Шаблон:Le Bateau ivre/Elsner

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

ПЬЯНЫЙ КОРАБЛЬ



Я медленно плыл по реке величавой —
И вдруг стал свободен от всяких оков...
Тянувших бечевы индейцы в забаву
Распяли у пестрых высоких столбов.
  
5 Хранил я под палубой грузу немало:
Английскую пряжу, фламандский помол.
Когда моих спутников больше не стало,
Умчал меня дальше реки произвол.
  
Глухой, словно мозг еще тусклый ребенка,
10 Зимы безучастней, я плыл десять дней.
По суше циклоны бежали вдогонку...
Вывала ли буря той бури сильней?!
  
Проснулись во мне моряка дерзновенья;
Я пробкою прыгал по гребням валов,
15 Где столько отважных почило в забвенье,
Мне были не нужны огни маяков.
  
Нежнее, чем в тело сок яблок созрелых,
В мой кузов проникла морская волна.
Корму отделила от скреп заржавелых,
20 Блевотину смыла и пятна вина.
  
И моря поэме отдавшись влюбленно,
Следил я мерцавших светил хоровод...
Порой опускался, глядя изумленно,
Утопленник в лоно лазурное вод.
  
25 Сливаясь с пучиною все неразлучней,
То встретил, что ваш не изведает глаз —
Пьянее вина, ваших лир полнозвучней
Чудовищ любовный, безмолвный экстаз!..
  
Я видел, как молнии режуще-алый
30 Зигзаг небеса на мгновенье раскрыл;
Зари пробужденье еще небывалой,
Похожей на взлет серебряных крыл;
  
И солнца тяжелого сгусток пунцовый;
Фалангу смерчей, бичевавших простор;
35 Воды колыхание мутно-свинцовой,
Подобное трепету спущенных штор.
  
Заката красно-раскаленные горны,
Вечернего неба безмерный пожар,
Где мощный июль, словно угольщик черный,
40 Дубиной дробит искроблещущий жар.
  
Я, знаете ль, плыл мимо новой Флориды,
Глазами пантер там сверкали цветы.
Мне, зоркому, чудилось — зыбь Атлантиды
Рисует героев трагедий черты.
  
45 Следил, как, дрожа в истерической пляске,
Бросались буруны к прибрежьям нагим,
Подводного фосфора смутные краски,
То желтым сочившие, то голубым.
  
Я грезил о ночи слепительно-снежной,
50 Пустынной, свободной от снов и теней,
О странных лобзаньях медлительно-нежных,
Беззвучно ласкающих очи морей.
  
Потом миновал берега и затоны,
Где в топких низинах таится туман,
55 Как в верше, здесь гнил камышом окруженный,
Трясиной затянутый ливиафан.
  
И пены неся опахала, все шире
Змеилась кочующих волн череда.
В нетронутом птицами синем эфире
60 Летающих рыб проносились стада.
  
Встречал я далеких просторов светила —
Их только порты могли б увидать.
Грядущего фениксов там ли ты скрыла,
Природа — бессмертная мощная мать!

[. . . . . . . . . . . . . . . . . .]
   
65 Но слишком устал я чудесным томиться,
Нирваною холода, пыткой огня...
Так пусть же мой киль на куски раздробится
И море бесследно поглотит меня!
  
Я, вечный искатель манящих утопий,
70 Дерзавший стихий сладострастье впивать,
Как будто печалюсь о старой Европе
И берег перильчатый рад отыскать...
  
О волны, отравленный вашей истомой,
Соленою горечью моря пронзен,
75 Могу ли я плыть, где мосты и паромы
Пленятся багрянцем шумящих знамен?


1871. Перевод: опубл. 1909