Творчество Бетховена — вершина гомофонической музыкальной формы (Гершкович)

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Творчество Бетховена — вершина гомофонической музыкальной формы
автор Филип Моисеевич Гершкович (1906—1989)
Источник: Филип Гершкович. О МУЗЫКЕ. II том, Москва, 1993, cc. 98—100.


...Конечно, и современники Бетховена немало удивлялись тому, что септет Ор. 20 и Голицинские квартеты написаны одной и той же рукой. И необходимо констатировать, что, по существу, те, кто дышал одним воздухом с создателем этих сочинений, оставили свою озадаченность и удивление в наследство потомкам. Но в истории музыки одно удивление всегда нейтрализовалось его заменой другим, 'свежим' удивлением, а не доскональным исследованием его предмета. Так что удивление по отношению к Бетховену не «исчерпано». Оно лишь покрыто пылью, поднятой впоследствии удивлением Вагнером, Малером, Шенбергом... Причем участь этих мастеров оказалась идентичной участи Бетховена, хотя уже при совсем новой исторической ситуации. Они, так же как и их великий предшественник, стали "бессмертными" ценой охлаждения активного к ним интереса.[1]

Творчество Бетховена —
вершина гомофонической музыкальной формы

Бетховен принадлежит целиком гомофонической музыке. Что я этим хочу сказать? Гомофония — это не только гомофоническое письмо, но и гомофонические формы и, более того, гомофоническая тональная система (двуладовая система). Так же, до неё, и полифоническая музыка имела свойственные ей не только полифоническое письмо, но и полифонические формы и полифоническую тональную систему (средневековые лады).

Письмо, форма и тональная система развиваются не одинаково быстро, несмотря на то, что они находятся в тесной связи между собой. Притом: кажется, что быстрее всего появляется новая тональная система, а новое письмо следует за ней. Во всяком случае, новые формы появляются в самую последнюю очередь, после становления новой тональной системы и нового письма.

Эту последовательность легко установить в творчестве Баха. Как высокая горная цепь, представляющая собой границу между двумя странами, стоит Бах границей между двумя музыкальными эпохами. В его творчестве старые формы живут ещё полной жизнью; лишь в нем старое письмо достигает своей вершины, а рядом с ним, хотя и на втором месте, и новое письмо настойчиво заявляет о своих правах на существование. Но, что касается новой тональной системы, двухладовой, той, которой предстояло стать тональной системой гомофонии, то она уже в творчестве Баха успела абсолютно полностью заместить систему средневековых ладов. Причём новая тональная система достигает у Баха уже очень высокой ступени развития, характеризующейся широким хроматизмом, т. е. включением в тональность всех 12 звуков.

Если Бах является нашим Бахом, то это именно потому, что он пользуется нашей тональной системой, и она становится в данном случае тем проводником, который передает нам всё музыкальное содержание баховского письма и формы. И так получается, что Бах воздействует на нас как что-то очень близко от нас находящееся и в то же самое время и как что-то очень далекое. Совсем иное творчество Бетховена. Оно монолитно[2].

План надо вначале сделать!

Нет, дело не в плане, а в собирании сырого материала, без того чтобы стремиться к его углублению и расширению.

Бетховен и лишь Палестрина и ему подобные. Все остальные наши великие мастера, — как Бах: не стоят полностью обеими ногами в трех измерениях в гомофонии: или не полностью дошли до неё или уже начали от неё удаляться.

Главное о чем писать: твёрдо и нетвёрдо. Это квинтэссенция венской классической музыки, представляющей собой вершину гомофонического искусства. А Бетховен, потому что разработал до конца этот принцип, — вершина венской школы. Для нас, сколько бы ни стремились мы к новому, гомофония и её двухладовая тональная система представляют собой музыку как понятие. Вот почему и воспринимаем, хотим мы этого или нет, Бетховена как вершину музыкального искусства. Это так, даже тогда, когда кое-кто занимает явную или скрытую отрицательную позицию по отношению к Бетховену.

Что твёрдо построено у Бетховена? Главная тема! Эта твёрдость достигла такого уровня, что у него заканчивается процесс выработки определенных типов главной темы, процесс, давно начавшийся, но лишь у него достигший той точки, при которой твёрдость главной темы определяет, как никогда раньше, всю судьбу данного произведения.

< II половина 60-х годов >

Примечания

  1. Этим эпиграфом во второй книге Гершковича «О музыке» предваряется серия статей, посвящённых творчеству Бетховена.
  2. < Последние три предложения зачёркнуты. > (Прим. Л. Гершкович).