Письма Денисова Фирсовой и Смирнову - III

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Фирсовой и Смирнову - II Письма Денисова Фирсовой и Смирнову ~ III
автор Эдисон Васильевич Денисов
Фирсовой и Смирнову -IV
Публикация ДС.





Письма Денисова Фирсовой и Смирнову - III

Письмо Эдисона Денисова (№ 11). Елене Фирсовой и Дмитрию Смирнову:

6. III. 96. Paris. [В Англию][1]

Дорогие Леночка и Дима,

я получил Леночкино письмо перед отъездом в Москву и не успел сразу ответить. Мы вернулись позавчера вечером и я сегодня — второй день в больнице (до 8.III). Завтра — день рождения Машеньки (6 лет), я опять в больнице... Так получилось, что все дни рождения (Ани 9.II, Кати 20.III и мой 6.IV) я провожу в больнице. В Москву мы поехали все вчетвером. Это было дорого (22000 fr.), но очень хорошо. У детей теперь каникулы и, если бы не необходимость 5-го в 8 утра быть снова в больнице, я бы остался в Москве до 17 марта. Но теперь я не могу распоряжаться моей жизнью. Я не думал, что так буду занят в Москве — не было свободных даже 10 минут. Студенты приходили ко мне заниматься каждый день (начиная с 13.30), кроме четверга и субботы, которые были заняты другими делами. Студентами я был очень доволен — все они много работали и хорошо эволюционировали. Большие успехи особенно сделали Саша Филоненко и Антон Сафронов — два моих дипломника. Я беспокоюсь за их диплом, так как их симфонические партитуры — очень сложные, а Игорь Штегман не очень техничный дирижёр, да и репетиций совсем нет.

Мой концерт[2] в Рахманиновском зале прошёл замечательно. Программа была такая:

I
1) 3 пьесы в 4 руки (1967)
2) 2 песни на стихи И. Бунина (1970)
3) Соната для саксофона и виолончели (1994)Ù мировые
4) Трио для флейты, фагота и ф.п. (1995) I премьеры
II
5) Соната для кларнета и фортепиано (1993)
6) Архипелаг снов для сопрано, флейты, вибрафона и ф.п. (1994) мировая премьера
7) Точки и линии для 2-ух ф.п. в 8 рук (1986) московская премьера

Ребята, хоть и играли абсолютно бесплатно, замечательно всё подготовили, и, например, Сонату для кларнета Олег Танцов и Миша Дубов играли лучше, чем Э. Бруннер и В. Лобанов (хотя Эдуард и Вася играли прекрасно, просто — по другому), а Алёша Волков и Саша Загоринский — лучше, чем французы. По-моему, в России никто так не играет на виолончели, как Саша Загоринский (у Вас, наверное, есть его компакт-диск со всеми моими v.c. сочинениями, в Париже он был во всех PNAX-ах, но повсюду уже распродан, к сожалению). Он играет гораздо лучше Ростроповича, но его мало кто знает. Исполнение «Точек и линий» тоже было гораздо лучше, чем в Германии, Голландии и др. странах.

Народу было ужасно много: сидели на всех окнах, много людей стояло весь концерт, а многих — просто не пустили в зал (вход был бесплатный). Кафедра сочинения была представлена Р. Леденёвым, А. Леманом, А. Николаевым и А. Агафонниковым. Пришли, конечно, все АСМ-овцы (Ф. Караев, А. Вустин, С. Павленко, В. Екимовский, Ю. Касрпаров, и др., а Щетинский и Гринберг специально приехали на концерт из Харькова (а одна музыковедша — из Горького, т.е., простите, Нижнего Новгорода). К моему удивлению, концерт снимали сразу три (!) программы телевидения. Откуда такой интерес, я пока не понял.

В среду я показывал в Союзе Композиторов в записи «Лазаря» Шуберта. Встречу организовал Саша Вустин и зал тоже был набит битком (пришли даже такие неожиданные для меня люди. как Марк Пекарский, мартынов и Рыжкин).

Кстати, забыл сказать, что концерт посетил даже сам Юрий Семёнович Корев, который очень горячо меня поздравлял.

В субботу в Доме Композиторов я был на очень симпатичном концерте трио (Cl. V.c. Piano), где очень хорошо играли Андриессена, Леванди, Екимовского, Раеву, Раскатова и ещё кого-то (забыл).

А в воскресенье вечером я собрал у себя друзей (Холопов, Ценова, Соколова[3], Вустины, Караевы, Саша Соколов) и мы выпили много хорошей русской водки. Вас обоих все много вспоминали (и жалели, что вы, Шути, Корндорф и Раскатов уехали). Были у меня и две прямые передачи по Радио (1.10 м. — по «Орфею» и 40 мин. в воскресенье днём по «Эхо Москвы»). Сейчас все тревожатся за результаты выборов, но все почему-то в очень хорошем настроении.

Я в этот раз много говорил с Сашей Вустиным и Фараджем Караевым (Фарадж даже приехал — независимо от Митьки — встретить меня в Шереметьево).

Дети, конечно, были абсолютно счастливы, что они снова в Москве (погода была прекрасная — солнце, и приблизительно — 12 градусов С°; много чистого снега). Я всюду ездил (один) на метро, т. к. у Митьки машина требовала капитального ремонта.

Консерватория в мае устраивает замечательный по своим программам фестиваль «Диалог». Приедет много крупных музыкантов с Запада (к счастью, не русских эмигрантов). Из Англии они пригласили прекрасного флейтиста — Беннета. Особенно много приедет из Вены. У меня на фестивале будет исполняться «Струнное трио» (“Trio a cordes de Paris”) в очень хорошей программе: А. Руссель, Э. Денисов, А. Шёнберг, Л. Бетховен (4 стр. трио) и какой-то американец будет играть в заключительном концерте (31.V) мой Альтовый концерт (слава Богу, что не Башмет, который играет всё хуже и хуже). Один день у меня ушёл на жюри конкурса молодых композиторов. Я был председателем, а жюри я выбрал очень хорошее: Р. Леденёв, А. Вустин, Ф. Караев, В. Тарнопольский и прекрасный скрипач Назар Кожухарь. Вадим Карасиков получил вторую премию (по предложению Р. Леденёва первая премия не была присуждена).

Катя тоже была сильно занята (не только детьми и приёмами гостей) — у неё был очень важный отчёт на кафедре (по диссертации) и она заканчивала и допечатывала целые дни два перевода для книги, которую делает Гуляницкая (композиторы о себе): интервью Булеза и Мессьяна. У неё в мае — два серьёзных экзамена по аспирантуре в Москве и мы (уже без детей) в мае снова приедем в Москву (с детьми на весь июль и август). Марина Нестьева ещё заказала Кате большую статью про «Лазарус» в журнал.

С 13 по 16 марта мы (с Катей и детьми) будем в Швейцарии — у меня там предстоит большая и сложная работа в следующем году. В Англию нам придётся в апреле ехать тоже вместе с детьми: у них — опять каникулы, а оставлять нам здесь их не с кем. Катя будет ими очень связана, но другого выхода к у нас нет. Я вам привезу два очень хороших (моих) русских компакт-диска и, может быть — последний шведский.

Я почти договорился в Консерватории (боюсь «сглазить») о том, что Диму Капырина берут на кафедру сочинения. Кафедра у нас — ужасная, а Леман боится брать хороших музыкантов (там до сих пор царит атмосфера «хренниковщины» и бедным студентам не у кого заниматься). Катя в Москве накупила целый чемодан замечательных русских книг — сейчас в Москве в книжные магазины трудно заходить: хочется всё купить.

Дай Бог, чтобы коммунисты провалились на выборах (эти три человека меня сильно беспокоят: Зюганов, Жириновский и Рудской). Горбачёв выставил свою кандидатуру, но шансов у него нет никаких. Альтернативы Ельцину пока нет, и, по-видимому, надо голосовать за него (что я и сделаю). Явлинский мечется от демократов к коммунистам, а генералы (Лебедь, Рудской) не внушают мне доверия.

Простите за длинное письмо — мне просто было трудно уезжать сейчас из России (и я жду, когда, наконец, меня выпустят «на волю»). А сейчас в госпитале я отрезан от мира и у меня есть редкое время и для писем (это — первое письмо, которое я пишу после России).

Всё утро сидел в палате, пытаясь писать партитуру Второй симфонии. За 6 часов написал 4 такта (довольно прозрачных по фактуре). Я, чем дальше, тем работаю медленней. А премьера — уже 1 июня в Дрездене (Темирканов).[4]

Как у Вас, Леночка с поездкой в Вену? Жаль, если Вы не поедете на премьеру. Если будет кассета, пришлите мне — мне очень это интересно. Очень хочу повидать Вас с Димой. Быть может, удастся в конце апреля.

Обнимаю вас.

Э. Денисов.

P. S. наш давний друг и прекрасный художник, Толя Слепышев, навсегда покидает Париж, в котором прожил 7 лет. Э. Д.


Письмо Эдисона Денисова (№ 12). Дмитрию Смирнову:

8. 04. 96. Paris. [В Англию][5]

Дорогой Дима,

спасибо за Ваш с Леночкой звонок позавчера. Мне это было очень приятно. Письмо Ваше я получил 6-го утром (вместе с очень милыми письмами от Саши Гринберга, Марка Пекарского и Улли Дуфека) и, поскольку сегодня — праздник (Пасха), успеваю Вам даже ответить на него. Ну теперь уже скоро увидимся в Эдинбурге...

В Москве всё было, действительно прекрасно. Концерт писала только фонотека Консерватории, но Митька мне вчера сказал, что они обещали на днях ему сделать копию всего концерта. Я бы очень хотел, чтобы Вы с Леночкой послушали эти новые мои сочинения. Всё было сыграно просто прекрасно. 6-го апреля, к моему удивлению, звонило слишком много народу из России — Вы же знаете насколько спокойно я отношусь к своему дню рождения: Саша Вустин, Юра Каспаров, Володя Тарнопольский, трое моих студентов, Шурик Кнайфель, Дима Яновский, Лена Растворова (она записала сейчас в «Р. сезоне» мой прекрасный хоровой диск: он выйдет в июне) и многие другие. Я был очень тронут, но людям (особенно студентам) не надо сейчас тратить русские деньги — их очень трудно сейчас зарабатывать в России.

Я горячо поздравляю Леночку с Венской премьерой. Хотелось бы послушать запись. Я всегда работаю с Наташей Загоринской — она безупречна во всех отношениях (и она пела много меня и с оркестрами заграницей). Федосеев не интеллигентен, но очень музыкален и может всё хорошо делать. Ему не хватает и общей, и музыкальной культуры, но дирижёр он — очень хороший (лучше Светланова).

Я не знал, что кто-то, кроме Берга, трогал этот хорал Баха. Партитура “Est ist genug” не издана нигде, но я могу Вам привезти хорошую запись (Tabez Zimmermann). Хотя есть и прекрасный CD BIS с Лёвой Маркизом и замечательной японской альтисткой Набуко Ямай. Есть ли у Вас этот диск? В Париже он пока в продаже ещё везде.[6] Это — один из лучших моих компакт-дисков.

Грипп нас всех очень сильно «подкосил». Я из-за этого никак не мог написать свою 2-ю симфонию и ухитрился заразить гриппом двух моих студентов на Masterclasse. Я не знаю, как вы и ваши дети привыкли к английскому климату, но в Париже — климат ужасный и дети наши без конца болеют (чего совсем не было в Москве). Вообще они (как и я) сильно скучают без Москвы и всё время спрашивают (особенно, Анночка), «Когда, папа, мы вернёмся домой?» Я говорил со своим основным врачом 4.04. Он сказал, что сделают ещё один мне scanner 2 мая и потом всё скажет более определённо. Пока он сказал, что я должен продолжать лечение до июля включительно. Это очень грустно, так как я хочу поехать на июль и август в Россию. В июне я непрерывно занят здесь (да и лечение будет продолжаться), с 1 по 10 июля — «майстеркласс» в Scola Cantorum (с замечательным концертом вечером 10 июля в Б. зале Scola Cant.). Потом, в принципе, я свободен до 2-го сентября. 5-6 сентября — заседание жюри композиторского конкурса в Безансоне (я — председатель); и я пригласил членом жюри Фараджа Караева, потом я член жюри конкурса Анри Дютийё (заседание 28 сентября), с 1 октября в Dresden’е — премьера моего нового сочинения для камерного оркестра (10 лет «Дрезденских дней новой музыки») С 7 октября я обещал жить в Кёльне, так как я подписал контракт с WDR на написание сочинения для сопрано, ансамбля и магнитофонной ленты. Придётся работать несколько месяцев в электронной студии в Кёльне, что, честно говоря — мне не очень хочется. Я хочу написать сочинение на стихи Пауля Целана (на немецком языке). Премьера должна быть уже в марте 1997г. Я бы с удовольствием уехал домой (если врачи отпустят), но у меня вся осень получается сильно занятой в Европе (23 октября — премьера Концерта для флейты и кларнета в Эссене, 27 октября — исполнение Реквиема в Берлине, и т.д.).

На дне рождения у меня были только Жан Ледюк, моя дочка, Юра Коваленко (корр. «Известий») и замечательный русский художник Толя Слепышев. Мы хорошо посидели. Толя в мае окончательно возвращается в Москву (прожив в Париже 7 лет и продав все свои картины). У меня в Париже теперь 5 его картин, очень хороших.

Всегда Ваш.

Э. Денисов.


Письмо Эдисона Денисова (№ 13). Дмитрию Смирнову и Елене Фирсовой:

20. 06. 96. Париж. [В Англию][7]

Дорогие Дима и Лена,

хоть вы и стали законченными эмигрантами, я вас очень прошу прийти к урнам 3. 07 и проголосовать за Ельцина. Сейчас это очень важно (и каждый голос дорог). Сейчас, действительно, решается судьба России. Скажите обязательно об этом Шутям. Мы с Катей голосовали первый тур в посольстве (где была очень симпатичная обстановка). Я теперь с большим трудом перенёс свой день прибытия в госпиталь с 2. 07 на 4. 07, так как голосовать нам всем сейчас абсолютно необходимо.

Как вы живёте?

Обнимаем вас.

Э. Денисов

P.S. В Москве мы провели прекрасную неделю. Катя хорошо сдала свой самый сложный экзамен в аспирантуре, а у меня было самое лучшее исполнение Альтового концерта в БЗК с прекрасным молодым чилийским альтистом Roberto Díaz (violist) (намного лучше Башмета). Э.Д.


Письмо Эдисона Денисова (№ 14). Елене Фирсовой:

Париж, 12 июля 1996. [В Англию][8]

Дорогая Леночка,

мне было очень приятно сегодня получить от Вас письмо. Давно вас не видел (и не слышал). Я рад, что у Вас ( в основном) всё хорошо.

Дети у Вас совершенно очаровательные и я очень рад их успехам.

Катя и девочки сейчас в Москве, а я остался совсем один (но Катя скоро вернётся обратно). Из-за этой плохой истории, которая произошла со мной перед Эдинбургом (закупорка сосудов в шее и правом плече) я потерял два месяца своего лечения. Сейчас мне вшили новый аппарат (а старый вынули из правого плеча), но врачи не отпускают меня до 2-го августа. Это очень грустно, так как я хотел — как минимум — провести 2 месяца дома, в России. Поедем теперь с Катей 2-го августа (в 30. 08, к сожалению, придётся возвращаться обратно, так как надо проходить очередное обследование в госпитале, и 5-го сентября ехать на 3 дня в Безансон (где я — председатель жюри). Кроме того, 3. 09 начинаются в Париже репетиции моего нового «Концерта для флейты и арфы с оркестром». Будет дирижировать Марек Яновский — я его совсем не знаю.

В июне я был почти неделю в Швеции, в курортном городке Бастеде (на самом берегу моря), где играли — очень хорошо 8 моих сочинений. А на следующий день мы с Катей голосовали в Посольстве (второй тур) и съездили на один день в Пуатье, где французы совершенно замечательно сыграли мою 2-ую Камерную симфонию (в хорошей программе: меня с Моцартом, Мендельсоном и Гайдном).

Это — замечательно, что коммунисты в России потерпели впервые (и абсолютно демократично) полное поражение. Французы опубликовали все детали данных выборов (и карты с процентным распределением голосов). Практически вся Россия (кроме Латвии, Эстонии и Туркмении) голосовала во втором туре за Ельцина. Это — совершенно замечательно (вы знаете, что ещё полтора года назад вся Сибирь голосовала за коммунистов). Дочка моя — Катя — уехала со всеми детьми в Россию на 3 месяца. Кстати, я не совсем понимаю эту историю с 5 месяцами для паспортов. Я в ОВИРе спокойно обменял паспорт за 1 день, а моя дочка ездила специально на неделю в Россию делать паспорт ОВИРа для своего Феди[9] (без этого Префектура Полиции в Париже отказывалась продлить ей визу) и спокойно получила паспорт тоже в 1 день.

Спасибо Вам, Леночка, большое за Олю Раеву. Она — серьёзная и талантливая. Я ей говорил про эту глупость с названием, но она упряма (и глупа в своём упрямстве). Жаль, конечно, что Юра и Фарадж не прошли...[10]

Все фестивали в Южной Корее прекрасно организованы. Я там был: замечательные исполнения и полные[11] залы на всех современных программах. Оркестр в Сеуле — очень хороший (они делали целый фестиваль Ксенакиса в Сеуле).

А я сидел сейчас тоже в жюри конкурса Анри Дютийё в Париже. Было 68 партитур И я очень рад, что Юра Каспаров набрал наибольшее количество голосов (на 1-ом месте), а Саша Щетинский прошёл на 3-ем месте. Всего было отобрано 6 композиторов (они приедут в Париж 24 сентабря, чтобы работать с исполнителями) и всего 6 премий. Надеюсь, что Бра и Саша получат премии (+ хорошее исполнение и издание партитур в “Leduc’e”. Концерт будет 26.09 (в воскресенье). Я тоже буду там. А Фараджа я пригласил в жюри в Безансоне и хочу, чтобы он пожил несколько дней у меня в Париже. Сейчас, вообще, хороший интерес к русской музыке во Франции (Саше Вустину предложили издаваться в «Лемуане» и он подписал контракт; Вадима Карасикова, Сашу Щетинского и Юру Каспарова будет издавать «Бийодо» — я теперь тоже издаюсь, в основном, у них, и т. п.). “Chant du Monde” готовит сейчас к изданию партитуры Димы Яновского, Димы Капырина и Юры Каспарова. Это очень хорошо. Только что вышел совершенно замечательный диск в “Ch. du Monde” с моей хоровой музыкой (хор Лены Растворовой), в сентябре выходит CD с «полным собранием» всего, что я написал для рояля. Саксофонный диск (Claude Delangle) с Вустиным, Раскатовым, Губайдулиной и Карасиковым выходит в продажу в начале августа.

Сердечный привет Диме и Шутям от нас с Катей.

Крепко вас обнимаем.

Всегда Ваши Э. Денисов (+Катя).

P. S. Я сегодня (наконец!) закончил «Концерт для флейты и кларнета с оркестром». Оркестр довольно странный получился: Fl. alto, Ob. d'amore, Cl. basso; 4 Trombe, 6 Corni; Celesta, Arpa, чуть-чуть лёгких ударных и, конечно, струнные. Э. Д.



Письмо Эдисона Денисова (№ 15). Дмитрию Смирнову:

15. 07. 96. Париж. [В Англию][12]

Дорогой Дима, я посылаю Вам — сам не знаю, зачем — фотокопии четырёх писем Шостаковича (их интересно почитать в оригинале, как мне кажется), а также фотокопию тех моих обрывочных записей, которые я делал, будучи студентом (большинство из них — карандашом и на обрывках бумаги). Полностью эти «дневниковые записи»(а я никогда в жизни не вёл дневника) нигде пока ещё не публиковались: обе публикации (русская и немецкая) были «с цензурой» (т.е., с купюрами).

В качестве «приложения» посылаю Вам копию бессмертных высказываний Вашего несостоявшегося профессора Роберта[13] (простите, Родиона) Константиновича. Поцелуйте Леночку и детей. Очень хочется послушать Ваш V.c. Концерт.

Всегда ваш

Э. Денисов.

Примечания

  1. На конверте штамп: Paris 13 Italie 8-3-96. Опубл. Еленой Бараш, 2008 (см. выше). С. 138—142 («Парижские письма Эдисона Денисова». Письмо № 23).
  2. 29 февраля 1996 г.
  3. Марина Соколова.
  4. Премьера Второй симфонии состоялась на 1,5 года позднее: 13 декабря 1997, Дрезден, дирижёр Йорг-Петер Вайгель.
  5. На конверте штамп: Paris 13 Italie 9-4-96. Опубл. Еленой Бараш в изд.: Из личных архивов профессоров московской консерватории. Вып. 3. Москва, Научно изд. центр «Московская консерватория» 2008. C. 144—145 («Парижские письма Эдисона Денисова». Письмо № 25).
  6. В публикации Елены Бараш два последних предложения выпущены без всякой оговорки.
  7. На конверте штамп: Paris 13 Italie 21-6-96. Опубл. Еленой Бараш, 2008. С. 146 («Парижские письма Эдисона Денисова». Письмо № 26).
  8. На конверте штамп: Paris 13 Italie 12-7-96. Получено 16 июля 1996. Опубл. Еленой Бараш, 2008. С. 146—148. («Парижские письма Эдисона Денисова». Письмо № 27).
  9. Фёдор Рудин — внук Э. Денисова (сын дочери Кати).
  10. Елена Фирсова тем летом ездила в Амстердам, где была членом жюри очередного фестиваля Международного Общества Современной Музыки (ISCM), который должен был состояться через год в Южной Корее, и отстояла партитуру «Амфора» Ольги Раевой, которая произвела на неё хорошее впечатление. Однако ей не удалось склонить других членов жюри в пользу сочинений Каспарова и Караева.
  11. Подчёркнуто дважды.
  12. Получено 20 июля 1996. К письму были приложены фотокопии писем Шостаковича и дневников Денисова по поводу Д. Д., а также статью «Когда собирается секретариат...» из журнала «Советская Музыка» №1, 1966 г. С. 29—32. Все негативные высказывания его коллег (Р. Щедрина, Д. Шостаковича, Ю. Левитина и Т. Хренникова) о кантате Денисова «Солнце Инков» были в этой копии аккуратно подчёркнуты Денисовым красной шариковой ручкой. Опубл. Еленой Бараш, 2008. С. 146 («Парижские письма Эдисона Денисова». Письмо № 28).
  13. При рождении композитор Родион Щедрин был назван Робертом.


Info icon.png Данное произведение является собственностью своего правообладателя и представлено здесь исключительно в ознакомительных целях. Если правообладатель не согласен с публикацией, она будет удалена по первому требованию. / This work belongs to its legal owner and presented here for informational purposes only. If the owner does not agree with the publication, it will be removed upon request.