Pisma Denisova Vladislavu Shutyu

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Письма Эдисона Денисова Письма Денисова Владиславу Шутю
автор Эдисон Васильевич Денисов
Письма публикуются по рукописи, предоставленной композитором Владиславом Алексеевичем Шутём.





Письма Денисова Владиславу Шутю

Письмо Эдисона Денисова (№ 1). Владиславу Шутю:

9.05.95. Paris

Дорогой Слава, сегодня получил Ваше письмо и партитуры. Посмотрел их с большим интересом. По-моему[1], есть два очень хороших сочинения. Мандельштам мне понравился, пожалуй, больше (т. к., быть может, по музыке ближе; кроме того, я не очень люблю игру в трезвучия).

Мне жаль, что у Вас сейчас нет заказов. Без заказов здесь жить очень трудно. Особенно в Париже — жизнь здесь ужасно дорогая.

Я из больницы выписался 10 марта, но до сих пор хожу туда (вернее, езжу с помощью Кати[2]). Общественным транспортом пока пользоваться не могу (и не пробовал).

Понемногу работаю. Недавно закончил сочинение для странного для меня состава: 10 медных и 2 ударника. Сейчас хочу написать пьесу для аккордеона: мой давний долг Фридриху Липсу[3].

Квартира у нас маленькая и, когда дети дома, работать не удаётся. В Москве, если мне было нужно, я мог изолироваться, а здесь это невозможно. Зато много общаюсь — ко мне без конца кто-то звонит и приходит. Катя уже устала от гостей. А сами мы ходим в гости редко (вчера провели вечер у Ксенакиса[4]).

АСМ-Ансамбль приезжал сейчас в Париж с двумя концертами (3 и 4 мая). Играли прекрасно. В программах были Рославец, Мелких[5], Прокофьев, Щетинский, Капырин, Денисов, Каспаров, Шнитке[6], Гагнидзе и совсем молодой (ему 20 лет) — Вадим Карасиков[7]. Играли они просто прекрасно (и почти бесплатно). Приехали в Париж Каспаров и Капырин (Дима — полностью за свой счёт, никто их французов не захотел оплатить ему хотя бы отель...).

Очень грустно, что Вам приходится зарабатывать деньги корректурами. Привыкли ли Вы к Англии? Я во Франции всегда себя чувствую очень хорошо, но всё время хочется домой. Если бы не моя нога, я бы уже давно вернулся. Пока я решился выбраться только на два дня в Дюссельдорф на премьеру “Morgentraum” (конечно, с Катей — без неё я путешествовать пока не могу). Я сейчас ещё и не могу никуда ездить из-за визы, которая кончилась ещё в начале февраля. Здесь продлить визу, практическти, невозможно.

Сейчас (14.05) собираюсь с Катей лететь в Афины, где Любимов ставит «Медею» с моей музыкой, и оттуда — числа 23-его поедем в Москву. Я хочу позаниматься со своими студентами (у меня четверо очень талантливых ребят) и у меня должно быть два концерта (28 и 31 мая). На июль придётся вернуться в Париж (если успеем сделать визы в Москве), т. к. Катя занимается в Сорбонне и у неё в июне экзамены. Потом поедем в Екатеринбург, к её родителям.

Если у Вас будут другие ноты (например, Шелли[8] ) — пришлите. Мне очень интересно на них посмотреть.

Дима с Леной очень ругали эту Петербургскую певицу. Откуда Вы её взяли? Надо было пригласить либо Наташу Загоринскую, либо Таню Полуэктову — они бы прекрасно всё спели.

Я очень рад успехам в Америке Вашего Ильи, только я не уверен, что он там чему-то научится. Образование композиторов во всём мире (особенно, в Америке) сейчас довольно плохое. Их просто ничему не учат. Я, когда был в Америке, был поражён необычайно низким профессиональным уровнем студентов-композиторов. Бэббит[9] — неплохой композитор и очень профессиональный музыкант. Но как он учит, я не знаю. Ко мне в аспирантуру рвётся Антон Ровнер, который закончил Дж.[10] школу у Бэббита — он абсолютно ничему не обучен и всё придётся начинать с ним с нуля. Я знаю, что у нас ужасная кафедра сочинения, но всё же в Моск. Конс. до сих пор многому хорошо учат (и бесплатно). Я, честно говоря, боюсь, что американцы испортят Вашего сына. У меня есть только два грустных примера: два талантливых человека (один окончил у Леденёва, другой учился 3 года у Пирумова) уехали несколько лет назад в Америку. Теперь они меня нашли в Париже, часто звонят и пишут, и прислали мне свои партитуры и записи. Я должен сказать, что всё то хорошее, что они имели в своей музыке, они потеряли в Америке. В Колумбийском университете я проводил мастеркласс у композиторов — там их обучение поставлено на уровне Сыктывкара: они ничего не знают (даже Айвза) и их профессиональный уровень ниже учеников Тани Чудовой.

Ваши волнения с армией я прекрасно понимаю, т. к. то же было с Митей[11]. Ему, правда, удалось прослужить 2 года в военном оркестре, но когда его забрали — я это сам видел — он чуть не угодил в Афганистан. Про указ новый я ничего не слыхал — мои студенты мне звонят регулярно и их никто не забирает в армию. Судя по письмам и звонкам ничего особенно плохого в Москве нет, трудно только зарабатывать деньги.

Если будет возможность, я кое-что пришлю Вам из того, что я написал здесь. Я сюда ведь попал, даже не зная этого, и все мои записи и ноты — в Москве.

Самый сердечный привет от нас Ире, Нике и Илюше.

Не забывайте.

Всегда Ваш.

Э. Денисов


Письмо Эдисона Денисова (№ 2). Владиславу Шутю:

17.11.95. Paris

Дорогой Слава, был рад и Вашему письму, и музыке. Я всё прослушал. Должен Вам сказать, что Серенаду слушать невозможно — запись полностью бракованная (один гул и чуть-чуть — контрабаса), а остальное звучит вполне нормально. Мне больше всего нравится Рильке (особенно “Herbstes” — это замечательная, яркая и выразительная музыка.) Мандельштам мне нравится меньше: слишком много остинатных репетиций (особенно у Cl. и Fl.), да и стихи довольно плохие — манерные и местами — нелепые. Певица поёт вполне прилично (но чувствуется, что боится). Если Вы принимаете какую-то «критику», то хочу Вам сказать, что по-моему некоторые фигуры нельзя столько повторять (стр. 24-25, Fl — Cl; стр. 16-18, Fl — Cl и особенно — та фраза Fl. кот. начинается на стр. 5). Кроме того, слишком много двойного штриха, который у духовых звучит особенно плохо (у струнных — тоже). «Серенада» — очень хорошая, но на плёнке почти ничего нельзя услышать. Спасибо Вам большое, т. к. мне было интересно познакомиться с Вашими новыми работами.

Я в Англии не был очень давно, но воспоминания остались очень хорошие — страна очень красивая и спокойная.

Милтон Бэббит — серьёзный, высокопрофессиональный и хороший композитор. Как педагога я его не знаю, но если Илье он даст то, что нужно, это хорошо. А когда я Вам писал о низком уровне музыкального образования в Европе и в Америке, то я имел в виду не отношение студентов к учёбе, а низкий уровень (и безразличие) педагогов. Я в этом имел много случаев убедиться: я провёл много времени в разных классах по сочинению Парижской консерватории (О. Мессьян[12], К. Баллиф[13], Б. Джолас[14], Ж. Гризей[15], 10 дней — в Женевской консерватории, три года подряд — в консерватории Люцерн, неделю — в консерватории Мюнстера, не считая мастерклассов в Дании, Берлине, Георгемариенхютте, Мюнхене, и т. д. Я убеждён, что Вы абсолютно неправы: студенты очень хотят быть профессионалами и по настоящему работать, а преподают здесь композицию на уровне Тани Чудовой, как это ни парадоксально (в Германии особенно слабы и непрофессиональны студенты Манфреда Трояна[16] и Вольфганга Рима[17] — это уровень ниже Чудовой и Николаева). Поверьте мне, я много ездил и много думал об этом. При любом самообразовании должен быть «наставник» — надо показать, куда стоит идти[18], а куда не стоит. Но это — слишком длинный разговор.

Мне тоже жаль, что АСМ-ансамбль не играет сейчас многих хороших композиторов, уехавших из России, но я их в чём-то понимаю: они до сих пор работают бесплатно и, если иногда немного зарабатывают, то только на поездках и записях дисков. Юра сейчас проводит правильную политику (я в это не вмешиваюсь совсем сейчас), исполняя много молодых и очень талантливых композиторов, неизвестных ещё публике (Капырин, Щетинский, Карасиков, Раева, Фархадов и др.). Мне нравится, что он сейчас стал много исполнять Ф. Караева[19], А. Вустина, и В. Екимовского[20]. Я видел его последние программы в Москве, Киеве, Праге и Братиславе — они очень хорошие и объективные по выбору авторов. Саша Вустин очень доволен, что АСМ 4 раза исполнил его «Музыку для 10-ти». Сейчас он написал прекрасное сочинение «Музыка для ангела», которое исполнялось в Москве (Саша в восторге от исполнения) и записано французами на компакт для BIS (Стокгольм). На «Моск. осени» играли его «Праздник», а на фестивале Берлин—Москва (в Берлине) — «Посвящение Бетховену». Капырин сейчас на стипендии в Берлине (на 3 месяца). У Екимовского был в октябре концерт (по отделению) вместе с Ольгой Раевой. Володю Тарнопольского сейчас тоже много играют. Шурик Кнайфель уже давно вернулся в свой родной Петербург, но почти всё время проводит в своей любимой Сортавале (откуда мне шлёт письма на карельской бересте).

Если у меня будут приличные записи моих новых сочинений, я Вам их пришлю. Пока сыграли только «Рождение ритма» (для 6-ти ударников) и «6 пьес для медных и ударных» (в Дрездене). В январе у меня самая важная премьера (в Штутгарте): я сделал невозможное (для меня) дело — закончил замечательную оперу Ф. Шуберта «Лазарь». Последние полгода я работал только над этим. После этого написал только маленькое «Трио для флейты, фагота и фортепиано (~ 12 минут). Сейчас начал большое сочинение для оркестра, но работать очень трудно, т. к. начиная с 23 октября я регулярно провожу одну неделю в больнице, а другую — дома. И так будет продолжаться до конца мая...

Катя прекрасно закончила Сорбонну (с самой высокой оценкой) и её рекомендовали (и приняли) в докторантуру. Теперь она будет в течение трёх лет писать докторскую диссертацию в Сорбонне по русской музыке 20-х годов.

Детям в начале было очень плохо во Франции — они сильно скучали по России и непрерывно просились в Москву. Сейчас они привыкли, завели друзей и, что главное, стали свободно говорить по-французски[21]. Я очень хочу вернуться домой, но до лета об этом не может быть и речи из-за моего лечения (госпиталь — очень хороший). Все мои студенты пока числятся у меня в классе, но вынуждены заниматься самообразованием. Я хотел в этом году приехать в Москву трижды — в ноябре, феврале и мае, чтобы недели по две с ними серьёзно заниматься, но моё лечение всё поломало (в том числе, все мои поездки в другие страны), и я приеду теперь только в феврале и всего на 8-10 дней. Больше не получается из-за врачей. Мечтаю в мае приехать недели на 3. Если лечение пойдёт хорошо, то может быть это и удастся. Сердечный привет от нас с Катей всей Вашей семье и ещё раз спасибо за партитуры.

Ваш, Э. Денисов

Примечания

  1. Написано без дефиса: «по моему» — особенность денисовской орфографии.
  2. Екатерина Олеговна Денисова (урожд. Купровская) — вторая жена композитора.
  3. Фридрих Робертович Липс — известный российский баянист-виртуоз.
  4. Яннис Ксенакис — известный композитор греческого происхождения. Жил в Париже c 1948.
  5. Дмитрий Михеевич Мелких (1885—1943), российский композитор. Опера «Поджигатель» (1932), 4 симфонии (1925-40), симфоническая поэма с хором «Улица главная», концерт для скрипки с оркестром, струнные квартеты.
  6. Имя Шнитке поначалу пропущенное, вставлено позднее.
  7. Вадиму Леонидовичу Карасикову (р. 1972) в 1995 было 23 года.
  8. В. Шуть: Четыре песни на стихи П. Б. Шелли (1994)
  9. Милтон Бэббит — известный американский композитор.
  10. Джульярдскую.
  11. Митя (Дмитрий Денисов) — сын Денисова от первого брака.
  12. Так у Денисова. Оливье Мессиан — выдающийся французский композитор.
  13. Клод Баллиф (1924—2004) — французский композитор, сочетавший тональность и сериализм (так наз. «метатональность»). Преподавал в Парижской консерватории с 1971 по 1990.
  14. Так у Денисова. Бетси Жолас (р. 1926) — ученица Дариуса Мийо и Оливье Мессиана, французский композитор, а также пианист и органист. Преподавала в Парижской консерватории.
  15. Жерар Гризей (1946—1998) французский композитор. Преподавал в Парижской консерватории.
  16. Манфред Троян (р. 1949) — немецкий композитор и дирижёр.
  17. Вольфганг Рим (р. 1952) — немецкий композитор.
  18. Написано: «итти» — особенность денисовской орфографии.
  19. Караев Фарадж Кара-оглы (р. 19 декабря 1943 в Баку) — азербайджанский композитор. В 1966 окончил Азерб. конс. по кл. композиции К. Караева.
  20. Виктор Алексеевич Екимовский — известный московский композитор.
  21. Написано без дефиса: «по французски» — особенность денисовской орфографии.


Info icon.png Это произведение опубликовано на Wikilivres.ru под лицензией Creative Commons  CC BY.svg CC NC.svg CC ND.svg и может быть воспроизведено при условии указания авторства и его некоммерческого использования без права создавать производные произведения на его основе.