Хроника текущих событий/37/18

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Хроника текущих событий — выпуск 37/18


You are reading ХРОНИКА ТЕКУЩИХ СОБЫТИЙ, ВЫПУСК 37, 30 сентября 1975г.
previous file: XTC3717 this file: XTC3718 Next file: XTC3719


ПИСЬМА И ЗАЯВЛЕНИЯ

Вячеслав ЧЕРНОВОЛ. Заявление военному прокурору Прикарпатского военного округа (23 июля 1973г.).

В своем большом заявлении (19 стр.) ЧЕРНОВОЛ подробно рассказал о ходе своего следствия в 1972-73 годах. Основной метод воздействия на подследственного заключался в дезинформации, которая проводилась как через сокамерника-"наседку", некого ДУБИНЯКА, так и непосредственно следователем. ЧЕРНОВОЛУ сообщалось, например, о том, что ему намерены предъявить ст.56 УК УССР (ст.64 УК РСФСР, "измена родине"; санкции - до расстрела). Следователь и сокамерник рассказывали ему об арестах его знакомых и родственников, арестах, которых либо вовсе не было, либо они произошли позже. ЧЕРНОВОЛУ сообщили даже, что после ареста П.ЯКИРА (в тот момент еще не арестованного) друзья последнего совершили попытку покушения на Н.В.ПОДГОРНОГО.

Затем тактику изменили: ЧЕРНОВОЛУ стали говорить о каком-то совещании в верхах, на котором (под давлением Итальянской и Канадской компартий) решено было его, ДЗЮБУ и СВЕТЛИЧНОГО освободить (ДЗЮБА тогда еще тоже не был арестован), а зато остальных арестованных "сурово наказать". Единственный способ им помочь - заявить следствию о своем участии в издании "Украинского вестника". ЧЕРНОВОЛ сделал такое заявление после того, как ему сообщили дату предстоящего ареста его жены А.ПАШКО - 17 мая. Позднее, в середине августа, жена и сестра ЧЕРНОВОЛА действительно пробыли под арестом несколько дней и ЧЕРНОВОЛ "случайно" увидел свою жену в коридоре следственной тюрьмы. Это случилось после того, как он отказался конкретизировать свое заявление.

В начале 1973г. ЧЕРНОВОЛ письменно отказался от своих "признаний", объявив, какими методами они были добыты. Это заявление из его дела изъято. Однако следы шантажа и дезинформации в материалах следствия остались.

В заявлении от 23 июля 1973г. ЧЕРНОВОЛ просит прокурора возбудить уголовное дело против руководителя следственной группы по своему делу, ст. следователя УКГБ по Львовской области капитана М.Е.БОЕЧКО по ст.175 УК УССР ("принуждение к даче показаний").

В письме от 1 августа 1975г. он сообщает, что военная прокуратура Прикарпатского военного округа переслала его заявление в прокуратуру Львовской области, т.е. реагировала так, будто ЧЕРНОВОЛ требовал пересмотра своего дела. После повторной жалобы от 26 августа 1973г. ему ответили, что оснований для возбуждения уголовного дела против М.Е.БОЕЧКО нет.

                           *****

Вячеслав ЧЕРНОВОЛ. Открытое письмо Президенту США (1 августа 1975г.).

Письмо является попыткой участия в диалоге между Западом и Востоком; ЧЕРНОВОЛ полагает, что высказанные им мысли отражают мнение "широкого круга советских политзаключенных различных национальностей".

Основной тезис: прочную разрядку международной напряженности "может обеспечить не столько военное разоружение, сколько демилитаризация психики". Советские руководители, однако, связывают процесс разрядки с усилением идеологической борьбы. На практике это оборачивается массовыми арестами, как это было в 1972-73 годах на Украине. "Если бы что-то подобное происходило в США, - пишет ЧЕРНОВОЛ, - то, чтобы Ваши соотечественники научились "единодушно одобрять" действия властей, половину их пришлось бы посадить в тюрьмы, а другую половину превратить в тюремных надзирателей".

Разрядка в ее нынешнем виде бьет, таким образом, по оппозиции и внутри СССР. Именно поэтому политзаключенные одобряют известную поправку конгресса США к законопроекту о торговле: "Альтернатива мордовским и пермским лагерям и психушкам, а именно, возможность выехать за границы государства" может привести к некоторой гуманизации режима." А это, в свою очередь, может стать очередь, может стать преддверием действительного, а не бумажного ослабления напряженности".

                           *****

Юрий ФЕДОРОВ. Письмо Президенту США.

Тема письма - расширение коммунистического влияния в мире, критика принципа невмешательства во внутренние дела СССР. В заключение Юрий ФЕДОРОВ описывает условия особлага, в котором он находится, и просит Президента поддержать своим авторитетом его требования к советскому правительству. Среди этих требований главное - отмена принудительного труда.

                           *****

Василий СТУС. "Я обвиняю".

Автор предъявляет Комитету государственной безопасности обвинение:

- в организации фальсифицированных судебных процессов 1972-73 годов на Украине, в частности, фальсификации и его, СТУСА, "дела";

- в изъятии на обыске произведений украинской, русской и мировой литературы;

- в преемственной связи с организаторами сталинского террора, что доказывается агрессивной реакцией КГБ на упоминание об этом периоде, в частности - в деле СТУСА;

- в преследовании некоммунистических убеждений, проявившемся, в частности, в деле СТУСА, т.е. в попрании "наиэлементарнейших человеческих прав";

- в истязаниях, которым подвергались некоторые украинцы-политзаключенные в лагере;

- в том, что репрессии, проведенные в 1972-73 годах на Украине "в невиданных в настоящее время в СССР масштабах" нанесли "непоправимый ущерб украинскому народу и его культуре";

"Поколение молодой украинской интеллигенции... сделали поколением заключенных".

СТУС называет "внутренних рецензентов" КГБ, которые писали отзывы на изъятые сочинения украинских литераторов, по именам. Вот эти имена: А.КАСПРУК (Институт литературы АН УССР); А.КОВТУНЕНКО (оттуда же); А.СКАБА (Институт истории КПСС); В.ЕВДОКИМЕНКО (оттуда же); Ю.ЗБАНАЦКИЙ (оттуда же); В.КАЗАЧЕНКО (оттуда же); Л.НАГОРНАЯ (оттуда же); П.НЕДБАЙЛО (Киевский университет); В.ЧИРОК (проректор ВПШ); М.ШАМОТА; П.ЯЩУК (доцент кафедры журналистики Львовского университета).

"Думаю, что их вина в проведении массовых репрессий, - пишет СТУС, - такая же, как и у штатных кагебистов".

СТУС предлагает рассматривать свое обращение как свидетельское показание на будущем суде над КГБ, до которого он сам, возможно, не доживет.

                           *****


Священник Василий РОМАНЮК. Обращение к Папе Римскому и во Всемирный Совет Церквей.

Тема обоих обращений украинского священника, осужденного на 10 лет за выступление в защиту В.МОРОЗА, - попрание прав человека в СССР.

Автор призывает обратить внимание на судьбу репрессированных женщин. Он просит всех религиозных деятелей за рубежом и, в особенности, лауреатов Ленинской премии за укрепление мира между народами повлиять на советское правительство, чтобы оно дало возможность политическим заключенным выехать из СССР.

"Помогите, чтобы нам была возможность покинуть эту страшную страну, где за одни только убеждения человеку дают 10-15 лет!". О. Василий РОМАНЮК считает, что упомянутые деятели имеют моральное право носить звание лауреатов, только если советское правительство их послушается; в противном случае они должны от этих званий отказаться.

О. РОМАНЮК сообщает, что в подкрепление к своим обращениям он с 1 августа 1975г. объявляет голодовку. Другая цель голодовки - добиться получения Библии, в чем ему отказывают уже три года. Второе обращение имеет постскриптум:

         "Если ничего уже не сможете сделать, чтобы облегчить
    нашу судьбу,  то прошу помогите хотя получить  Библию,  а
    голодовку  буду  продолжать  до  тех пор,  пока Библию не
    получу на руки,  и прошу Вас,  возлюбленные отцы и братья
    во Христе, помогите мне в этом - искренне
         священник В.РОМАНЮК".
                           *****

Трофим ШИНКАРУК. Письмо на радиостанцию "Свободная Европа". (27 июня 1975г.).

44-летний украинец Трофим Ефимович ШИНКАРУК уже отбыл в лагеря и тюрьмах около 26 лет. В настоящее время он находится в лагере особого режима (1 л/п Мордовских лагерей). До конца срока ему осталось еще 8 с половиной лет. Через посредство радиостанции "Свободная Европа" он хочет опубликовать свое "Воззвание к народам мира".

"Воззвание" представляет собой отчаянный призыв - отвергнуть коммунистическую идеологию и не "протягивать руку" коммунистическим лидерам.

ШИНКАРУК уверен, что он погибнет за колючей проволокой. Однако он хочет, чтобы его судьба и судьба миллионов других заключенных предостерегла Запад от опасности утраты свободы.

                           *****


Трофим ШИНКАРУК. Письмо Генеральному Секретарю ООН (27 июня 1975г.).

Описав положение украинских политзаключенных, ШИНКАРУК пишет:

"Обращаясь к Вам, а в Вашем лице ко всем народам мира, я прошу обратить внимание на этот ужас".

ШИНКАРУК хочет, чтобы ООН под угрозой исключения заставила Советский Союз "ликвидировать" статью об "антисоветской агитации и пропаганде" в Уголовном кодексе.

                           *****

А.А.БОЛОНКИН. Жалоба в порядке надзора (4 октября 1974г.).

В своей жалобе, направленной Генеральному прокурору СССР и в Верхний Суд СССР, А.А.БОЛОНКИН (Хр.30) перечисляет многочисленные нарушения закона, допущенные в его деле во время предварительного следствия, на суде и после суда.

                           *****


В.К.КИСЛИК. В Президиум Верховного Совета СССР (12 мая 1975г.).

Автор пишет, что в настоящее время он является гражданином двух государств: Израиля и СССР. В связи с тем, что его жена и сын проживают в Израиле и сам он стремиться туда выехать, а советское законодательство не признает двойного гражданства, он просит Президиум принять решение о выходе его из гражданства СССР. Он перечисляет также нарушения допущенные ОВИРом УВД г. Киева в связи с его просьбой о выходе из советского гражданства.

                           *****

Нина БУКОВСКАЯ. Открытое письмо Генеральному секретарю ООН по Международному женскому году (18 июня 1975г.).

Открытое письмо в Международную организацию "Амнистия" и в Общество защиты прав человека (16 августа 1975г.).

Мать Владимира БУКОВСКОГО сообщает о том, что ее тяжело больной сын за отказ от работы во Владимирской тюрьме переведен на полгода на голодный "строгий режим". Она сообщает также, что она, пенсионерка, вынуждена оплачивать содержание сына в тюрьме (поскольку иначе деньги на его питание будут сниматься с лицевого счета - Хр.). Она сообщает, что питание в тюрьме на строгом режиме стоит всего 25 коп. в день.

                           *****


Виктор СОКОЛОВ. Письмо Главному психиатру УССР Георгию ВОРОНКОВУ (27 июня 1975г.).

Москвич В.СОКОЛОВ обращается по поводу Леонида ПЛЮЩА. Письмо заканчивается так: "И имейте в виду, что история запомнит не анонимных извергов из ГБ, но Вас - Георгия ВОРОНКОВА, главного психиатра УССР, с чьего, безусловно, согласия продолжается убийство Леонида ПЛЮЩА!".

                           *****

Людмила АЛЕКСЕЕВА. Письмо члену конгресса США сенатору ДЖАВИТСУ (4 июля 1975г.).

Автор просит настойчиво добиваться, чтобы Анатолию МАРЧЕНКО разрешили немедленный выезд из страны, потому что "иначе он может не дожить до этого события. В ссылке МАРЧЕНКО предложили непосильную для него работу грузчика, а его здоровье подорвано одиннадцатилетним пребыванием в советских лагерях и тюрьмах, да еще резко ухудшилось сейчас в связи с тем, что он выдержал 50-дневную голодовку протеста против неправого суда".

                           *****

Ходар ЦУЛЕЙСКИРИ. Жалоба в ЦК компартии Грузии.

25 июля 1975г. полковник ЗАРДАЛИШВИЛИ допросил в КГБ писателя Н.ЦУЛЕЙСКИРИ по поводу публикации в самиздатском журнале "Золотое руно" N1 (май 1975г.) его выступления на партийном собрании Союза писателей ГрССР. После отказа ЦУЛЕЙСКИРИ дать требуемые показания ЗАРДАЛИШВИЛИ начал кричать на него и угрожал арестом "за недонесение". Об этом ЦУЛЕЙСКИРИ и написал жалобу в ЦК.

                           *****

Мальва ЛАНДА. Гуманность и уважение к правам человека по-советски. (14 августа 1975г.).

В открытом письме приводятся многочисленные примеры преследований за убеждения или за попытку воспользоваться своими законными правами.

                           *****


Звиад ГАМСАХУРДИА. Письмо Председателю КГБ при СМ СССР (11 августа 1975г.).

         "Вот уже   второй  раз  обыскивают  меня  сотрудники
    Вашего  ведомства  в  аэропорту  Домодедово   в   Москве.
    Симптоматично,  что  оба  раза  они  произвели  обыск под
    маской  милиции.  В  первый  раз,  22  мая  1975г.,   при
    регистрации билетов на самолет,  вылетающий в Тбилиси,  я
    стоял в очереди у стойки.  Ко мне  подошел  милиционер  и
    предложил  пройти на "досмотр".  Однако удивительно,  что
    этот досмотр коснулся только меня.  Обычно пассажиры, как
    известно,  подвергаются  досмотру  при выходе на посадку.
    Милиционер подвел меня к пожилому  человеку  в  штатском,
    который  и  осуществил  обыск,  однако  протокол  сам  не
    подписал. На мой вопрос он ответил, что он из Угрозыска и
    его  фамилия ТАРАЕВ,  однако он не показал мне служебного
    удостоверения. У меня изъяли книги, изданные за границей,
    и  материалы  самиздата,  имеющие информационный характер
    ("Хроника текущих событий", "Хроника защиты прав в СССР",
    книга  П.Г.ГРИГОРЕНКО  "Мысли  сумасшедшего",  изданная в
    1973г. фондом им. Герцена и т.п. - Хр.).
         Я считаю  незаконным  подобное  действие,  ибо,  как
    известно,  Советский  Союз  в 1948г.  подписал Декларацию
    прав    человека,    которая    гарантирует     свободный
    информационный   обмен   (конечно,   если  информация  не
    содержит военной или государственной тайны.)
         Второй раз   мой   обыск   носил   характер  грубого
    издевательства.  31 июля  меня  остановил  милиционер  на
    площади  перед аэропортом и провел меня к дежурному.  Там
    опять появились люди в  штатском,  которые  опять  выдали
    себя  за сотрудников Угрозыска,  однако опять не показали
    мне служебных документов и не подписали протокол  личного
    обыска,  который они осуществили. Один из них сказал, что
    его фамилия ЧЕРНОВ.  Они вывернули у меня карманы,  сняли
    туфли.   Была   изъята   одна  брошюра  самиздата.  Копию
    протокола обыска мне не выдали.
         Я протестую  против  подобного произвола.  Протестую
    также против того,  что личный обыск был  произведен  без
    всякого повода.
         Прошу принять меры,  чтобы не было  более  подобного
    инцидента".
                           *****
         В Президиум Верховного Совета СССР
                            ПРОШЕНИЕ
         Просим всеобщей   политической   амнистии   -   т.е.
    амнистии  для  всех   лиц,   осужденных   за   идеологию,
    политические   взгляды   и   деятельность,   а  также  за
    религиозные убеждения и религиозную деятельность.
         Просим применить  эту  амнистию и к лицам,  лишенным
    гражданства по тем же мотивам.
         Просим распространить  эту  амнистию  также  на лиц,
    осужденных    за    осуществление    ими    иных    прав,
    предусмотренных Деклараций прав человека ООН.
         Просим амнистировать в индивидуальном порядке людей,
    осужденных   за  иные  правонарушения,  но  чье  судебное
    преследование вызвано идеологическими  или  политическими
    мотивами.
         В первую   очередь    и    незамедлительно    просим
    амнистировать  всех  женщин  - политзаключенных,  а также
    осужденных за религиозные убеждения и деятельность.
         Просим не  ограничивать  применения  амнистии сроком
    осуждения,  необходимостью  положительной  характеристики
    или иными какими-либо условиями.
         Одновременно с    этим    просим    освободить    из
    психиатрических  больниц людей,  насильственно помещенных
    туда в связи с их мировоззрением, политическими взглядами
    и деятельностью.
         Первая в истории СССР всеобщая политическая амнистия
    явилась  бы  весомым подтверждением серьезности намерений
    СССР  осуществлять  провозглашенные   принципы   разрядки
    напряженности.
         16 августа 1975г.
    Л.БОГОРАЗ (Москва),  А.МАРЧЕНКО  (Чуна,  Иркутской обл.),
    Т.ВЕЛИКАНОВА  (Москва),   А.ЛАВУТ   (Москва),   А.САХАРОВ
    (Москва),   М.ЛАНДА   (Красногорск,   Московской   обл.),
    Г.ПОДЪЯПОЛЬСКИЙ    (Москва),    Н.БУКОВСКАЯ     (Москва),
    А.ГИНЗбУРГ (Таруса, Московской обл.)

Авторы обратились к гражданам СССР и к соотечественникам за границей с призывом поддержать их Прошение.

                           *****


Е.В.ЯНКЕЛЕВИЧ. Письмо Генеральному Прокурору СССР (31 августа 1975г.).

Автор пишет: "... У меня есть основания полагать, что приближающийся суд над С.А.КОВАЛЕВЫМ превратится в противозаконную расправу над ним." Изложив эти основания, автор заключает: "товарищ Генеральный Прокурор, по моему глубокому убеждению, Ваше немедленное вмешательство, направленное на обеспечение беспристрастности, гласности и законности предстоящего судебного разбирательства, сможет прервать ужасную традицию тайных судебных расправ над обвиняемыми по ст.ст.190-1 и 70 УК РСФСР... Прошу Вас ответить на мое письмо гласно. Свое письмо я постараюсь предать гласности сам."

                           *****

Валентин ТУРЧИН. Заявление (4 сентября 1975г.)

Председатель Советской группы "Международной амнистии" пишет: "... Исполнился год с момента создания нашей группы. Между тем мы встречаемся в нашей работе с серьезными препятствиями. Прежде всего, совершенно произвольно задерживаются письма, которые мы посылаем за границу и которые из-за границы посылают нам. ... Не пропускаются также материалы, посылаемые нам из Секретариата "Международной амнистии" в Лондоне. ... Я также обращаю внимание общественности на то, что два члена нашей группы - Сергей КОВАЛЕВ и Андрей ТВЕРДОХЛЕБОВ - арестованы по политическим обвинениям... Я прошу руководителей и граждан стран - участниц Совещания в Хельсинки потребовать от Советского правительства, чтобы суд над КОВАЛЕВЫМ и ТВЕРДОХЛЕБОВЫМ был открытым и чтобы на него, в частности, были допущены иностранные корреспонденты и наблюдатели от "Международной амнистии".

You are reading ХРОНИКА ТЕКУЩИХ СОБЫТИЙ, ВЫПУСК 37, 30 сентября 1975г.
previous file: XTC3717 this file: XTC3718 Next file: XTC3719