А8/Александр Семёнович Шишков

Материал из Wikilivres.ru
< А8
Перейти к навигацииПерейти к поиску
Антология восьмистиший/Дополнения
Александр Семёнович Шишков (1754—1841)

A8.jpg
Александр Семёнович Шишков. Портрет работы Джорджа Доу (George Dawe,1781–1829), английского художника-портретиста


Отрывок Пролога Из Аминты,
сельской повести Торквата Тасса
(Вольный перевод с Итальянского).



Купидон в пастушеском одеянии.

————

Кто может угадать,
Чтоб в виде человека,
В одежде пастуха,
Бессмертный бог скрывался?
И бог ещё какой?
Не сельский и простой,
Но всех богов великих
Сильнейший многократно<...>


<опубл. 1831>

Начальный отрывок из «Аминты» Тассо адмирал Александр Семёнович Шишков опубликовал в 1831 году в 14 томе своих трудов: Собрание сочинений и переводов адмирала Шишкова, Том XIV, Санкт-Петербург, 1831. Отрывок переведён белым (безрифменным) стихом, как и в оригинале, но преимущественно трёхстопным ямбом вместо пятистопного и потому у него восемь строк там, где у Тассо их всего пять:

CapoletteraA.jpg
hi crederia che sotto umane forme

e sotto queste pastorali spoglie
fosse nascosto un Dio? non mica un Dio
selvaggio, o de la plebe de gli Dei,
ma tra' grandi e celesti il più potente<...>

Перевод недатирован, но можно предположить, что он был выполнен еще в XVIII веке. Литературой Шишков занимался с ранней в юности: писал стихи, исследования, записки, составлял словари. Хорошо владея французским, немецким и итальянским, он много переводил. Тассо особенно интересовал его: сохранились эссе Шишкова о жизни и творчестве Тассо, разбор и переводы нескольких его произведений, включая «Освобождённый Иерусалим». Большую известность приобрела его Песня Старое и новое время (Перевод с французского), которая ещё раз подтверждает известную репутацию Шишкова как ярого консерватора. Приведём здесь лишь её начало:

(Перевод с французского)

Бывало, в прежни веки
Любили правду человеки,
Никто из них не лгал,
Всяк добродетель знал;
Любил любовник верно,
Не клялся лицемерно;
А ныне уж не так:
Обманывает всяк <...>

<1784>

О Шишкове все помнят благодаря едкой эпиграмме 16-летнего Пушкина:

Угрюмых тройка есть певцов —
Шихматов, Шаховской, Шишков,
Уму есть тройка супостатов —
Шишков наш, Шаховской, Шихматов,
Но кто глупей из тройки злой?
Шишков, Шихматов, Шаховской!

Но, как утверждают специалисты, «…в своей молодой запальчивости поэт был неправ. Шишков не был ни злым, ни глупым. Однако талантливые стихи запомнились. Наша историческая память (эпиграммы всегда помнят лучше, чем тексты, по поводу которых они написаны) часто несправедлива и одностороння, а в данном случае, безусловно, недооценивает роли Шишкова (положительной или отрицательной — это другой вопрос) в развитии русской культуры и общественной мысли.» (Марк Альтшуллер: Двести лет споров о русском языке. «Новый Журнал» 2004, № 234.)

CapoletteraA.jpg


© Д. Смирнов-Садовский. Составление. Комментарии. Дизайн.