Держи! Хватай!.. (Пеннекук/Смирнов)

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску
Держи! Хватай!..
автор Александр Пеннекук (1690?–1730), пер. Д. Смирнов-Садовский (р. 1948)
Язык оригинала: английский. Название в оригинале: A Huy and Cry after Sir John Barlycorn. — Дата создания: <1725>, опубл.: 1725, Эдинбург. Источник: http://digital.nls.uk/broadsides/broadside.cfm/id/15810/transcript/1
Держи! Хватай!..


перевод Д. Смирнова-Садовского

«Держи! Хватай! — Разбойник Джон Ячменное Зерно,*
Имперский преступив закон, в бегах уже давно.
Избегнуть наказанья он не сможет всё равно!»

Мы, выпивохи славной нации,
И авторы сей прокламации, <5>
К тебе, Порфироносный Лев,*
С тоской взываем, протрезвев:
От Засухи Вассал твой сохнет
Не нынче-завтра он издохнет;
Пусть Крест твой выше вознесётся,* <10>
Пусть твой Герольд за ум возьмётся*
И разнесёт наш Трубный Глас,
Чтоб целый Мир услышал нас!
Решили мы единогласно,
И с нами вся Страна согласна, <15>
Что ДЖОН ЯЧМЕННОЕ ЗЕРНО
Рождён на радость людям, но,
Чтоб Нацию оздоровить нам,
Кровь Джона надобно испить нам;
Бодрей тогда Вассал взглянул бы, <20>
Деньгой в кармане шевельнул бы,
Его Заступник, Пивовар,
Распределил бы свой товар,
Святых и Шлюх не разделяя,
Бальзам по чаркам разливая; <25>
Все жаждут Снадобья кровавого,
А у кого нет Смысла здравого,
Тот первый враг для Короля,
И ждёт Мятежника петля
(Тем, кто не чтут Пивоварения, <30>
Не знать иного Поощрения);
В Суде же, верно, Чёрт не дремлет, —
За здравье чарочки подъемлет!
Но с нами Джона нет, однако,
Уж не пойдёт за ним зевака, <35>
Играть на скачки, иль в шары,
До самой утренней поры,
Ты Джона не найдёшь и в бане,
И тихо стало в кегельбане,
Где не летят ни пух, ни перья, — <40>
Давно умолкли Подмастерья,
И улетучился азарт
Играть в шафлборд или бильярд,
На свадьбе и в толпе салона
Ячменного не встретишь Джона, <45>
Волынка там не запищит,
И барабан не затрещит,
Застыли все в тоске и лени,
И Джоки не целует Дженни,*
Уж позабыли все про ласки, — <50>
Никто не затевает пляски,
И смех, рокочущий, как гром,
Ничей не сотрясает дом,
Ячменного Зерна не стало, —
И скука смертная настала! <55>
Над гробом Леди воздыхала,
Всё в губы Джона целовала,
Но поняла, что до конца
Не пробудить ей мертвеца;
И громовыми голосами, <60>
Как звонкими колоколами,
Заявим мы без промедления:
«Верните нам Пивоварение!»
Кто Правду заменил Подлогом,
И обложил нас всех Налогом, <65>
Лишь тот получит жирный куш*,
Пока в бреду Достойный Муж,
Ни сна, ни отдыха не зная,
И Джона имя призывая,
Кричит: «Теперь не хватит года, <70>
Мне на покрытие расхода,
И как достать мне, наконец,
Для Мэгги лифчик и чепец,
И для детишек побрякушки,
Когда закрыты все пивнушки, — <75>
Ведь раньше был товар такой,
Лишь у хозяюшки пивной!
Обман, зачем ты в небе хмуром
Повис над Старым Дымокуром?*
Жена богатого министра, <80>
Достанет эль легко и быстро,
А тем, у коих грош не водится,
Английский портер пить приходится.
О милый Джон, вернись опять,
Чтоб нам тебя не проклинать!» <85>

ЭПИТАФИЯ

Мы вспоминаем умилённо
О лучшем из Людей;
О, как нам жить без Сэра ДЖОНА
В Юдоли всех Скорбей?
Он был для нас Отцом и Другом, <90>
Был всем любезен он,
О, горе, за Земным он Кругом, —
Сразил его Закон!

18 мая 2009, Сент-Олбанс
A Huy and Cry after Sir John Barlycorn

  
by Alexander Pennecuik

A Huy and Cry after Sir John Barlycorn,
A base Rebel denounc'd at the Horn,
Fled from the Country where he was bred and Born,

We all the Drunkards of the Nation,
Issue Our Royal Proclamation <5>
To you great King at Arms Lion,
( Since every Leidge thro' Drought is dying;)
With all your Bretheren, Heraulds too;
And Pursuevants, that follow you.
On Sight hereof, you mount the Cross, <10>
Display your Coats and your Cognosee ,
By Trumpet Voice will reach each Garrat,
Publish to all the World Our Arret.
Forasmuch as We and Adherents,
By many Acts of Our Sederunts, <15>
Have-found, That Sir JOHN BARLEYCORN
Was for the good of Mankind born,
And therefore, that the Commonwealth
Should drink his Blood to nourish Health;
And that no free Leidge may be mocked, <20>
Who has a Penney in his Pocket;
His Tutor-Datives call'd the Brewers,
Without Respect to Saints or Whores,
Shall distribute thro' every Inn
His Blood, to be a Medicine: <25>
And they who fail thro' mad Pretences,
Which none will do, that keep their Senses,
Be held a Rebel' gainst the King,
And Capers cut in Hangie's string:
Yet not with standing, throw Contempt <30>
(Which merits well a Hank of Hemp)
Of Justice, all Our Agents tell Us,
The D---l a Drap is in an Ale-House.
No more he comes to Bowl and Ring,
Where he was ay the Tradesmens King; <35>
He's left the Beaux in Bowling-Green,
And never, at the Nine-Pins seen,
Where Prentice Boys did coil and sweat
Like Dog in Jack, that turns the Spit,
And all the Boddles that they won, <40>
Giv'n to their Sov'reign Lord Sir JOHN.
No more he's Preses of the Rabble,
At shuffle-Boards or Billard-Table;
On Penny-Wedding turn's his Back,
No more he gets the Pipers Plack. <45>
Fiddlers can neither say nor sing,
Their Throats as dry as Fiddel-String
He made young Farmers bleth and fou
Each Jockie kiss'd his Jenny's Mow
And Suck'd her Lips he was so keen, <50>
At Babies glour'd in others Eeen,
The Threesome Reel danc'd to a Wonder;
And Maiden Heads went off like Thunder;
At Fun'rals never shows his Head,
The Living now's as dull's the Dead, <55>
The Lady Relict kiss'd Sir John,
And rifted up the other Groan,
But now with Grief she's doubly sunk,
Wants both Sir John and the Defunct.
Our Will is herefore, tell the People, <60>
With Voice as loud as Bells in Steeple,
They search and apprehend the Trewan;
Who basely has deserted Brewing;
Betray'd by Fellows, who tell Lies,
That he will sink thro' dear Excise <65>
And they shall have a high Reward,
Bring him before a drunken Laird,
Who sleept not sound a single Night
Since Sir JOHN BARLEYCORN took Fight;
Cries thro' his Dreams, I'll starve this Year, <70>
The sein a Farthing for our Bear:
How will my Meg get Hoods and Hoops,
Bra Cloaths came from the Ale-Wives stoups,
Jock my old Son, and Will his Brother,
May turn Religious like their Mother; <75>
Quit all their Hounds, and Hawks and Whores;
Na mair keep Ale-House and the Muirs,
Next if you'l apprehend the Lown,
And-bring him to Auld-rickie's Town,
Rich Burger's Wives will pay 'em fine, <80>
Who's Throats are dry with Forty nine,
And Citizens, whose Purse is shorter,
Are all consum'd with English Porter.
If He return not at your Call,
He's get the Curses of us all. <85>

His EPITAPH.

Blyth has he been, but now He's gone,
Of Commerads the best:
What will we do without Sir JOHN,
With Grief were sore, oppress'd:
A better Subjett and a Friend <90>
The Kingdom never saw;
But ah! He made a fatal End,
And yet He dy'd by Law.

[Edinburgh?] 1725

Примечания

Примечания

Шотладский поэт Александр Пеннекук (Alexander Pennecuik, 1690?—1730) много писавший для «Бродсайдс» (полупенсовый народный листок) был племянником поэта и ботаника д-ра Александра Пеннекука (Dr Alexander Pennecuik, 1652—1722), который в свою очередь был старшим сыном Александра Пеннекука из Ньюхола (Alexander Pennecuik of Newhall) генерала-медика, служившего в армии во время 30-летней войны (1618—1648).

1. Сэр Джон Ячменное Зерно — народная персонификация алкоголя.
6. Порфироносный Лев — Георг I (1660—1727) — король Великобритании с 1714, первый представитель Ганноверской династии на королевском троне Великобритании.
10. Крест — вероятно, геральдический крест на гербовом щите Георга I.
11. Герольд — он же «глашатай».
49. Намёк на старинную анонимную балладу «Джок и Джини».
64—66. Намёк на премьер-министра Роберта Уолпола (Robert Walpole, 1676—1745) наложившего огромный налог на солод, с помощью которого приготовлялся шотландский эль и виски.
79. Старый Дымокур (Auld-rickie's Town) — шутливое название Эдинбурга.

См. факсимиле: http://digital.nls.uk/broadsides/broadside.cfm/id/15810/transcript/1


© D. Smirnov-Sadovsky. Translation. Can be reproduced if non commercial. / © Д. Смирнов-Садовский. Перевод.

Cc-by.jpgCc-non commercial.jpg Копирование в коммерческих целях не допускается.