Хроника текущих событий/65/88

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Шаблон:Нет заголовка Хроника Текущих Событий (самиздат), выпуск 65.

 Разные сообщения
    Москва.
    14 ноября умер Петр ЯКИР (Хр.1,2,4-6,8-16,18,19,21-30,32,

34,37,38,46,55,58). Прощаясь с покойным в крематории, его зять Юлий КИМ сказал: "Самые трагичные события в многострадальной жизни Петра ЯКИРА условно можно обозначить датами 1937 и 1972. Реабилитации после 1937г. он дождался. Я верю, что наступит реабилитация и 1972-го."

                           *****
    В августе   у   Ларисы  БОГОРАЗ  потребовали,  чтобы  она

оплатила судебные издержки, возложенные судом (Хр.63) на ее мужа Анатолия МАРЧЕНКО (около 700 руб. - оплата дорожных расходов свидетелей обвинения). Обычно судебные издержки погашаются в рассрочку из лагерной заработной платы заключенного. В этом случае поступило распоряжение Владимирского облисполкома взыскать с семьи МАРЧЕНКО всю сумму сразу, а в случае неуплаты отобрать принадлежащую семье старую избу "в доход государства" (Хр.64).

    В октябре Ларису БОГОРАЗ вызвали в райотдел КГБ по  месту

жительства в Москве. Там ее в очередной раз спросили, не хочет ли она эмигрировать из СССР. Она ответила, что не возражала бы против выезда, но только вместе с мужем.


    Рига.
    Накануне дня  независимости  (17 ноября) памятник свободы

был огорожен забором. На следующий день у памятника выставили усиленные наряды милиции. В этот день большое количество молодежи было задержано при попытках возложить цветы к подножию памятника. Среди задержанных - Андрис ЭЗЕРГАЙЛИС, Валдис ШТЕЙНБЕРГС и Майгонис РАВИНЬШ. Их доставили в отделение милиции и предложили написать "объяснение" с указанием причин, побудивших возложить цветы. РАВИНЬШ, кроме того, был подвергнут личному обыску.


    Москва.
    10 декабря,  около 18 часов,  двое в штатском и сотрудник

милиции доставили Сергея ХОДОРОВИЧА с работы в милицию и пытались с ним там "беседовать".

                           *****
    11 ноября,  около  20  час.  30  мин.  на  квартиру Елены

САННИКОВОЙ (Хр.64) явились участковый инспектор майор ЧУЛЮКИН и дружинник. Без определенного предлога они осмотрели квартиру и, обнаружив там Иосифа ТЕРЕЛЮ (о его аресте см."События на Украине"), потребовали у него документы, а так как их при нем не оказалось, предложили "пройти" в отделение милиции "для выяснения личности". САННИКОВА предложила всем подождать у нее дома, пока она привезет документы ТЕРЕЛИ. ЧУЛЮКИН согласился, и она поехала за документами. Однако, через некоторое время явились еще два дружинника и ТЕРЕЛЯ в сопровождении трех дружинников и участкового был доставлен 10 отделение милиции.

    Когда САННИКОВА   привезла   туда   паспорт   ТЕРЕЛИ,  ей

предложили пройти в комнату N15, где находился ТЕРЕЛЯ. Около 23 часов появились несколько сотрудников милиции и лиц в штатском. САННИКОВУ перевели в другое помещение, где с ней пытался "беседовать" сотрудник, предъявивший удостоверение работника уголовного розыска. САННИКОВА от "беседы" отказалась, а в протоколе записала, что отказывается отвечать на какие-либо вопросы, т.к. не видит причин давать какие-либо объяснения. На вопрос о месте ее работы она также отказалась отвечать.

    Одновременно ЧУЛЮКИН  поинтересовался  у ТЕРЕЛИ,  с какой

целью тот приехал в Москву. ТЕРЕЛЯ записал в протоколе, что приехал навестить больного друга, который живет на ул.Гарибальди, но там никого не оказалось и он зашел к САННИКОВОЙ.

    После этого САННИКОВУ привели в помещение,  где находился

ТЕРЕЛЯ. Он прочитал текст своего "объяснения" ЧУЛЮКИНУ.

    Через некоторое  время САННИКОВУ снова отвели в отдельное

помещение, где с ней пытался "беседовать" человек в штатском, не пожелавший представиться. Он пытался выяснить место ее работы, а также, имеет ли она отношение и, если имеет, то какое - к западным радиостанциям. От "беседы" САННИКОВА отказалась. Ее снова оставили в пустой комнате, а с ТЕРЕЛЕЙ начали в другом помещении новую "беседу", на сей раз двое сотрудников, предъявивших удостоверение КГБ, и ЧУЛЮКИН. Он извлек из сейфа бумагу, в которой почерком, похожим на почерк ТЕРЕЛИ, было написано, что он якобы приехал в Москву, чтобы помочь КГБ найти подпольную христианскую типографию (перед тем как предъявить эту фальшивку, ЧУЛЮКИН вызвал психиатра). ТЕРЕЛЕ был задан вопрос, он ли писал данную бумагу. Он ответил: "Безусловно, сколько платить будете? Звездочку на погон дадите?". После такого ответа сотрудник КГБ бросил "объяснение" на пол и больше не возвращался к нему. Заговорив о том, почему ТЕРЕЛЯ не хочет эмигрировать, он посоветовал подавать документы. ТЕРЕЛЯ ответил, что ему и дома неплохо.

    Тем временем в комнату,  где находилась САННИКОВА, явился

психиатр и около 30 минут пытался с ней "беседовать". Он утверждал, что САННИКОВА находится на учете в ПНД, интересовался внутренними мотивами, побудившими ее заниматься "антигосударственной деятельностью". На встречный вопрос - какой именно деятельностью? - врач назвал, в частности, помощь политзаключенным, упомянув при этом Фонд.

    Далее он   спросил,  что  связывает  ее  с  диссидентами.

САННИКОВА ответила, что не любит этого слова, а с людьми ее связывают общие интересы, например, научные. Врач заметил, что она не отвечает на вопрос прямо, резонерствует, что характерно для психического заболевания. Он демонстративно позвонил по телефону, говоря, что она безусловно нездорова, но пока он еще не разобрался. После телефонного разговора врач поинтересовался системой ценностей, которой придерживается САННИКОВА. Она отказалась обсуждать с ним этот вопрос.

    Затем врач  перешел  в  помещение,  где находился ТЕРЕЛЯ.

Врач спросил ТЕРЕЛЮ, какое его любимое занятие. Тот ответил - собирать грибы в обществе академика. Врач заметил, что между академиком и ТЕРЕЛЕЙ не может быть ничего общего. ТЕРЕЛЯ пространно разъяснил врачу, что тот занимается антисоветской пропагандой, так как делит общество на касты.

    Сотрудники КГБ       извинились       перед      ТЕРЕЛЕЙ,

поинтересовались, вежливо ли с ним обходились до их появления. ТЕРЕЛЯ ответил, что над ним издевались - продержали несколько часов в милиции, задержали без видимых причин. "Такой уж день", - извинительно пояснил КГБист. Около 2 часов ночи ТЕРЕЛЮ выпустили из милиции.

    САННИКОВУ отпустили  приблизительно в половине четвертого

утра.

                           *****
    В воскресенье 14 ноября, около 12 час. дня, на квартиру к

САННИКОВОЙ, под предлогом проверки паспортного режима, снова явились милиционер и дружинник, что приходил 11 ноября. Они внимательно осмотрели квартиру.

                           *****
    Электросталь (Московская обл.).
    15 ноября  на  квартиру  П.ПОДРАБИНЕКА  в  г.Электросталь

Московской обл. явился его "куратор" из КГБ капитан РЯБЧИКОВ и попытался вручить повестку с вызовом в КГБ. ПОДРАБИНЕК спросил, по какому делу и в каком качестве его вызывают; выяснив, что для "беседы", он отказался идти. Через некоторое время РЯБЧИКОВ появился в сопровождении милиционера - ПОДРАБИНЕКА дома не было, он ушел на почту и сказал дома, что скоро придет. РЯБЧИКОВ обещал зайти позже, но так и не появился.


    Москва.
    1 июля на квартиру к И.А.ЧЕРДЫНЦЕВУ пришли 4  милиционера

и увели с собой гостей - рижан М.РАВИНЬША (см."Беседы") и его невесту И.КЕДЕ, а также Б.АХМАДУЛЛИНА, приехавшего из Казани поступать в художественное училище. Через два часа АХМАДУЛЛИНА и КЕДЕ отпустили, предложив им больше к ЧЕРДЫНЦЕВУ ее ходить. КЕДЕ было предложено, кроме того, вернуться в Ригу, что касается ее жениха, то, по словам милиционера, его отправят бесплатно.

    Вечером жену ЧЕРДЫНЦЕВА И.ФРИДЛЯНД вызвали  к  начальнику

64 отделения милиции. Там ей было сделано официальное предупреждение о нарушении паспортных правил (проживание в квартире посторонних лиц без прописки). ФРИДЛЯНД сделала встречное заявление о том, что указанные лица проживали менее трех суток, и потребовала оформить им временную прописку, в чем ей было отказано.

                           *****
    8 сентября  ЧЕРДЫНЦЕВА  вызвал  начальник  64   отделения

милиции. Предупредив, что вызвал его по поручению КГБ, он спросил, чьим другом - его или его жены - является РАВИНЬШ и не был ли РАВИНЬШ у них в конце августа. Закончил он угрозой: "Мы уже неоднократно Вас предупреждали насчет нарушения режима. Повторное задержание РАВИНЬША в Вашей квартире повлечет соответствующие санкции по отношению к Вам".


    Горький.
    В начале июня Михаил Иванович БЕРДНИКОВ пришел на прием к

заместителю председателя общества охраны природы и рассказал ему о некоторых им недостатках по охране природы. Председатель попросил его составить более подробный отчет об этих фактах и сделать несколько снимков. Снимки БЕРДНИКОВ сделал, но передать их не успел, так как 18 июня в 7 час. 30 мин. за ним домой приехали милиционер и двое в штатском.

    БЕРДНИКОВА привезли  сначала  в  милицию,   а   потом   в

психбольницу N1, где поместили в отделение для буйных и усиленно "лечили" аминазином. Выписали его 2 августа.

    Зав.отделением велела  БЕРДНИКОВУ 2 раза в месяц являться

в диспансер.

    Первый раз БЕРДНИКОВА взяли в психбольницу приблизительно

в 1955 году за выступление на перевыборном собрании. Несмотря на это, он в каждую "предвыборную кампанию" продолжал выступать перед "избирателями". Несколько раз народ не давал его забирать, и тогда за ним приезжали ночью. Всего он находился в психбольнице 9 раз. 10 лет он уже не выступал на "предвыборных кампаниях" и его не трогали.

                           *****
    Москва.
    29 октября на квартиру к Юрию КИСЕЛЕВУ явились милиционер

и "в штатском". Дома были мать КИСЕЛЕВА (83 года) и инвалид Великой Отечественной войны Василий Кириллович ПЕРВУШИН из Новосибирска, который приехал в Москву добиваться восстановления на работе. ПЕРВУШИНА отвезли в психбольницу N3. 12 ноября его выпустили из психбольницы и предписали ему немедленно уехать в Новосибирск.

                           *****
    16 июля  в  Москве  появились листовки "Свободу советским

политзаключенным!".

    Листовки были   обнаружены   в   телефонных   будках,   в

подъездах, на досках объявлений "Мосгорсправки", в подземном переходе около ст.метро "Библиотека им.Ленина", в почтовых ящиках ряда домов и министерств в районе Петровки, Кузнецкого Моста, ул.Герцена, ул. Богдана Хмельницкого, ул.Разина, на Тверском бульваре, в районе ГУМа.

                           *****
    Вечером 13 декабря 1981 года  в  день  введения  военного

положения в Польше, на заборе стоянки автобусов у ст.метро "Варшавская" появилось несколько надписей коричневой масляной краской: "РУКИ ПРОЧЬ ОТ ПОЛЬШИ! КОММУНИЗМ НЕ ПРОЙДЕТ!". Надписи были закрашены на другой день приблизительно к 13 часам.

                           *****
    15 ноября  во  время  траурного митинга по поводу кончины

БРЕЖНЕВА на геологическом ф-те МГУ, когда все студенты встали, Лев ЗИМАН остался сидеть. По предложению руководителя курса студенты (при одном голосе против, воздержавшиеся в расчет приняты не были) направили на имя ректора письмо, которое содержало предложение об отчислении ЗИМАНА с факультета. ЗИМАН - студент 5-го курса, успеваемость - хорошая.

                           *****
    13 июля в Москве на пл.Пушкина комсомольцы из оперотрядов

с 16 до 23 час. проводили операцию "чистки" площади. Задержано и доставлено в штаб оперотряда более 100 человек.

    Комсомольцы из оперотряда задерживали всех, кто находился

в сквере более 10-15 мин., не имея билетов на очередной сеанс в кинотеатр "Россия".

    У задержанных  проверяли  документы  и производили личный

обыск, спрашивали, зачем пришли и часто ли там бывают; сообщали, пл.Пушкина - место сборищ наркоманов и диссидентов, и обещали в случае повторного задержания сообщить по месту учебы или работы.

    Тех, у кого обнаруживали самиздат,  отвозили в  10-е  о/м

Москвы.

    Среди заданных вопросов были и такие:  "Знаете  ли  вы  о

диссидентских кружках в МГУ?", "Кого вы знаете с химфака МГУ?".

    Спрашивали также  об отношении к Польше и польским делам,

о том, что задержанный знает о 10 декабря.

    У задержанных     отбирали     значки     пацифистов    и

интересовались, где их достали.

    Одной студентке   было   сказано:  "Мы  будем  решительно

бороться с пацифистами. Они все диссиденты и наркоманы".

    Тем, кто был одет в потрепанные джинсы,  говорили, что их

задержали за непристойный вид, и угрожали привлечь к ответственности за нарушение общественного порядка. Девушкам настоятельно советовали ходить в юбках.

                           *****
    Студентку исторического  факультета  МГУ  Анну  ФОЛМАНИС,

задержанную среди большой группы молодежи в кафе "Русский чай" 11 ноября, впоследствии вызывали в деканат, где с ней беседовал незнакомый человек, предъявивший удостоверение сотрудника КГБ. Он расспрашивал ФОЛМАНИС, как и почему она очутилась в "Русском чае", с кем пришла, кого знает, кто у нее друзья, чем интересуются и о чем говорят. Интересовался, что ей известно о "пацифистах", и склонял к сотрудничеству. ФОЛМАНИС сказала, что пришла в кафе случайно, ей ничего ни о ком не известно. На вопрос, как ей объяснить этот разговор, кагебист ответил: "Скажите, что мы предлагали Вам работу, а Вы не согласились".

                           *****
    12 декабря   в  Москве  на  Ленинских  горах  должен  был

состояться митинг молодежи, посвященный памяти Джона Леннона. Митинг был назначен на смотровой площадке в 14 часов. С утра весь район, прилегающий к высотному зданию МГУ, патрулировался усиленными нарядами милиции и дружинников. Около памятника Ломоносову, куда обычно уже за полчаса начинает стекаться народ, на совершенно пустой площадке стоял серый "Москвич", рядом с которым прогуливалось несколько людей в штатском. У старшего из них было удостоверение капитана милиции. Они проверяли документы у прохожих. Данные паспортов тщательно записывали и задавали стандартные вопросы: как здесь оказались? с какой целью? где работаете?

    В начале третьего на смотровой площадке собралась  группа

молодежи - около 30-40 человек. Неподалеку стоял туристский автобус, подальше - милиция. Выяснилось, что еще одну такую же группу молодежи - около 40 человек, ушедшую вперед раньше - милиция задержала. Их посадили в автобус и отвезли в отделение.

    Ребята собрались в  круг,  и  один  из  присутствовавших,

держа в руках черно-красный транспарант с надписью "Джон ЛЕННОН" (на английском языке) начал говорить краткое слово. Все сняли шапки. Тут же подошел милиционер и потребовал прекратить "незаконное сборище". Оратор убрал транспарант, но милиционер его отобрал. На вопрос одного из участников сказал, что можно получить его назад в 6 о/м. Круг рассеялся, все направились вдоль Воробьевского шоссе в сторону станции метро "Ленинские горы", а дальше - вниз по набережной вдоль реки. Вплоть до самого метро сзади шел милиционер и группа оперативников. Запрещали останавливаться и периодически у некоторых проверяли документы. На берегу реки собрание все же состоялось. Был зачитан краткий текст "Призыв к ровесникам" - поддержать день памяти Джона ЛЕННОНА, как символ единства молодежи всего мира против войны и насилия. Собрание приняло такое предложение - провести следующую пацифистскую демонстрацию в начале будущего года. Вскоре, однако, вновь появилась милиция, собравшиеся начали расходиться. Все обошлось без инцидентов. Группу ребят, задержанных до 14 часов, вскоре отпустили.

                           *****
    В Московском филиале Географического общества СССР на  25

ноября было назначено заседание, посвященное 70-летию Льва Николаевича ГУМИЛЕВА, с докладом юбиляра "Чем история может быть полезна для географии?". Сообщение о заседании было включено в ежемесячный "Календарный план заседаний на ноябрь", отпечатанный и разосланный членам Общества и организациям. Примерно 15 ноября заседание и доклад было предложено отменить. Официально выдвинутая причина: "70 лет - не юбилей".

                           *****
    В Москве в Царицыно 19 сентября состоялась  неофициальная

художественная выставка молодых художников-авангардистов.

                           *****
    Ввоз в  СССР  кассет  с  видеозаписями  преследуется  все

жестче и жестче.

                           *****
    В ряде   московских   учреждений  сотрудниками  КГБ  были

прочитаны лекции о внутреннем положении в СССР, которое было охарактеризовано как очень серьезное. Было сказано, что правительство опасается повторения в СССР польских событий, что большое опасение вызывает рост националистических движений, религиозных, особенно сектантских, а также все виды группировок молодежи (кроме комсомола).