Что выиграла Италия? (Маркс)

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Что выиграла Италия?
автор Карл Маркс, переводчик неизвестен
Язык оригинала: английский. — Дата создания: около 12 июля 1859 г., опубл.: 27 июля 1859 г.. Источник: «New-York Daily Tribune» №5697


Итальянская война окончена. Наполеон закончил ее так же внезапно и неожиданно, как австрийцы ее начали. Хотя она была непродолжительна, но стоила дорого. Те несколько недель, в течение которых протекала эта война, не только были полны подвигов, вторжений и контрвторжений, походов, сражений, побед и поражений, но и унесли такое количество человеческих жизней и материальных средств, которое характерно для многих, гораздо более продолжительных войн. Некоторые из ее последствий достаточно ощутимы. Австрия понесла территориальные потери, ее репутация с точки зрения военной доблести серьезно пострадала, ее гордость глубоко уязвлена. Но мы опасаемся, что если она и вынесла какие-либо уроки из этого, то скорее военные, чем политические, и что перемены, к которым ее могут привести результаты этой войны, будут скорее изменениями в военном обучении, дисциплине и вооружении, чем в ее политической системе или методах управления. Возможно, что она убедилась в эффективности нарезных пушек. Может быть, она введет в своей армии кое-что, заимствованное у французских зуавов. Это гораздо более вероятно, чем то, что она существенно изменит управление тем, что у нее осталось от ее итальянских провинций.

Кроме того, Австрия, по крайней мере в настоящее время, не обладает той опекой над Италией, на сохранении которой она настаивала, невзирая на протесты и жалобы Сардинии, что и послужило причиной минувшей войны. Но хотя на этот раз Австрия и принуждена была расстаться с этим званием опекуна, само место опекуна, по-видимому, не осталось вакантным. Весьма знаменателен тот факт, что новое соглашение об итальянских делах было заключено во время короткого свидания между императорами Франции и Австрии, т. е. между двумя иностранцами, стоящими каждый во главе иностранной армии. Весьма знаменателен и тот факт, что это соглашение было заключено не только без соблюдения формальности хотя бы фиктивного опроса сторон, о которых в нем шла речь, но даже без ведома последних, не подозревавших, что за их спиной совершались сделки и что ими распоряжались. Две армии, пришедшие из-за Альп, встречаются и воюют в долинах Ломбардии. После шестинедельной борьбы иностранные повелители этих иностранных армий принимаются устраивать и улаживать дела Италии, не допустив на свои совещания ни одного итальянца. Король Сардинии, низведенный в военном отношении до положения французского генерала, принимал, по-видимому, не больше участия в достижении окончательного соглашения и имел не больше влияния на него, чем если бы он на самом деле был простым французским генералом.

Основой жалоб на Австрию, так громко высказывавшихся Сардинией, было не только то, что Австрия претендует на общий надзор за итальянскими делами, но то, что она поддерживает все существующие злоупотребления, что ее политика состоит в сохранении неизменным положения вещей, что она вмешивается во внутренние дела своих итальянских соседей и претендует на право подавлять силой оружия всякую попытку жителей этих государств изменить или улучшить свое политическое положение. Уделяется ли при новом устройстве больше внимания, чем при старом, чувствам и желаниям итальянцев или тому праву на революцию, защитницей которого была Сардиния? Несмотря на то, что помощь, предложенная во время войны итальянскими герцогствами, расположенными к югу от По, была принята, по мирному договору они передаются обратно своим изгнанным правителям. Ни в одной части Италии так не жаловались на плохое управление, как в Папской области. Дурное управление в этом государстве, сочувствие и поддержка, оказываемые этому плохому управлению со стороны Австрии, выдвигались на первый план в качестве одной из отрицательных, если не самой отрицательной, черт в положении дел в Италии в недавнем прошлом. Но хотя Австрия и принуждена была отказаться от своего вооруженного протектората над Папской областью, несчастное население этой области ничего не выиграло благодаря этой перемене. Франция поддерживает светскую власть папского престола так же широко, как это делала и Австрия; а так как злоупотребления правительства Папской области рассматриваются итальянскими патриотами как нечто неотделимое от его церковного характера, то, надо полагать, нет надежды на улучшение. Франция в настоящем своем положении, в качестве единственной покровительницы папы, фактически становится гораздо более ответственной за все злоупотребления правительства Папской области, чем когда-либо была ответственна Австрия.

Что касается итальянской конфедерации, составляющей часть нового устройства, то необходимо заметить следующее: или эта конфедерация будет политической реальностью, в известной степени обладающей силой и влиянием, или же она окажется только обманом. В последнем случае объединение, свобода и развитие Италии ничего от этого не выиграют. Если же она окажется реальностью, то чего хорошего от нес можно ожидать, принимая во внимание элементы, из которых она состоит? Ведь Австрия (входящая в нее в силу владения Венецианской областью или королевством), папа и король неаполитанский, объединенные интересами деспотизма, легко одержат верх над Сардинией, даже если другие более мелкие государства будут на ее стороне. Австрия сможет даже воспользоваться этим новым положением вещей для того, чтобы обеспечить себе контроль над другими итальянскими государствами, столь же нежелательный, чтобы не сказать больше, как и тот, на который она раньше претендовала в силу специальных договоров с ними.