Обсуждение:Иерусалим. Эманация Гиганта Альбиона (Блейк)/29а

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

<poem>

Лист 29 [43]

Тогда Виденье Бога, словно солнце, тихо встало Над Альбиона скалами, клонясь за Кенсингтоновы сады – К Тайберн-реке в кровавых тучах, к древнему уступу Холмов Сионовых, и Образ Человека был на солнце, И Глас Божественный над Альбионом раздавался: 5

«Себе во славу Альбиона я избрал, как Ангелу ему Я дал народы всей земли и стал для чад его Отцом, а Иерусалим была Моей отрадой. Противник в зависти себя сокрыл – его Я вижу, Но вы не узрите его, пока в своей Системе он себя не явит, 10 Пусть для себя Противник приготовит место. Смерти Сном Спать должен Альбион, пока не явлен Муж Греха и Покаянья. Молчит Гигант. Противник в чаще Альбиона притаился Но Отрицанье он провозгласил Законом Действия, Дабы два Полюса Враждебных в Человеке истребить. 15 Карателем он сделал Альбиона и себе присвоил Его леса и пустоши, и город Иерусалим – Тот, что в Ефрафы чащах. Лондон – лишь обломок Его развалин! Оксфорд – пыль от стен его! А Кент и Сассекс – Клочки его одежд! Ирландия – святилище его! 20 Шотландия, Уэльс – его младенцев трупы! Все города земные – дым его пожарищ! А все народы – прах под колесницами его Завоевателей, дворцы его с землёй сравнявших! Я здесь, чтоб все изгнанники мои могли вернуться. 25 Не бойся, стадо малое, вновь Альбион восстанет!»

Так молвив, солнце нежное укрыло Человечества Семью.

И тут, сойдя с утёсов мрачных, два бессмертных духа Рекли: «Нам удалось спастись! О милосердный Боже! Бежали мы от Альбионовых скалистых гор 30 К востоку от долин Амалека, Ханаана и Моава: Вдоль гряд холмов, что окружают Иерусалим.

Albion walkd on the steps of fire before his Halls  And Vala walkd with him in dreams of soft deluding slumber.  He looked up & saw the Prince of Light with splendor faded  35 Then Albion ascended mourning into the porches of his Palace  Above him rose a Shadow from his wearied intellect:  Of living gold, pure, perfect, holy: in white linen pure he hoverd     A sweet entrancing self-delusion a watry vision of Albion  Soft exulting in existence; all the Man absorbing!  40

Albion fell upon his face prostrate before the watry Shadow  Saying O Lord whence is this change! thou knowest I am nothing!  And Vala trembled & coverd her face! & her locks were spread on the pavement 

We heard astonishd at the Vision & our heart trembled within us:  We heard the voice of slumberous Albion, and thus he spake,  45 Idolatrous to his own Shadow words of eternity uttering: 

O I am nothing when I enter into judgment with thee!  If thou withdraw thy breath I die & vanish into Hades  If thou dost lay thine hand upon me behold I am silent:  If thou withhold thine hand; I perish like a fallen leaf:  50 O I am nothing: and to nothing must return again:  If thou withdraw thy breath. Behold I am oblivion. 

He ceasd: the shadowy voice was silent: but the cloud hoverd over their heads  In golden wreathes, the sorrow of Man; & the balmy drops fell down.  And lo! that son of Man that Shadowy Spirit of mild Albion:  55 Luvah descended from the cloud; in terror Albion rose:  Indignant rose the awful Man, & turnd his back on Vala. 

We heard the voice of Albion starting from his sleep: 

Whence is this voice crying[,] Enion! that soundeth in my ears?  O cruel pity! O dark deceit! can love seek for dominion?  60

And Luvah strove to gain dominion over Albion  They strove together above the Body where Vala was inclosd  And the dark Body of Albion left prostrate upon the crystal pavement,  Coverd with boils from head to foot: the terrible smitings of Luvah

Then frownd the fallen Man, and put forth Luvah from his presence  65 Saying. Go and Die the Death of Man, for Vala the sweet wanderer.  I will turn the volutions of your ears outward, and bend your nostrils  Downward, and your fluxile eyes englob'd roll round in fear:  Your withring lips and tongue shrink up into a narrow circle,  Till into narrow forms you creep: go take your fiery way:  70 And learn what tis to absorb the Man you Spirits of Pity & Love.  �

По огненным ступеням Альбион бродил, и Вала Бродила с ним в обманчивых и нежных сновиденьях. Он в вышине узрел, как угасал во всём великолепьи 35 Князь света. Во дворец, скорбя, взошёл он по ступеням И Тень над ним вилась – то разум был его усталый. Златой, святой и чистый, в белом платье он парил

Видением туманным, сладостным обманом, словно Ликующее бытие, что человека поглощает целиком. 40

И молвил Альбион, пав ниц перед туманной Тенью: „Откуда се преображенье? Господи, Ты видишь, я – ничто!“ А Вала, скрыв лицо, власы рассыпав по полу, дрожала.

И мы затрепетали поражённые Виденьем, Внимая Альбиону. Он склонился, как пред идолом, 45 Пред Тенью собственной  – вот вещие слова его: „О, я ничто, когда к Тебе я прихожу на суд! Лишь затаишь дыханье – я умру, сойду в геенну. Лишь на меня возложишь длань – я смолкну в тот же миг, Длань уберёшь Твою – увяну я, как лист осенний! 50 О, я — ничто, и должен буду снова стать ничем, Коль затаишь свое дыханье. Я — само забвенье!“ Он смолк. Безмолвно облако парило, как печаль В венце златом, и аромат бальзама источало. Но кто сей человечий сын, дух нежный Альбиона? – Лува 55 Спустился с облака, и в ужасе отпрянул Альбион, Пылая возмущеньем, он от Валы отвернулся.

И поднял голос Альбион, свой сон превозмогая:

„Откуда эти вопли, Энион? Мой слух они терзают! О, злая жалость! О, обман! Ужели может властвовать Любовь?“ 60

Над Альбионом властвовать возжаждал Лува, Они вдвоём вились над Телом, где томилась Вала, И Тело темное Гиганта на полу хрустальном Простерлось, в язвах с ног до головы от яростных ударов Лувы.

И мрачно молвил падший Альбион: „Иди, о Лува, 65 За Валу-побродяжку милую умри, как Смертный Человек. Я выверну спираль ушей твоих наружу, нос к земле пригну, Так, чтоб глаза твои полезли из орбит от страха, Иссохли губы и язык, и весь ты съёжился до тесных форм – Тогда ползи своей тропой огня! И ты тогда узнаешь каково 70 Быть поглощённым Духами Любви и Жалости!“» � They heard the voice and fled swift as the winters setting sun.  And now the human blood foamd high, the Spirits Luvah & Vala,  Went down the Human Heart where Paradise & its joys abounded,  In jealous fears & fury & rage, & flames roll round their fervid feet:  And the vast form of Nature like a serpent playd before them  75 And as they fled in folding fires & thunders of the deep:     Vala shrunk in like the dark sea that leaves its slimy banks.  And from her bosom Luvah fell far as the east and west.  And the vast form of Nature like a serpent rolld between,  80 Whether of Jerusalems or Valas ruins congenerated, we know not:  All is confusion: all is tumult, & we alone are escaped. 

So spoke the fugitives; they joind the Divine Family, trembling

Plate 30 [44]

And the Two that escaped; were the Emanation of Los & his Spectre: for whereever the Emanation goes, the Spectre Attends her as her Guard, & Los's Emanation is named Enitharmon, & his Spectre is named Urthona: they knew Not where to flee: they had been on a visit to Albions Children 5 And they strove to weave a Shadow of the Emanation To hide themselves: weeping & lamenting for the Vegetation Of Albions Children; fleeing thro Albions vales in streams of gore

Being not irritated by insult bearing insulting benevolences They percieved that corporeal friends are spiritual enemies 10 They saw the Sexual Religion in its embryon Uncircumcision And the Divine hand was upon them bearing them thro darkness Back safe to their Humanity as doves to their windows: Therefore the Sons of Eden praise Urthonas Spectre in Songs Because he kept the Divine Vision in time of trouble. 15 They wept & trembled: & Los put forth his hand & took them in Into his Bosom: from which Albion shrunk in dismal pain; Rending the fibres of Brotherhood & in Feminine Allegories Inclosing Los: but the Divine Vision appeard with Los Following Albion into his Central Void among his Oaks. 20

And Los prayed and said. O Divine Saviour arise Upon the Mountains of Albion as in ancient time. Behold! The Cities of Albion seek thy face, London groans in pain From Hill to Hill & the Thames laments along the Valleys The little Villages of Middlesex & Surrey hunger & thirst 25 The Twenty-eight Cities of Albion stretch their hands to thee: Because of the Opressors of Albion in every City & Village: They mock at the Labourers limbs! they mock at his starvd Children. They buy his Daughters that they may have power to sell his Sons: They compell the Poor to live upon a crust of bread by soft mild arts: 30

� Сей глас услышав, вмиг, как солнце зимнее, они сокрылись. Кровь человека вспенилась, и духи Валы с Лувой, Спустились в сердце человека, там где рай и радость, Объяты страхом, ревностью и гневом, и змея-природа, 75 Пред ними кольцами вилась, и огнь язвил их ноги, Пока они бежали вглубь пожаров и громов.

Как море, оставляющее скользкий брег, усохла Вала, Пав из груди её, простёрся Лува с запада и на восток. Меж ними исполинскою змеёй природа извивалась. 80 Руины Иерусалима там иль Валы – мы не знаем. Всё спуталось, в смятенье всё, и только мы спаслись».    Так беглецы рекли, вернувшись в сонм Бессмертных, трепеща...