Хроника текущих событий/40/13

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Шаблон:Не объект АП — факт

Шаблон:Нет источника

Хроника текущих событий — выпуск 40/13


СОБЫТИЯ В ЛИТВЕ

Вышел № 2 (42) журнала «Аушра» («Заря»), датированный 16 февраля 1976 г. Из оглавления: — Декларация независимости Литвы. — Новые приемы русификации в школе. — Миндаугас ТАМОНИС. — Дух эпохи МУРАВЬЕВА. — Когда Литва была суверенной? — Кому полезно молчание? — Солидаризуемся с русскими диссидентами. — Известия.

О № 1 (41) сообщалось в «Хронике» 39.

Появился еще один самиздатский журнал «Бог и родина» (перевод названия). Среди материалов первого номера — полемика со статьей «Выкрутасы современных теологов», помещенной в республиканском журнале «Наука и жизнь» (№ 1 за 1976 г.), и — впервые на литовском языке — «Всеобщая декларация прав человека».


С 19 марта по 7 апреля 15 вильнюсских выпускников вызывали в милицию и КГБ. Их расспрашивали о бывшем политзаключенном Викторе ПЯТКУСЕ, в частности, о занятиях по истории Литвы, которые он с ними проводит.


В журнале «Коммунист» (орган ЦК КП Литвы, выходящий на литовском и русском языках) помещено под названием «Клеветник наказан» интервью с членом Верховного суда М. ИГНОТАСОМ, председательствовавшем на суде по делу С. КОВАЛЕВА. Содержание сходно с интервью СУХАРЕВА в журнале «Новое время» № 1 (Хр. 39). И здесь «Хроника», центральный пункт обвинения, не названа по имени, но в отличие от интервью СУХАРЕВА все же фигурирует — под псевдонимом «антисоветское издание». Учтена и местная специфика. ИГНОТАС «отвечает на вопрос»:

«Дело С. КОВАЛЕВА слушалось в Вильнюсе. Какова его связь с Литвой?»

«С. КОВАЛЕВ и его единомышленники в антисоветском издании печатали клеветнические материалы и о Литве. Нужные для себя факты они искали в деятельности националистических элементов, в пособничестве литовских националистов гитлеровским оккупантам».

И снова — ДУДЕНАС (см. в Хр.39 «Полемика с СУХАРЕВЫМ» и в наст. вып. «Суд над ТВЕРДОХЛЕБОВЫМ»).

По материалам «Хроники Литовской Католической Церкви» (№ 21, 25 января 1976г.)

«Хроника ЛКЦ» перепечатала раздел «Суд над Сергеем КОВАЛЕВЫМ» из «Хроники ТС» 38 и дополнила его статьей «В дни суда над КОВАЛЕВЫМ в Вильнюсе».

Еще за 2-3 недели до суда начались вызовы (иногда через военкомат или милицию) и беседы работников КГБ с теми, кто подозревался в намерении прийти на суд. Среди них был научный работник Иозас ПРАПЕСТИС.

Задержанным 9 декабря на вокзале А. ТЕРЛЕЦКАСУ, В. ПЯТКУСУ, В. СМОЛКИНУ (Хр. 38) в КГБ говорили, что А. САХАРОВ — психически ненормален, а многие московские диссиденты безнравственные люди. Подполковник БАЛТИНАС грозил ТЕРЛЕЦКАСУ и ПЯТКУСУ психбольницей.

В «Хронике» 38 уже сообщалось, что для литовцев доступ даже в здание суда был прегражден. «Хроника ЛКЦ» 21 пишет, что Мечислава ЮРЯВИЧЮСА из г. Шауляй силой вывели из здания суда и отвезли в КГБ. Ему угрожали судом за то, что он, по словам чекистов, пишет в «Хронику ЛКЦ». В то же время обещали устроить его на работу, даже с правом праздновать Рождество (см. ниже о его тяжбе). Затем ЮРЯВИЧЮСА отправили в Шауляй с провожатым.

«Судебный процесс и преследования показали, что госбезопасность своими действиями способна сблизить литовцев и русских.

Литовцы-католики благодарны С.КОВАЛЕВУ за благородное, человеческое сердце и молят Всевышнего о выдержке, здоровье и всяческом благоденствии. Жертвы русских диссидентов помогли литовцам в ином свете увидеть русских людей.

Когда русский ученый С.КОВАЛЕВ вернется из тюрьмы, мы будем приветствовать его как своего брата и лучшего друга».


Антанас ТЕРЛЕЦКАС в большом письме Ю. В. АНДРОПОВУ излагает историю преследований, которым КГБ подвергает его вот уже 30 лет.

Первый арест в 1945 г. (ему было тогда 16 лет) — по подозрению в участии в партизанском движении. Избиения, инсценировка расстрела. Его отпускают, но устанавливают слежку. Далее, в период учебы — вызовы, угрозы. После окончания экономического факультета — обвинения в национализме и новые доносы и допросы. В 1956 г. — спровоцированное дело «литовского национального фронта»; ТЕРЛЕЦКАС не был даже знаком с подельниками. На суде ему припомнили участие в движении распространения литовской культуры в литовских деревнях, находящихся на территории Белорусской ССР и Польши.

После 4 лет лагерей («Озерлаг») продолжались вызовы и «беседы». На одной из них ТЕРЛЕЦКАС спросил: «Почему любовь к России у нас считается советским патриотизмом, а любовь к Литве — буржуазным национализмом?»

ТЕРЛЕЦКАС заканчивает заочно второй факультет — исторический, но ему не дали защитить дипломную работу «Литва под властью России в 1795-1915 гг». Черновик работы побывал после обыска 25 апреля 1969 г. в КГБ.

ТЕРЛЕЦКАСУ не раз грозили, что он попадет в тюрьму, и в 1973 г. действительно арестовали по уголовному обвинению в хищении. Хотя следствие, проходившее под явным руководством КГБ, не смогло подтвердить обвинение, все же его осудили на один год заключения.

Освободившись, ТЕРЛЕЦКАС не смог получить работу экономиста или историка и стал пожарником в театре. И здесь он — под подозрением. Его убирают с дежурств в «ответственные» дни выступлений иностранных трупп и торжественных собраний.

Продолжаются слежка и вызовы.

23 декабря 1974г. — обыск (один из многих этого дня — Хр. 34). Майор КАЛАКАУСКАС удивился, что у ТЕРЛЕЦКАСА, «ненавидящего все русское», в доме столько русских книг.

«После обыска меня спросили, нет ли у меня желания изменить свои политические взгляды. Конечно, нет! После всего пережитого за 30 лет я не в силах полюбить вашу власть… но быть лояльным я могу и таким остаюсь».

«Прошу Вас дать указание литовскому КГБ, чтобы меня оставили в покое». Письмо датировано 23 ноября 1975 г.

А. ТЕРЛЕЦКАС 8 декабря 1975 г. был уволен из театра по вздорному поводу. Ему удалось восстановиться через суд 15 января. Администрация театра, опасаясь контактов ТЕРЛЕЦКАСА с другими работниками, его рассказов о суде над КОВАЛЕВЫМ и встречах с САХАРОВЫМ, перебросила его на работу в изолированном помещении и ухудшила условия работы.


65 священников Вильнюсской архиепархии 25 сентября 1975 г. обратились в Сов. Мин. Лит ССР с заявлением. Они просят разрешить епископу СТЕПОНАВИЧЮСУ вернуться к исполнению своих обязанностей, от которых он был отстранен и сослан в 1961 г. С тех пор в архиепархии нет епископа. В заявлении отмечено, что епископ никогда не занимался политической деятельностью, а его конфликт с уполномоченным по делам религии был вызван неправильными действиями последнего — вмешательством во внутренние дела церкви, попытками заставить СТЕПОНАВИЧЮСА действовать противно его долгу пастыря.


В заявлении БРЕЖНЕВУ от 23 июня 1975 г. свящ. ЧЕРНЯУСКАС жалуется на запрет ремонтировать церковь и другие притеснения. Он сообщает, что, когда он требовал письменного ответа на одну из своих прежних жалоб, уполномоченный ТУМЕНАС заявил ему: «Если дадим вам письменный ответ, то зарубежное радио сейчас же все передаст».


В Вильнюсском атеистическом музее спрятали книгу отзывов. Посетителей, которые просят книгу, дежурный по музею расспрашивает, кто они и откуда.

В музее заменен стенд о священнике ИЛЮСЕ. Раньше он считался убийцей, теперь написано, что он занимался хозяйством и медицинским обслуживанием вооруженных банд.


В июне 1975г. была уволена «по собственному желанию» инженер ВЦ мех.-мат. ф-та Вильнюсского университета Броне КИБИЦКАЙТЕ (подруга Н. САДУНАЙТЕ, «проходила свидетелем» по ее делу — Хр. 37). Декан, парторг, начальник ВЦ почти год добивались от нее заявления, не объясняя причин, а лишь оправдываясь нажимом сверху: «Иначе нас самих уволят». На прощание начальник ВЦ решился назвать причину — «религия».


М. ЮРЯВИЧЮС судился с предприятием, уволившим его в январе 1975 г. «за прогулы» — он 4 раза не выходил на работу по религиозным праздникам, предупреждая каждый раз администрацию и предлагая отработку (Хр. 36). В исковом заявлении и в кассационных жалобах ЮРЯВИЧЮС отмечает, что в течение 9 лет работы на этом предприятии его неоднократно награждали и ни разу не выносили ему взысканий. Он требует признать причину его неявок уважительной, так как ст. 124 Конституции СССР и ст.ст.143 и 145 УК Лит ССР гарантируют ему свободу исполнять свои религиозные обязанности. ЮРЯВИЧЮС дошел до Верховного суда республики и дело проиграл. «Хроника ЛКЦ» публикует полные тексты его заявлений и судебных решений.


В разделе «Известия из епархий» сообщается:

В Каркашискис верующие не могут добиться возвращения им церкви, закрытой в 1961 г. и с тех пор пустующей.

На Горе Крестов в Мешкучяй осенью 1975 г. по традиции верующие поставили кресты. Группа молодежи привезла большой крест на автобусе. В ноябре, также по традиции, специальная бригада разрушила и увезла кресты (более 400). Бригада вырубила старинный клен, увешанный крестами и иконами.

Жительница г. Мажяйкяй Эмилия ГЕЛАМБАУСКЕНЕ долго не давала разрушить крест, поставленный ею у своего дома. Ее жалобу в адрес КОСЫГИНА перехватили на местной почте. 3 декабря 1975 г., выманив ГЕЛАМБАУСКЕНЕ из дома, крест спилили и увезли. Ей предъявили потом счет на 50 руб. за эту работу.

В Каунасе в помещении, где ставят гроб для прощания с покойным, вывешены правила, утвержденные горисполкомом 21 февраля 1975 г.

«В помещении запрещается:

  • изменять в залах предметы и украшений;
  • пользоваться религиозными изображениями;
  • петь религиозные песни;
  • пользоваться услугами служителей культа;
  • на территории, прилегающей к помещению, проводить похоронные процессии с религиозным обрядом».

Каунасский горисполком запретил мастерской по изготовлению надгробных памятников изображать на них крест.

Сообщается о помехах совершению религиозных обрядов. В нескольких случаях запреты не возымели действия.


В статье «Преследование молодежи продолжается» «Хроника ЛКЦ» пишет о самодеятельной киностудии «КПИ-фильм» при Каунасском политехническом институте. С 1971 г. некоторых участников студии вызывают в КГБ, расспрашивают о настроениях в студии, кое-кого пытались вербовать. В 1972 г. внезапно уволили руководителя студии Р. КАУСА (б. заключенного), и с тех пор студия — без оплачиваемого руководителя. Последнее время студией занимался сотр. КГБ РУСТЕЙКА. С июне 1975 г. он 4 часа допрашивал (неофициально) преподавателя КПИ Р. ПАТАШЮСА. Для начала он назвал его злобным антисоветчиком и пригрозил увольнением, затем пытался выудить из него, кто и что говорит в студии, и в заключение просил сохранить разговор в тайне. ПАТАШЮС этого не обещал. В сентябре 1975г. РУСТЕЙКА вызвал в КГБ б. сотрудника кинолаборатории КПИ П.КИМБРИСА и сказал ему, что на него собрано достаточно материала для суда. Некоторые обвинения он назвал: повесил у себя дома карту Великого княжества Литовского в 16 в., хранил книгу «Архив Литвы», помогал создавать «Хронику ЛКЦ» и др. В результате четырехчасовой «беседы» КИМБРИС ответил на некоторые вопросы и обещал «сделать выводы».

Киностудия известна многими хорошими работами, ее фильм «Лицо» о краеведе В. БУРАЧАСЕ занял первое место на республиканском конкурсе, но потом не был допущен на смотр самодеятельности Прибалтики. Энтузиазм студийцев угасает под напором КГБ, и в последнее время коллектив распадается.

«Хроника ЛКЦ» напоминает и о других случаях подавления инициативы и самодеятельности литовской молодежи в последние годы — кружков краеведов, художественных и дискуссионных клубов и т.п.

Рубрика «В советской школе» — постоянная в «Хронике ЛКЦ».

В ПТУ г. Шауляй 16 сентября 1975г. на собрании группы точильщиков ученикам велели заполнить анкеты для вступления в комсомол. Отказавшихся послали за родителями, нескольких учеников мастера ГИЛИС и МИЛЮС поставили на полчаса стоять с вытянутыми руками. Половина группы так и не стала комсомольцами.

В школе г. Гаргждай все 32 ученика 7 класса заявили классной руководительнице, что они ходят в церковь и не запишутся в атеистический кружок. 4 человек учительница записала насильно.

В Рудищкес директор средней школы вызвал ученика 9 класса Пятраса САШАУСКАСА и велел ему подписать заявление, что он прислуживал у алтаря по просьбе священника. Пятрас отказался и сказал, что он делает это по своему желанию. После еще нескольких бесед ему снизили оценку по поведению. Ядвиге ПОПЛАВСКОЙ, ученице 11 класса той же школы, за посещение церкви снизили оценку по поведению и пообещали дать такую характеристику, с какой она ни в один институт не поступит.

Сообщается и о других случаях давления учителей на верующих учеников и их родителей.