Пометки архимандрита Евфимия на полях публикации В. Н. Лосского «К вопросу об исхождении Святого Духа» (Богатырев)

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску
Пометки архимандрита Евфимия на полях публикации В. Н. Лосского «К вопросу об исхождении Святого Духа»
автор Михаил Богатырев (р. 1963)
Дата создания: 23.07.2020. Источник: личная публикация

A8.jpg

Михаил Богатырев

Пометки архимандрита Евфимия (Вендта) на полях публикации В. Н. Лосского «К вопросу об исхождении Святого Духа»



Mess.1.jpg


Заметка В. Н. Лосского «К вопросу об исхождении Святого Духа» была опубликована в 25 номере Вестника Западно-Европейского патриаршего Экзархата за 1957 год. В ней дан весьма подробный критический разбор статьи протоиерея Василия Родзянко «Как разрешить проблему Филиокве?», помещенной в предыдущем, 24 выпуске Вестника. Лосский принципиально не согласен с позицией о. Василия, утверждавшего, что проблематика расхождения в постановке вопроса, исходит ли Св. Дух только от Отца, или же от Отца и Сына, связана с недоразумением, обусловленным разницей языков, и, соответственно, может быть разрешена посредством уточнения понятия «исхождение». «Отец В. Родзянко, – пишет Лосский, – превратив εκπορευεσις (ekporeuesis) в «выявление себя», <...> сближает и даже «сверхлогически» отождествляет <...> «исхождение» от Отца и «воссияние» от Сына». В итоге «различение сущности и ипостаси осталось для о. В. Родзянко чуждым и непонятным» и он, <...> «приписав Святому Духу какую-то ипостасную «самодеятельность», в отличие от «пассивности» сыновства, уже не может показать единосущие Сына и Духа в ясных категориях святоотеческого мышления».

Mess.2.jpg


«Святая Троица, – говорит Лосский далее, – несомненно превыше логики и законов человеческого мышления, которые от Нее получают свое начало и утверждение, как и весь строй тварного бытия. Она также превыше числа, и к ней неприложимо счисление, хотя мы и говорим о трех ипостасях». В известном смысле эти слова воспринимаются и как «камень в огород» архимандрита Евфимия, настаивавшего на «плановости» Божества и полагавшего, что божественное начало репрезентировано в самобытных «матемологических скратках».

«Можно сказать, – продолжает Лосский, – что христиапнское богословие, верное святоотеческому преданию, не знает прыжков в «сверхлогику»: оно постоянно ставит нас перед лицом антиномий, но всегда пытается разрешить их через различение, позволяющее мыслить и говорить о металогическом, не нарушая законов тождества, противоречия и исключенного третьего, вне которых невозможна человеческая мысль и речь».


Mess.3a p57a.jpg
Первая пометка крупным планом


Первая пометка архимандрита Евфимия – на 57-й стр. Вестника Экзархата – сделана рядом со словами Лосского о том, что необходимо различать Сущность (усию) и Ипостась (υπόστασις). Это набросок «энергематической» (с т. зр. о. Евфимия) побуквенной «категоризации» греческого слова ипостась (υπόστασις).

Необходимо отметить, что экземпляр Вестника был обнаружен нами в предназначенных к уничтожению книжных «развалах» РСХД. Иногда по дарственным (или иным) надписям на обложке или на титульном листе можно установить владельца книги, но в данном случае экземпляр «чист»: знаки принадлежности (инициалы, печати) отсутствуют. Рисунки на полях статьи Лосского не подписаны, однако доказать, что они сделаны архимандритом Евфимием не составляет труда. В трактате о. Евфимия неоднократно встречаются схожие изографические конфигурации, например, на стр. 246 первого тома (см. рис. ниже).


DSCF4716акй.jpg
«Начертание...», т. 1, стр. 246 (фрагм.)


«Ипо-стасис» буквально означает «под-стоящее» и в латыни обозначается понятием «субстанция». Термин «ипостась» широко применялся в философском учении Плотина, правда в другом значении, подразумевающем некую сущность (или её часть), а не личность. Так, один из трактатов Плотина носит название: «О трёх изначальных ипостасях» (у неоплатоников это Благо, Ум и Душа).

Применение понятия ипостась в христианском богословии можно отнести к IV веку[1]. До Великих каппадокийцев понятие «ипостась» (др.-греч. ὑπόστασις), как и понятие «сущность» (др.-греч. οὐσία), употреблялись в христианском богословском языке (в том числе в Никейском Символе веры, а также впоследствии у Афанасия Великого) как синонимы. Обоими терминами обозначалось нечто, имеющее самостоятельное бытие, то есть существующее не в чём-то другом, а «само по себе».


Mess.3 p57.jpg
Вестник РЗЕПЭ N25 (1957), с. 57


Плотин первый перенес термин «три ипостаси» на Божество, определив им взаимное отношение Единого, Ума и Души, и пытался провести, хотя и неясную, границу между др.-греч. οὐσία — сущностью как: др.-греч. τό εἶναι — «бытие» и др.-греч. ὑπόστασις — ипостасью, как: др.-греч. τί εἶναι — «какое (чьё) бытие». Заслуга точно определить оба эти термина в их раздельности принадлежит Порфирию. Бог всего, по мысли Порфирия, один, но его сущность как бы выражается в трех ипостасях: в Боге, как высшем благе и источнике всякого бытия, в Уме, как миростроителе, и Душе оживляющей и освящающей всё.

«Сущность» — это первая из десяти категорий у Аристотеля. Аристотель различал первые сущности и вторые сущности. Первые сущности (лат. substantia concreta — сущность конкретная) — это конкретный человек, конкретная лошадь и т. д. Вторые сущности (лат. substantia abstracta — сущность абстрактная) — лошадь вообще, человек вообще и т. д.

Василий Великий определил различие между сущностью и ипостасью как между общим (др.-греч. κοινὸν) и частным (др.-греч. ἲδιον) и закрепил в христианском богословии, в триадологии, термин «сущность» исключительно за теми сущностями, которые Аристотель называл вторыми, то есть для родовых понятий. Поэтому в патристике термин «сущность» перестал требовать уточнения, первая или вторая сущность имеется в виду (если говорится «сущность» без всяких уточнений, то речь может идти только о второй сущности). Таким образом, понятие «сущность» в христианском богословии остается аристотелевским (источник: [Лурье 2006] ).

Понятие «первой сущности» Василий Великий и Григорий Богослов заменяют понятием «ипостась», но делают это так, что значение христианского термина простирается далеко за рамки аристотелевского определения первой сущности. Когда Василий Великий определяет ипостась через аристотелевское определение первой сущности, то он, на самом деле, не столько определяет это понятие, сколько определяет его место в новой системе категорий: «И сущность и ипостась имеют между собою такое же различие, какое есть между общим и отдельно взятым, например, между живым существом и таким-то человеком» — «Послание 236 (228), к Амфилохию Иконийскому». Это определение говорит о том, что в новом категориальном аппарате одна из десяти категорий Аристотеля (а точнее, одна из двух её разновидностей: первая сущность) заменяется новой категорией — ипостась. Можно сказать иначе: вместо аристотелевской «первой сущности» будет введена новая категория, одиннадцатая. В то же время, как объясняет там же Василий Великий, это определение ипостаси необходимо потому, что для Отца, Сына и Духа недостаточно определение их как «лиц». Для Василия Великого, как и для других отцов-каппадокийцев традиционный для христианского богословия термин «лицо» (др.-греч. πρόσωπον) применительно к Троице представлялся недостаточным, поскольку давал повод к еретическому толкованию как в учении Савеллия (для которого три «лица» были сродни «личинам», то есть маскам). Если же определить «лица» божества как «ипостаси», то отнимется всякий повод считать эти лица каким-то подобием масок на одной и той же реальности: термин «ипостась» однозначно указывает, что реальностей три. Подробное разъяснение содержания понятия «ипостась» Василий Великий даёт, главным образом, в своём сочинении «Против Евномия».


Mess.4a p58.jpg
Вторая пометка (Вестник РЗЕПЭ N25, 1957, с. 59)


Чтобы отследить графические параллели второй пометки о. Евфимия, следует обратиться к следующим страницам трактата: [Начертание т. 1, Статьи, стр. 23]1 и [Начертание т. 2, стр. 253-254].


DSCF4735a.jpg
[Начертание т. 1, Статьи, стр. 23]


DSCF4752a.jpg
[Начертание т. 2, Статьи, стр. 253]


DSCF4752b.jpg
[Начертание т. 2, Статьи, стр. 254]


Mess.5 p60.jpg
Третья пометка (Вестник РЗЕПЭ N25, 1957, с. 60)


Mess.6.jpg
Концовка заметки В. Н. Лосского


Примечания

  1. Здесь и ниже – обзор по источнику: [Лурье 2006] – Лурье В. М. История византийской философии. Формативный период. — СПб., Axioma, 2006. XX + 553 с., Раздел 2, гл. 1. – http://www.hgr.narod.ru/div2ch1.htm.



Библиография

[Лурье 2006] – Лурье В. М. История византийской философии. Формативный период. — СПб., Axioma, 2006. XX + 553 с., Раздел 2, гл. 1. – http://www.hgr.narod.ru/div2ch1.htm.

[Лосский Вл. Н. 1991] – В. Н. Лосский Очерк мистич. богосл. вост. Церкви. – Догматическое богословие. — М., 1991.

[Начертание] — Евфимий (Вендт), архимандрит. Начертание и наречение решений Отрешенного. Графика и грамматика Догмата. Рукопись в 3 тт., 25 (?) экз. — Муазне, 1968-1973.


Copyright © Михаил Богатырев


Info icon.png Данное произведение является собственностью своего правообладателя и представлено здесь исключительно в ознакомительных целях. Если правообладатель не согласен с публикацией, она будет удалена по первому требованию. / This work belongs to its legal owner and presented here for informational purposes only. If the owner does not agree with the publication, it will be removed upon request.