Восьмистишия (Дозморов)

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску
Шаблон:Подборки восьмистиший}} Восьмистишия
автор Олег Витальевич Дозморов (р. 1974)
Шаблон:Подборки восьмистиший}} →
Источник: Личная переписка • См. Антологию восьмистиший, раздел: «Подборки восьмистиший»
Другие страницы с таким же названием 

A8.jpg

Восьмистишия


«Маленькие стихотворения» (2000)
  1. Меня убила зависть
  2. Мука тайная стихов
  3. Как я жизнь твою сломал
  4. Проснешься на левом боку
  5. Чужие стихи не люблю
  6. Закрываю тихо веки
  7. Печаль души моей, печаль
  8. Когда мы расстанемся, мы
  9. Серые белые дали
    «Восьмистишия» (2004), книга
  10. Небо размытое, дождь проливной
  11. Заброшенные парки мне милее
  12. Белей щеки в морозном декабре
  13. В пустом лесу, не видимом глазами
  14. Лето, лето, всё серого цвета
  15. Холодом зимним повеяло
  16. Я вас люблю, озябшие леса
  17. Разлуки нашей скорбная печаль
  18. Снег пошел — обновилась пороша
  19. Под дождем проливным, моросящим
  20. Подумаешь, экое счастье
  21. «Осыпаются астры в садах…»
  22. Скучно! Скучно!.. И ветер, и листья
  23. Навзничь с открытыми глазами!
  24. Холодное небо и серая гладь
  25. Мне не понять, о чем они шумят
  26. Нету рифмы? А вывеска «Мебель»
  27. Так я и буду всю жизнь горевать
  28. Вот рябина, рябина, рябина
  29. Цветы замерзают, цветы!
  30. Наконец-то пришла погода
  31. Наверно, я тоже умру
  32. Какие настали морозы!
  33. Печальные парки в конце октября
  34. Я осень люблю, потому что люблю
  35. Я только цветы и люблю
  36. Когда цветы склоняются, шумят
  37. Холод в апреле на две головы
  38. Осенью, осенью, с детской тоской
  39. Когда садится солнце в облака
  40. Что осенью бледнее небеса
  41. Очень холодное время года
    Восьмистишия из книги «Смотреть на бегемота» (2012)
  42. А что случилось? А собственно, ничего
  43. Куда, куда вы удалились
  44. Июль. Двадцать второе. Не стихи?
  45. Он нажимает кнопку светофора
  46. Ранец тот, гэдээровский, что мне отец привозил
  47. Родная речь, отойди от меня
  48. Нет интереса? Сочиняй
  49. Та, о ком он писал: невозможно
  50. Нормально. Из дворика наверняка
  51. Вяземский князь ложится спать
  52. Когда бы я один любил печаль и грусть
  53. С конца чужой войны четвёртая весна
  54. В Эрмитаже и Лувре, Британском музее
  55. Заката отсветы красивы
    Другие восьмистишия
  56. Нам римлянин сказал: гаданья — дрянь
  57. То не уральский закат озарил тополиные кроны
  58. Мой грех всегда со мной
  59. …И, увидав смертельную усталость
  60. Что за словом не следует ничего
  61. У нас вчера открылась пиццерия
Восьмистишия


Книга стихов. 1997 — 2002.


Небо размытое, дождь проливной


 ***

Небо размытое, дождь проливной.
Дорог мне светом пропитанный воздух,
кроны, впитавшие влагу и зной,
сосен задумчивых, елей серьезных.

Если от этой земли оторвусь,
медленным шариком вверх пролетая,
то и туда унесу эту грусть.
Грусть ледяная, родная, земная!

1997

Заброшенные парки мне милее


 ***

Заброшенные парки мне милее,
чем эти вот — с фигурами и без.
И дворником не метены аллеи,
и парк стоит, как треугольный лес.

По зарослям редеющим, а не по
тропинкам не гуляет ни души,
листва вверху, листва внизу и небо:
почти что геометрия души.

1997

Белей щеки в морозном декабре


 ***

Белей щеки в морозном декабре
мой небосвод в простуженное лето.
У тополей изнанка в серебре,
и медь ольхи расплатится за это.

Горит рябины яркое вино.
Пора брать пилы и сжигать валежник,
бить комаров, распахивать окно
в садах осенних, карих, безнадежных.

1997

В пустом лесу, не видимом глазами


 ***

В пустом лесу, не видимом глазами,
сам лес недостоверно освещен,
он сам себя теряет меж стволами,
разоблачен и недовоплощен.

О подожди! Уже пришли метели
и зимние ослеплены глаза,
и лес уже весь бел на самом деле,
как небеса.

1999

Лето, лето, всё серого цвета


 ***

Лето, лето, всё серого цвета,
я и сам удивлен и не рад,
не дождешься ни слез, ни привета,
и сады обрабатывал град.

Наши встречи свели позолоту
и пыльцу отобрали у пчел,
нету, нету в поля повороту -
снег надолго-надолго пришел.

1999

Холодом зимним повеяло


 ***

Холодом зимним повеяло,
зимним морозом дохнуло,
только снежочком посеяло —
на тебе, не обмануло.

Мало из облака выпало,
сеялось мелко, несмело,
землю ещё не засыпало,
небо уже побелело.

1999

Я вас люблю, озябшие леса


 ***

Я вас люблю, озябшие леса
и мокрые осенние дороги,
гляжу внимательно на вас во все глаза:
как вы печальны и убоги —

и тихая безжизненность цветов,
и вечная приверженность тревоге,
и шелест трав, клонящихся под ноги,
и слабый шум древесных голосов.

1999

Разлуки нашей скорбная печаль


 ***

Разлуки нашей скорбная печаль —
что осени печальная картина:
дождей полоски затмевают даль,
и меж деревьев сохнет паутина,

и мокрые осенние кусты
стоят в лесу, облитые слезами,
и в небеса, которые пусты,
мы смотрим удивленными глазами.

1999

Снег пошел — обновилась пороша


 ***

Снег пошел — обновилась пороша,
побелели, как шапки, кусты,
но еще удивительней ноша
та, что ночью легла с высоты.

Что зима! — это только предзимье,
а природа совсем хороша,
и опять верховодит унынье
и печали желает душа.

2000

Под дождем проливным, моросящим


Под дождем проливным, моросящим,
и опять проливным, и в другой
раз в замедленный переходящим,
я не мог попрощаться с тобой.

Что мне надо? Не знаю, не знаю.
Что ни год — обложили дожди,
а потом без конца и без краю
выпал снег: обожди, обожди!

2000

Подумаешь, экое счастье


 ***

Подумаешь, экое счастье:
снег, температура к нулю.
Мне по сердцу это ненастье,
я вычурностей не люблю.

Мне нравятся нивы и рощи
нагие, без всяких затей,
а рифмы должны быть попроще —
посеверней и победней.

2000

«Осыпаются астры в садах…»


 ***

«Осыпаются астры в садах…»
Что у Бунина дальше, не помню.
Превращаются осенью в прах
золотой лепестки и бутоны.

Я люблю эти дни, этот свет,
только грустный, никак не веселый,
безнадежный, убийственный цвет —
обманувшие, желтые клены!

2000

Скучно! Скучно!.. И ветер, и листья


 ***

Скучно! Скучно!.. И ветер, и листья,
и не спится, и как не скучать:
дождь на землю не хочет пролиться,
по ночам полагается спать.

Их не видно, откуда им взяться,
там, на небе, — но им, облакам,
легче, чем бы могло показаться,
легче, чем, несговорчивым, нам.

2000

Навзничь с открытыми глазами!


 ***

Навзничь с открытыми глазами!
Перевернусь на левый бок —
а все не встречусь с небесами,
а верно, встретиться бы мог.

Уснуть бы так, чтоб не проснуться,
но так, чтоб сразу не уснуть,
ненужной веточкой приткнуться,
существовать — но как-нибудь.

2000

Холодное небо и серая гладь


 ***

Холодное небо и серая гладь
заледеневшего пруда,
ветер поземкою взялся играть,
боже, как дует оттуда!

Что там за горе, какой человек,
что за такие несчастья,
ан выбивает из стиснутых век
теплые слезы участья.

2000

Мне не понять, о чем они шумят


 ***

Мне не понять, о чем они шумят,
о чем ворчат раздетые деревья,
и в полном одиночестве летят
последние оранжевые перья.

И ветра свист немного погодя
уже осип от будущего снега,
и у последнего осеннего дождя
лицо страдающего человека.

2000

Нету рифмы? А вывеска «Мебель»


 ***

Нету рифмы? А вывеска «Мебель»
там, напротив, висит для кого?
Где же дождь? На бледнеющем небе,
обещали, да нет ничего.

Там, на небе, ни кресел, ни ситцев,
ни погоды особой там, ни
облаков, чтобы в них проноситься.
Что вы, что вы, родные мои!

2000

Так я и буду всю жизнь горевать


 ***

Так я и буду всю жизнь горевать,
осени в парке осеннем,
грустном, весёлом, разбросанном ждать
вместе со зноем последним?

Странные мысли уйдут, но и тут
нету спокойствия тоже,
те-то цветы все завяли, похоже,
эти — ещё не цветут.

2000

Вот рябина, рябина, рябина


 ***

Вот рябина, рябина, рябина
догорит, не любуясь собой.
Эта милая сердцу картина —
это очерк природы самой.

И рассказ у ненастной погоды
интересней моих повестей,
потому от осенней природы
с замиранием жду новостей.

2000

Цветы замерзают, цветы!


 ***

Цветы замерзают, цветы!
Посажены, кажется, в строчку,
сегодня с природой на ты,
а завтра октябрь ставит точку.

Я плачу, и слезы мои
в сентябрьском суровом пространстве
похожи на ветви твои,
о ива, в осеннем убранстве.

2000

Наконец-то пришла погода


 ***

Наконец-то пришла погода.
Я давно о такой мечтал.
К декабрю подошла природа
с серым льдом у озер-зеркал.

Выпал снег. Хорошо, что выпал.
Хорошо, что нападал снег.
Все поля и леса засыпал,
и зачем ему человек?

2000

Наверно, я тоже умру


 ***

Наверно, я тоже умру
от радости и от рыданий,
и дерева тень поутру
не сменит своих очертаний.
Печальное солнце взойдёт
как будто в последний день мира,
и бренное тело уйдёт.
Ну что же. Останется лира.

2000

Какие настали морозы!


 ***

Какие настали морозы!
Какие мне душу скребут
прогнозы, и первые розы
на окнах замёрзших цветут.

Ах, розы. И ваши товарки
цвели, отцветая, тогда,
и, кажется, месяц неяркий
уже обещал холода.

2001

Печальные парки в конце октября


 ***

Печальные парки в конце октября
печальнее листьев осенних,
шумящих, ложащихся под ноги зря,
последних, осенних, последних.

Немотствуйте, что ли! Вы всё об одном:
о том, что всё скоро засыплет,
нетающим, белым прикроет снежком
и слёзы последние вытрет.

2001

Я осень люблю, потому что люблю


 ***

Я осень люблю, потому что люблю
печаль, опустевшие парки
такими ценю, потому что ловлю
в них отблеск мороза неяркий.

Какие прогнозы! Снег будет идти,
пожалуй, печально и долго.
Ну что же, со снегом, нам с ним по пути,
и это священнее долга.

2001

Я только цветы и люблю


 ***

Я только цветы и люблю,
и только соцветиям верю,
и только о листьях скорблю.
О, как их уносит за дверью

в последние дни октября,
когда возмужал от печали
лес, заморозки прозвучали
и листья упали, горя!

2001

Когда цветы склоняются, шумят


 ***

Когда цветы склоняются, шумят
и сонными соцветьями качают,
чего они от вечности хотят,
того они, увы, не понимают.

Не оттого, что им не до того,
а потому, что нет у них желанья
задуматься о промысле Его,
о жалости, о жизни без страданья.

2002

Холод в апреле на две головы


 ***

Холод в апреле на две головы
выше мороза в просторном
и белопером, белее совы,
зимнем и огнеупорном,
злом и пустом январе — посмотри,
сколько эпитетов. Где ты
сыщешь сказуемых? Их только три:
бедственны, наги, раздеты.

2002

Осенью, осенью, с детской тоской


 ***

Осенью, осенью, с детской тоской,
с сыростью как опечаткой,
к праху дерев прикасаясь рукой,
незащищенной перчаткой.

Розы в дендрарии летом милы?
Только нагрянут морозы,
их лепестки забивались в углы
и оставались берёзы.

2002

Когда садится солнце в облака


 ***

Когда садится солнце в облака
легчайшие, то дать какое имя
ей, дымке той, что стелется, легка,
чтобы не спутать с дымками другими?

Другие дымки: молодость, вина,
обида, страх — все те, что правят миром,
а мне нужна единственно она,
вечерняя, с тускнеющим кумиром.

2002

Что осенью бледнее небеса


 ***

Что осенью бледнее небеса,
об этом тоже говорить не надо.
Становятся подробнее леса
под трепетным воздействием распада.
Становятся прозрачнее. Увы,
все сказано, они навечно в ссоре.
Какое безразличие в крови,
какое безучастие во взоре!

2002

Очень холодное время года


 ***

Очень холодное время года.
Листья осыпались. Выпал снег.
Вечная рифма: пришла погода
и побелила осенний брег.

Что я заладил писать о снеге,
лике сознания своего?
Лучше б писал об осеннем бреге,
может, и не было б ничего.

2002

Примечания

Copyright © Олег Витальевич Дозморов


Info icon.png Данное произведение является собственностью своего правообладателя и представлено здесь исключительно в ознакомительных целях. Если правообладатель не согласен с публикацией, она будет удалена по первому требованию. / This work belongs to its legal owner and presented here for informational purposes only. If the owner does not agree with the publication, it will be removed upon request.