Письма Денисова Фирсовой и Смирнову - I

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Письма Эдисона Денисова Письма Денисова Фирсовой и Смирнову ~ I
автор Эдисон Васильевич Денисов
Фирсовой и Смирнову - II
Публикация ДС.




Письма Денисова Фирсовой и Смирнову - I

Письмо Эдисона Денисова (№ 1). Елене Фирсовой и Дмитрию Смирнову:

[8 августа 1975 из Сортавала в Крым, Ялта, санаторий «Курпаты» им. Тольятти, Фирсовой Е. О.][1]

Милые Лена и Дима,

Здесь всё такая же хорошая погода, только вода в Ладоге стала опять холодной. Желаю вам хорошо отдохнуть и набраться сил.

Всегда ваш. Э. Денисов


Письмо Эдисона Денисова (№ 2). Дмитрию Смирнову:

29. 4. 86. [Из Москвы в Москву. Смирнову Дмитрию Николаевичу][2]

Дорогой Дима, мне звонил Виталий Катаев[3] и просил передать Вам с Леной, что в концерте 12 сентября в Зап. Берлине будут исполняться Ваше и Ленино сочинения (Петер Этвош)[4]. Программа выбрана из тех сочинений, которые вы послали в Ensemble Intercontemporain в Париж. Ира Катаева сказала, что Лену должна петь Нелли Ли (что — я не знаю). Неля сейчас в Москве, её телефон — 229 40 93. Она в Москве до 5 мая. Давид всё время в Москве (229 57 19). Свяжитесь с Нелей и Виталием и уточните всё.

Э. Денисов.


Письмо Эдисона Денисова (№ 3). Дмитрию Смирнову и Елене Фирсовой:

13. 3. 94. Москва. [Адрес на конверте: Dmitri Smirnov 32 Larchwood, Keele, Newcastle under Lyme Staffоrdshire ST5 5BB (England)][5]

Дорогие Дима и Лена, я, конечно, очень виноват, что не пишу Вам. Но у меня теперь ни времени, ни сил не остаётся на письма. Как вы живёте? Я давно вас не видел. Самое плохое теперь для всех нас, что слишком много хороших людей уехало, а все плохие люди остались...

Что вы пишите? Играют ли вас? Издаёт ли вас “Boosey”? Я сейчас очень занят в Консерватории. У меня 8 студентов по сочинению и 8 — по оркестровке. Есть очень хорошие. Сейчас ко мне переводится очень талантливый мальчик из Гнесинского (от К. Волкова). В Консерватории Саша Соколов и Володя Тарнопольский организовали хороший ансамбль (чуть меньше АСМ-овского. Им дирижирует мой бывший ученик Игорь Дронов. В конце апреля в Консерватории будет недельный голландский фестиваль (в Рахманиновском зале). Приезжает много голландцев с докладами, выступают все наши ведущие теоретики, приезжает голландский ансамбль с двумя концертами и несколько концертов будет русских (с хорошими программами). Холопов делает доклад о Волконском. Наш ансамбль каждый месяц готовит новые программы. Сейчас они учат 5 сочинений Ксенакиса (концерт 18. III в Малом Зале Консерват.).

Прекрасно работает Саша Вустин. Я его попросил проводить АСМ’овские среды. И он, к моему удивлению, оказался очень активным и прекрасным организатором. Последние два собрания (в М. зале ВДК) негде было даже стоять. Холопов и Ценова издали очень серьёзную книгу о моей музыке (там есть прекрасные анализы Ю. Н., но есть и некоторые накладки – например, они напечатали 29 писем Д. Д. из 59-ти, не оговорив этого и сделав в его письмах много неоправданных купюр; неполон список библиографии и компакт-дисков, и т. п.). Я постараюсь при первом случае Вам послать.

Я почти не пишу сейчас музыку, так как всё время что-то отвлекает, то консерватория, то АСМ, то бесконечные корректуры (сейчас только что кончил корректуру «Симфонии» для ”LEDUC” и огромного сборника, который делает Витя Сумароков). Вася Лобанов с Бруннером в декабре замечательно сыграли в Кёльне мою новую «Сонату для кларнета и рояля». Я её писал больше двух лет. В январе был в Рузе (там было совершенно замечательно — удивительно красивая русская зима с огромными сугробами, солнцем и морозами; кстати, кормят там сейчас замечательно) и сидел целые дни над Второй Камерной симфонией (которую летом наш ансамбль должен играть в Японии), но написал только половину первой части. Что-то чем дальше, тем медленнее я работаю... Я брошу это письмо в Париже — оно так скорее дойдёт. Я там буду с 20 по 27 марта в Конс.) Если получите письмо до 27. III, то я (с Катей[6] ) в отеле Favart (tel. 42 97 59 83).

Обнимаем вас. Э. Денисов [7]


Письмо Эдисона Денисова (№ 4). Дмитрию Смирнову:

15. I. 95. Paris. [В Англию][8]

Дорогой Дима, я был очень рад, что Вы мне сегодня позвонили. Я забыл Вам сказать ещё, что Dorothy Dorow пела в Англии «Солнце инков» (дирижёр Alexander Goer — не знаю, как точно пишется его имя, он композитор), а Jane Manning — «Итальянские песни». Что-то ещё исполнялось, но я забыл.

Вот некоторые даты: 1) «История жизни и смерти Господа нашего Иисуса Христа» (1992), Премьера: 14 сент. 94; Франкфурт. d = 1 час 12 мин.

2) “Morgentraum” (1993) для сопрано, хора и оркестра. Стихи Rose Auslander.
Премьера: 19 янв. 95 Düsseldorf d = 42’
3) Концерт для флейты, вибрафона, клавесина и стр. оркестра (1993).
Премьера: 17 августа 1993, Luzern (Дмитрий Денисов, Владимир Голоухов, Иван Cоколов и орк. п/у Rudolf Baumgartner) d = 15’
4) Камерная Симфония №2 (1994) d = 17’
Премьера 13 июля 1994, Токио (ASM-Ensemble п/у Алексея Виноградова)
5) Соната для кларнета и ф.п. (1993) d = 17’
Премьера: 27 декабря 1993, Köln (Eduard Brunner и В. Лобанов)
6) «Три прелюдии» для ф-п. (1994) d = 5’
7) «Соната для саксофона и виолончели» (1994) d = 12’
8) “Archipel de songes” (1994) для сопрано, флейты, вибрафона и ф-п. на стихи Jean Maheu. d = 6’
9) «Рождение ритма» длю ударных инструментов (1994) d = 17’
10) «Концерт для флейты и арфы» с орк. (1995) d = 26’

Вот и всё. Жаль, что Катя не взяла из Москвы большинства моих записей (например, прекрасную запись кларнетовой сонаты).

Я буду в госпитале, по-видимому, ещё весь февраль. Все лекарства (и уколы) с меня сняли. Я занимаюсь только два раза в день KINESISTE (упражнение по восстановлению мускулов). Работа меня сейчас спасает (так как ничего другого я делать не могу).

Мне очень жаль, что сейчас все разъехались. Теперь и я, волею судеб, оказался в Париже. Сейчас вся надежда на новое поколение. Помимо тех ребят, которых я несколько лет назад «открыл» (Щетинский, Капырин, Гринберг, Фархадов, Яновский) сейчас появляются совсем молодые, но очень перспективные композиторы. Они с жадностью впитывают всё новое, но им надо помогать ориентироваться в выборе пути,[9] а кафедра сочинения — это сборище непрофессиональных бездарностей. Никто из них никогда не ходит на концерты (в том числе, и Леман). И они ничего не знают и ничем не интересуются. Я не знаю, как студенты могут учиться у Агафонникова, Николаева, Чудовой, Хренникова, Чайковского, Баташова и др. Когда я (по обязанности) весной сидел на экзаменах, я ещё раз убедился, что педагоги не дают никаких советов. У меня сейчас есть несколько очень перспективных студентов. Прежде всего, это — совсем молодой Вадим Карасиков (из Екатеринбурга), потом — Оля Раева (которая только что окончила Конс. и поступила ко мне в аспирантуру) и Саша Филоненко. Они все трое могут стать настоящими композиторами (и очень разными). Есть ещё трое хороших, но они пока слишком скованы в своём мышлении. Мне жаль, что они сейчас оказались одни.

Привет Леночке от нас.

Всегда Ваш,

Э. Денисов[10]


Письмо Эдисона Денисова (№ 5). Дмитрию Смирнову и Елене Фирсовой:

27. II. 1995. Paris. [В Англию][11]

Дорогие Дима и Леночка,

я был очень рад вашему письму (как и звонкам), но всё никак не могу собраться ответить. Писем приходит много, а если я работаю, то на письма уже ни времени, ни сил не остаётся. Поэтому я пишу письма только в перерыве между сочинениями. Позавчера я дописал музыку к Таганке («Медея» Эврипида — очень малоприятная пьеса) и теперь два дня ничего не делаю. Вчера Катя возила меня с детьми в парк Флораль (это — большая детская площадка в Венсенском лесу), а сегодня с утра — опять в госпитале. Нога моя — то лучше, то хуже. Я хожу с палочкой, но быстро устаю и сильно хромаю. Вчера я почти не мог совсем ходить. Сегодня — лучше. Плохо, что она непрерывно ноет. и днем, и ночью. из-за этого иногда трудно спать.

Статья Ваша — прекрасная (но слишком положительная). Спасибо. Интересно было бы посмотреть Ваши новые работы. С заказами здесь всё непросто, кому-то удаётся их получить, кому-то нет. Саша Раскатов как-то «выбивает» себе заказы (как и Володя Тарнопольский), а у других таких данных нет (например, у Саши Вустина). Кстати, Саша Вустин мне недавно звонил. Он закончил Трио дл. саксофона, виолончели и вибрафона (для Claude Delangle). Клод учит сейчас мою новую сонату для саксофона и виолончели (очень трудную) и собирается мне её сыграть дома (у меня) 21 марта вечером.

Я по week-end’ам сижу дома, но что-то у нас все week-end’ы — непрерывные гости (в субботу у нас был Ксенакис с Ледюком, в пятницу — два хозяина ”Breitkopf und Hertel”, и т. д.). Квартира наша — крошечная и пока полуобставленная. Две спальни — по 9 кв. м., кухня — ещё меньше (даже места для маленького стола там нет), и т. п. В Москве всё просторнее (и лучше). Здесь можно хорошо жить, только имея много денег.

Я слушал новый Флейтовый концерт Сони — вполне хороший (но перетянутый по времени). Её один раз привёл ко мне Арманго и мы провели приятный вечер. Она в Париже прожила ровно месяц.

Мне сейчас нужно написать очень сложную (и срочную) работу: меня попросили закончить оперу Шуберта «Лазарус». Музыка — совершенно замечательная, и странно, что он почти закончил 2-ой акт и на одной арии прервал (навсегда) работу. Это гораздо труднее, чем оркестровать «Родриго» Дебюсси, так как там я дописал около 10 минут музыки, а здесь нужно закончить II акт и написать целиком большой III акт. Если бы не Шуберт, я бы отказался. Премьера в Штутгарте 21 января 1996 г. Я на такого рода работу теряю больше времени, чем на свою музыку.

Обнимаю вас крепко.

Э. Денисов.

P. S. Если у вас есть компакт-проигрыватель, то я пришлю вам свои новые (русские) CD. E. D.


Примечания

  1. На конверте штамп: Сортавала Карел. АССР, 08-08-75. Получено 14 августа в Ялте.
  2. На открытке штампы 24-04-84 и 01-05-86. Получено адресатом 8 мая в Рузе, куда открытка была привезена родителями Елены Фирсовой.
  3. Московский дирижёр.
  4. Петер Этвеш (венг. Péter Eötvös; род. 2 января 1944, Одорхей, Румыния) — венгерский композитор, дирижёр, музыкальный педагог. Композитор и дирижёр ансамбля «Модерн»
  5. Письмо отправлено из Парижа. На конверте штамп: 75 Paris RP 52 Rue du Louvre 21-03-94. Получено 23 марта 1994.
  6. Екатерина Олеговна Денисова (урожд. Купровская) — музыковед, кандидат искусствоведения, вторая жена Эдисона Денисова.
  7. В ответ послано письмо 1 апреля 1994:

         Дорогой Эдисон Васильевич!
        Поздравляем Вас с Вашим 65-летием и желаем Вам счастья, много новых сочинений и замечательных исполнений Вашей прекрасной музыки.

    Мы очень были рады нашей неожиданной встрече в Париже, жаль только, что это было так коротко. Вернувшись в Англию, мы вскоре получили Ваше письмо.
         Вы спрашиваете, что мы пишем и исполняют ли нас. За три года жизни в Англии мы написали огромное количество сочинений: Лена 24, а я 21 (Лена опережает). Всего не перечислить. Кое-что Вы уже видели. Среди всего этого много мелочей, а из крупных вещей у Лены «Тайный путь» для оркестра и голоса, «Кассандра» для оркестра, «Лагримозо» (5-ый Струнный Квартет) и только что законченная кантата «Перед грозой» на стихи из Московского («волчьего») цикла Мандельштама; у меня оркестровый цикл «Лунное пространство» (или «7 ангелов»), Виолончельный концерт, «Река жизни» для 16 исполнителей, Ф-п. Квинтет, два Струнных квартета (3-тий и 4-ый), Ф-п. Трио (2-ое) и цикл для голоса и старинных инструментов на стихи Шекспира «Песни Ариэля»
         Исполняют нас много, каждый мечяц по нескольку исполнений. Прошлый год был особенно «урожайный» — мы насчитали 50 исполнений у Лены и 45 у меня. В этом году мы ожидаем премьеру оперы Лены «Соловей и Роза» на фестивале «Альмейда» в Лондоне (летом) и её 2-го ф-п Трио в Дании; у меня через 2 недели премьера 3-го квартета в Лондоне, в мае исполнение 1-ой Симфонии в Гааге, а в октябре в Стокгольме исполнение «Лестницы Иакова» (для 16 исполнителей). Много ездим, иногда вместе с детьми, и моё «щадящее» расписание в Университете позволяет это делать (хотя у меня много учеников — сейчас, например, 20 композиторов — я преподаю всего несколько часов в неделю).
         Нам много помогает «Бузи энд Хокс» — делают голоса, устраивают исполнения, ингдла достают заказы. В основном мы контактируем с Сьюзен Бамерт, сравнительно новым работником «Бузи», она очень доброжелательна и, действительно, много делает. В прошлом году они издали по одной нашей партитуре («Лесные прогулки» Лены и мою «Лестницу Иакова». Кое-что издаёт и «Сикорский». Но ноты эти в магазине ужасно дорогие, и непонятно кто их покупает, если покупает.
         В Париже мы встретились также с Раскатовым и очень мило провели время в компании с ним, Либерманами и Еленой Васильевой. Через 2 дня едем в гости к Шутям в Дартингтон. Часто видимся с Кариной Георгиан, с Олегом Прокофьевым и иногда с Джерардом (не слишком часто, так как он всегда очень занят и стонет от постоянного нашествия русского люда, превратившего его квартиру в общежитие).
         Очень хотим послушать Вашу новую музыку, посмотреть партитуры. Существует ли запись новой Кларнетовой Сонаты? Есть ли новые компакт-диски? Если сможете, что-то послать, мы были бы ужасно рады. Книга о Вас Холопова/Ценовой действительно очень интересна. Спасибо за неё. Огромный привет Кате и детям, а также всем друзьям: Вустину, Тарнопольскому, Каспарову, Екимовскому и другим. Очень хочется со всеми вами повидаться, и мы надеемся, что это будет возможно (в августе/сентябре).
         Обнимаем Вас, Дима и Лена.
  8. На конверте штамп Paris 13 Italie 16-1-95. Получено 19 января 1995. Опубл. Еленой Бараш в изд.: Из личных архивов профессоров московской консерватории. Вып. 3. Москва, Научно изд. центр «Московская консерватория» 2008. с. 109—110 («Парижские письма Эдисона Денисова». Письмо № 6).

    Это было первое письмо Денисова к нам с Леной после автомобильной катастрофы 8 июля 1994, когда Денисов ехал из Рузы, торопясь в Москву накануне вылета в Японию, где АСМ-ансамбль должен был играть премьеру его Второй камерной симфонии. Навстречу ехал «форд», который врезался в его машину, смял её, развернулся и уехал. У Денисова была переломана нога, рёбра и тазовые кости. Он был без сознания, когда его привезли в местную больницу. Говорят, что Митя, сын Денисова, действовал очень энергично и многое сделал для спасения своего отца. 19 июля некоторые его друзья, включая Валерию Ценову, организовали его церковное крещение, при котором он получил новое христианское имя — Игорь. Именно это, как они были убеждены впоследствии, и вернуло Денисова к жизни. Однако тогда, сразу после катастрофы, состояние его было почти безнадёжным. После нескольких операций врачи пришли к выводу, что ничего больше они не смогут для него сделать. Тогда на помощь пришло правительство Франции. На австрийском военном самолёте он был доставлен в Париж в военный госпиталь, где его лечили лучшие специалисты. Уже в декабре ко всеобщей радости и удивлению Денисов мог передвигаться без посторонней помощи, работать по нескольку часов в день — писать музыку. (ДС)

  9. В публикации Елены Бараш фрагмент после слов «...ориентироваться в выборе пути» до «У меня сейчас есть несколько...» был выброшен цензурой.
  10. Вскоре за этим письмом последовало следующее письмо Екатерины Олеговны Денисовой (урожд. Купровской, жены Денисова):

    26. 01. 95. (Париж)
         Дорогие Дима и Лена! Я постаралась переписать то, что мне сказал Эдисон, но последние сочинения на второй кассете не вошли (4 пьесы для квартета и 4 поэмы на ст. Жерара де Нерваля), а мне хотелось «втиснуть» как можно больше музыки.
         Наше путешествие в Дюссельдорф прошло прекрасно и, конечно, это было очень важно для Эдисона. Публика в Германии очень хорошая — народу полно, несмотря на будний день, приём очень тёплый. Когда Эд. выходил на сцену, я чуть не расплакалась — уж очень больно было смотреть, как он плетётся со своей палочкой, ведь раньше он на сцену выбегал! Но ничего, самое главное, что его выздоровление идёт удачно, врачи довольны, только он сам недоволен — большая слабость и утомляемость. Поэтому все дела по дому и даже его «коммерческие» дела легли на меня. Кроме того, я использую время здесь, в Париже, чтобы поучиться в Сорбонне, чтобы мозги не заржавели, хотя я очень разочарована уровнем музыковедения во Франции.
         Хочется написать больше, но я уже не успеваю — бегу отводить Анку в школу после обеда, а потом сразу отправлю бандероль.
         Пишите, Катя.

    (Без даты, где-то в середине февраля, из Парижа)

         Дорогая Лена!
         Эдисон только что звонил вам в Англию и сказал, что я свинья, потому что не отвечаю на письма друзей. Так что сразу сажусь и пишу, поскольку как раз есть время. Собственно, я занималась собиранием шкафа для одежды, его у нас до сих пор не было и наша одежда, в основном, складывалась на гладильной доске, подаренной друзьями. А вечером мы устраиваем «Русский» приём, поскольку придёт корреспондент «Известий» Юрий Коваленко, который написал тогда в августе статью об Эдисоне, со своей женой и художник Анатолий Слепышев с дочкой и женой. Они у нас будут впервые. А вообще все week-end’ы были очень заполнены, ведь Эдисон приезжал «домой» только на 2 дня в неделю. Эдисон обожает принимать гостей и особенно похвалиться моей кухней, которая, как правило, имеет большой успех. Хотя здесь готовить и просто, и приятно: огромный выбор продуктов, каких угодно, к тому же и недорого. Сравниваю с ценами в Москве и вижу, что те же продукты, что приезжают в Москву отсюда, стоят столько же.
         Мои занятия в Сорбонне носят скорее символический характер — там ужасно скучно. Предпочитаю посещать библиотеки, где нахожу действительно невероятные богатства по сравнению с Москвой. К сожалению, дети меня очень сковывают, всё моё расписание подчинено им. Но если быть абсолютно свободным человеком, то в Париже, конечно, можно получить очень многое в смысле образования. Из студентов я ни с кем не познакомилась — они мне кажутся неинтересными и страшно тупыми. Вчера делала доклад о «Знаках на белом», подготовила подробный анализ формы, с прослеживанием всяких традиций, влияний и т. п. В результате один негр меня спросил: «Значит этот композитор взял немного у Дебюсси, немного у Бартока, немного у Веберна и так создал свой стиль?» Я сначала даже рассердилась, а потом поняла, что всё-таки, это моя вина, что я так плохо объясняю. К тому же это был мой первый доклад на французском языке. Вообще французы обожают такое понятие. как сравнительный анализ, который заключается в том, чтобы выискать в произведении то, что уже у кого-то было. Так что я своим анализом случайно попала на волну и не очень удачно.
         Не так давно у нас в гостях была Соня Губайдулина. Это была довольно странная встреча, потому что во время всего вечера я не переставала констатировать, что Соня и Эдисон абсолютно разные люди не только в быту, но и в творчестве. Они постоянно не состыковывались по всяким разным вопросам, начиная с вопроса о том, нужно ли сейчас жить в России или за границей. Боюсь, что лично я уже склоняюсь к мнению Сони, но совсем по другим причинам.
         Мы взяли напрокат пианино, всё хочу начать заниматься с девчонками (Аня занималась в Москве целый год). Сама я очень люблю играть, когда дети не мешают, но это бывает редко.
         Привет Диме. Целую, Катя.

  11. На конверте штамп 28-2-1995, 92 Clamart, Hauts de Sienne. В публикации Елены Бараш (2008) ошибочно датировано 27 ноября 1995. С. 130—131 («Парижские письма Эдисона Денисова». Письмо № 18).


Info icon.png Данное произведение является собственностью своего правообладателя и представлено здесь исключительно в ознакомительных целях. Если правообладатель не согласен с публикацией, она будет удалена по первому требованию. / This work belongs to its legal owner and presented here for informational purposes only. If the owner does not agree with the publication, it will be removed upon request.