Лепанто (Честертон/Белов)

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Лепанто
автор Гилберт Кийт Честертон, пер. Леонид Белов
Язык оригинала: английский. Название в оригинале: Lepanto. — Источник: http://leonid-belov.livejournal.com/2577.html • Из сборника «Стихи» (1915)



Лепанто


Султан Византа смотрит на фонтаны у дворца,
Не сходит улыбка с жестокого лица;
Смех Султана — верным радость, погибель врагам, —
Чёрную колышет бороду, подобную чёрным лесам,
Полумесяцем кровавым изгибает красный рот —
Матерь всех морей ныне покорил османский флот!
Содрогнулся белый мрамор италийских колонн,
В Адриатике Лев моря задохнулся, пленён,
Папа, руки заломив, зов о помощи шлёт
К королям христианским, чтоб спешили в поход.
Королева Англии взора не отвела от зеркал;
Валуа бесплотной тенью на обедне зевал;
С островов закатных чуть донёсся испанских пушек бой…
Смех Султана слышит солнце, слышит Рог Золотой.

Глухо бьют барабаны от горных границ —
Там безвестный трон покинул некоронованный принц,
Там в стране, что в забвении, в поношенье у всех,
Последний рыцарь Запада облачился в доспех,
Последний трубадур, тех птиц внимательный друг,
Что в пору юности мира летели с песней на юг.
В тишине насторожённой он бесстрашно идет
По извилистым тропам в свой крестовый поход.
Звон гонгов, звон оружья разогнал тишину —
Дон Хуан Австрийский идет на войну.
Его флаги бьют крыльями в зарницах ночных,
В чёрно-пурпурном мраке, среди искр золотых,
Что мечет пламя факелов на фанфары его,
На литавры, трубы, пушки, на него самого.
Дон Хуан улыбается — борода вспушена,
Прочней всех тронов мира его стремена,
Знаменем свободы чело над войском плывёт.
Испании — доблесть,
Африки — горесть,
Дон Хуан Австрийский
К морю идёт!

Мухаммад в раю надзвёздном, где время не в счёт,
(Дон Хуан Австрийский на битву идёт.)
На колена гурии царственный склоняет тюрбан,
Что из солнечных закатов, из моря соткан.
Но вдруг сотрясся в страхе безмятежный сад —
Выше крон древесных прянув, восстал Мухаммад.
Над павлиньими кущами слышен его голос как гром:
Ему внемлют чёрный Азраил, Ариэль и Аммон.
Джинны, ифриты —
Многокрылы, многоочиты, —
Кого в рабство правоверным
Обратил Соломон.

Спешат, алые с пурпуром, от рассветной алой зари,
От надменных капищ, чьи идолы жёлты, как янтари;
В зелёных ризах восходят из изумрудных пучин,
Где тонет небо, где во мраке сонм слепых образин
Средь подводных зарослей век тайный ведёт,
Где в раковинах язва плоть жемчужную ткёт;
Как сапфирный дым, от преисподних тянутся врат, —
Вот слетелись и внимают; им велит Мухаммад:
«Вскройте скалы, что отшельникам укрытье дают,
И пустыни, где святые свой находят приют,
И преследуйте гяуров днём и ночью без сна —
Ибо вот, вновь от заката приступает война.
Соломонова печать наша над вселенною всей,
Охраняет скорбь и мудрость, и меру вещей.
Но вот, рокочут горы, — и вновь я слышу тот глас,
Что тому четыре века основы царства потряс:
Голос уст, что ни Судьбы, ни Кисмета не чтут, —
Это — Ричард, Раймунд, Годфри вновь на приступ идут!
Это тот, кто лишь смеётся в глаза угрозе любой.
Сокрушите его, иначе он сокрушит наш покой!»
Барабаны и пушки рвут тишину.
(Дон Хуан Австрийский идёт на войну.)
Как ветра удар,
Как Иберийский пожар,
Дон Хуан Австрийский
Миновал Алькалар.

Михаил Архангел — в небе над полночной горой,
(Дон Хуан Австрийский выступает на бой.)
Где свинцового моря бег на просторе суров,
Где морской народ ладит алый шелк парусов.
Михаил Архангел к брани копьё изострил;
Над нормандскими скалами — шум от каменных крыл;
Север полнится смутой, все умы смущены,
Злобой попрана святая простота старины,
Здесь христианин христианину раздирает уста,
Здесь христианин хуже смерти ненавидит Христа,
Здесь христианин Пренепорочную Деву клянёт, —
Но Дон Хуан Австрийский к морю идёт.
Дон Хуан трубит — и его слышит земля,
Звук его трубы оглашает поля,
Труба поет: Ура!
Domino gloria!
Дон Хуан Австрийский
На борту корабля.

Король Филипп при ордене, в покоях дворца,
(Дон Хуан Австрийский развернул паруса.)
Средь бархатных обоев, черных, мягких, как грех,
Средь карликов и карлиц, средь порочных утех.
В руке его склянка, луной сияет фиал —
Короля нервный трепет до костей обуял.
Как грибок проказы, короля бледен лик,
Как росток, что без света в заточенье поник,
В его склянке — смерть, путь к бегству от царских трудов,
Но Дон Хуан Австрийский к битве с турком готов.
Его галеры — как псы на самой злой из охот,
Вся Италия ждет, чем завершится поход.
Пушки на пушки, ха-ха!
Пушки на пушки, ура!
Дон Хуан Австрийский
Ведёт в битву флот.

Папа Римский был в молитве, и явилось ему
(Дон Хуан Австрийский бьётся в кромешном дыму.)
В тайной комнате, где Божье провиденье не спит,
Словно в зеркале, где мир как на ладони лежит,
Словно в зеркале — видение в разрыве облаков:
Полумесяцем изогнутый строй угрюмых судов;
Они мечут струи мрака и свирепых химер,
Вихрь срывает львов с надстроек венецейских галер,
И над палубами — смуглых командиров дворцы,
А под палубами — склепы, где томятся гребцы,
Христианские невольники в своих кандалах.
В узилищах подводных, как в сырых рудниках,
Умирают, изнурённые от труда и оков,
Безысходные рабы бессердечных богов,
Как народы, что когда-то в знак неволи своей
Ниц поверглись пред конями вавилонских царей.
День за днём сжигает разум нескончаемый труд,
Не видать им больше неба, не разрешиться от пут,
И душа забыта Богом, одинока, нага —
(Но Дон Хуан Австрийский прорвал линию врага!)
Дон Хуан ведёт сраженье, его неистовый пыл,
Как палубу пирата, всё море кровью покрыл.
Алым залиты дерево, волны, ткань и металл,
Алый прибой ударил, с трюмов запоры сорвал,
И тысячи несчастных, что худы, как скелет,
Не смея глаз поднять, выходят из мрака на свет.

Vivat Hispania!
Domino Gloria!
Дон Хуан Австрийский —
Избавитель от бед!

Сервантес на галере шпагу в ножны вложил
(Дон Хуан Австрийский венец получил.)
И представил: зной, Испания, дорога — и по ней
Скачет в вечность безумный рыцарь на худшем из коней,
С улыбкою клинок сжимая дряхлой рукой…

(Но Дон Хуан Австрийский возвращается домой.)




Info icon.png Данное произведение является собственностью своего правообладателя и представлено здесь исключительно в ознакомительных целях. Если правообладатель не согласен с публикацией, она будет удалена по первому требованию. / This work belongs to its legal owner and presented here for informational purposes only. If the owner does not agree with the publication, it will be removed upon request.