Моби Дик, или Белый кит (Мелвилл/Бернштейн)/Глава CXVII

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Моби Дик, или Белый кит — Глава CXVII
автор неизвестен


Глава CXVII. Китовая вахта

Четыре кита, которых загарпунили в тот вечер, были широко разбросаны по глади вод; одного забили далеко с наветренной стороны, другого поближе, с подветренной, один оказался за кормой и один впереди по курсу. Этих трёх последних успели подобрать ещё до наступления темноты: к четвёртому же, которого унесло по ветру, до утра подойти было невозможно; он остался на плаву, и вельбот, добывший его, всю ночь качался подле; это был вельбот Ахава.

Шест с флагом был вставлен торчком в дыхало мёртвому киту; и фонарь, свисавший с шеста, бросал бегучие, тревожные отблески на чёрную, лоснящуюся спину и далеко по ночным волнам, которые ласково колыхались у огромной китовой туши, словно робкий прибой у песчаного берега.

Ахав и вся команда его вельбота спали; бодрствовал один только парс; он сидел, поджав ноги, на носу и следил за призрачной игрой акул, которые извивались вокруг кита, постукивая хвостами по тонким кедровым бортам. А в воздухе трепетал какой-то лёгкий звук, словно стонали легионы непрощенных призраков Гоморры над Асфальтовым морем[1].

Ахав вздрогнул и очнулся от своей дремоты; лицом к лицу напротив него сидел парс. Схваченные обручем ночной тьмы, они казались последними людьми на залитой потопом планете.

— Опять мне снилось это, — промолвил он.

— Катафалк? Разве не говорил я тебе, старик, что не будет у тебя ни катафалка, ни гроба?

— Да и бывают ли катафалки у тех, кто умирает в море?

— Но я говорил тебе, старик, что прежде, чем ты сможешь умереть в этом плавании, ты должен увидеть на море два катафалка; один — сооружённый нечеловеческими руками; а видимая древесина второго должна быть произросшей в Америке.

— Так, так! странное это зрелище, парс, — катафалк с плюмажем плывёт по океану, а волны-плакальщицы катятся вслед. Ха! нет уж, такое зрелище мы увидим не скоро.

— Можешь верить, можешь не верить, но ты не умрёшь, покуда не увидишь его, старик.

— А что там говорилось насчёт тебя, парс?

— Даже в твой последний час я всё же отправлюсь впереди тебя твоим лоцманом.

— И когда ты так отправишься впереди меня, — если это когда-нибудь случится, — тогда, прежде чем я смогу последовать за тобой, ты снова должен будешь явиться мне, чтобы вести меня? Так? Ну что ж, если бы я верил всему этому, о мой лоцман и кормчий! тут видел бы я два залога того, что я ещё убью Моби Дика и сам останусь жить.

— Вот тебе и ещё один залог, старик, — проговорил парс, и глаза его вспыхнули, точно светляки в ночи. — Только пенька может причинить тебе смерть.

— Виселица, хочешь ты сказать. В таком случае я бессмертен на суше и на море! — язвительно расхохотался Ахав. — Бессмертен на суше и на море!

Потом оба они разом замолчали. Подкралась серая заря, гребцы, спавшие на дне лодки, поднялись, и ещё до полудня забитый кит был доставлен к борту «Пекода».

Примечания

  1. Асфальтовое море — Мёртвое море на юго-востоке Палестины, образовавшееся, по библейской легенде, из серного дождя, затопившего окрестности Содома и Гоморры.