочетание «наважденье причин» смутно намекает на какие-то числовые закономерности, чьи проявления поначалу едва заметны (подобно первым симптомам опьянения или болезни), зато потом - необратимы. «Касаемся крючьями» - чумные трупы грузили на подводы именно с помощью крючьев (Ю.Левин). «Легкая смерть» может быть понята как «смерть без мучений». Но это сочетание может быть сведено и к выражению «легко умертвить», которое в контексте с «величинами» порождает образ некоего вселенского мора, косящего миллионы жизней. «Сцепились бирюльки» - иносказание запутанности причинно-следственных связей («наважденье причин») в каких-то сложнейших процессах.» (В. В. Алексеев: «Поэтика выбора»). Данный текст слегка отличается от текста в советских изданиях и воспроизводится по изд. «Осип Мандельштам, Собр. соч., т. I, Межд. Лит. Содружество, 1967». Вот текст изд. О.Э. Мандельштам. Собрание сочинений в 2 т. М.: Художественная литература, 1990.:

10

В игольчатых чумных бокалах
Мы пьем наважденье причин,
Касаемся крючьями малых,
Как легкая смерть, величин.
И там, где сцепились бирюльки,
Ребенок молчанье хранит,
Большая вселенная в люльке
У маленькой вечности спит.

Ноябрь 1933, июль 1935


См. более подробные комментарии: O Восьмистишиях (Н. Мандельштам).

  1. Воспроизводится по изданию: О.Э. Мандельштам. Собрание сочинений в 2 т. М.: Художественная литература, 1990. © Электронная публикация — РВБ, 2010—2014.


Info icon.png Данное произведение является собственностью своего правообладателя и представлено здесь исключительно в ознакомительных целях. Если правообладатель не согласен с публикацией, она будет удалена по первому требованию. / This work belongs to its legal owner and presented here for informational purposes only. If the owner does not agree with the publication, it will be removed upon request.