Животные и дети

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Автор Инна Фидянина-Зубкова


Сколько тут стрекоз


Сегодня считаем стрекоз
(я устала, пока ты рос).

Знаешь, когда ты станешь большим,
то будешь совсем непростым:
серьёзным таким и огромным,
к детским шалостям непреклонным,
у тебя взрослого не забалуешь!

А сегодня ты кошек рисуешь
и считаешь стрекоз.
Ну считай, пока не подрос.




Козлята и ребята


Вы куда, куда, ребята?

— На ярмарку!

Вы куда, куда, козлята?

«Не знаем!»
 
А зачем вы идёте на ярмарку?

— Козлят продавать!

Козлят продавать?
 
«Нас продавать?
Мы не желаем,
не желаем мы на продажу,
нам и так жилось неплохо:
дома кушалось,
спалось, и доилось.
Молоко давали,
деток поили.
Хорошо жили!»
 
— Да, жили мы все неплохо,
хорошо даже жили.
Разворачивай колонну
в обратную сторону —
домой пойдём,
молоко родное попьём!
 
Вы куда, куда, ребята?

— Домой!

Вы куда, куда, Козлята?

«Домой!»

Ай да хорошая процессия какая!




Скачущий куда-то енот


— Куда ты скачешь, енот?
«В поход, в поход, в поход!»
— Кого везёшь ты на себе?
 
«Гном сказочник сидит на мне,
нам срочно нужен новый дом!»
— А старый? «Старый разорён!»
 
— Кем разорён? «Мышами,
прогрызли стены с полами,
украли всё, что можно,
жить стало невозможно!»
 
— От мышей никуда не деться,
вам бы к людям приглядеться,
те заводят кота.
Посмотри, енот, сюда:
видишь дом людской
огромный такой,
а в доме кошка
на тебя похожа немножко,
вот она то и ест мышей.
Вам надо звать её скорей!
 
«Я сам енот мышеед,
но от них не столько бед,
как от кошек домашних:
разорят коты всю заначку —
то им мяса давай, то котлет!»

— Ну скачи, енот, долгих вам лет!
А сам почему мышей не поймал?
«Да что-то я их брезговать стал.»




Собачья луна


На собачью луну
я пойду, как Рекс, взгляну:
воется не воется,
какой секрет откроется
под луной такой большой?

— Вой, мой Рекс, ну милый, вой!
 
Собака ухмыляется,
лижет меня, играется.
Вою я, а пёс смеётся:
«Вокал тебе не удаётся!»
 
— Ну давай же, научи!
 
«Слышишь, друг, ты не кричи,
на луну, как я, гляди:
на ней твои глаза и губы.
Вот теперь ты сам подумай:
не собачья на небе луна —
людская сегодня взошла.
А раз луна над нами ваша,
так сам и вой, товарищ Саша!»




Откормили мы медведя


Мы на медведя ходили с ложками,
кастрюлями, чашками, поварёшками,
заваливали медведя едою:
шишками, ягодой, черемшою!
 
Но косолапый стоял до последнего,
до обеда самого вредного:
бочки с квасом медовым.
Характером хвастал бойцовым —
жрал все, что ни подносили.
 
Мы пустыми домой уносили
сковородки, кастрюли и ложки.
А медведюшка рос. Не крошка
он через год оказался.
 
Я смотрел на него и маялся:
почему так вымахал медведище,
а я остался, как прыщик?
Ответьте на это мне, люди!
 
— А ты неси лохматому блюдо
одно, другое... Почаще!
Ответ через год и обрящешь.




Курочка любимая


Любит курочку лисичка,
потому что она — птичка!
 
«Нет, просто она вкусная,
для лисиц — арбузная!»
 
Почему арбузная?

«Потому что вкусная!»
 
Ты меня не путай,
ведь арбуз, он круглый!
 
«Просто я люблю арбуз,
а лисе куриный вкус,
как для меня арбузный —
самый, самый вкусный!»
 
Понятно, как же не понять?
Лучше курочку обнять!




Собачья осень


Собачья осень наступает.
И каждый пёс, конечно, знает,
что листья пахнут по другому,
и солнце светит по иному,
не грея шубу и кости.
 
Пёс старую шёрстку сбросит,
(и с человеком или без человека)
скоро зима, а это
белое одеяло,
что на землю упало.

Если спать на снегу, то зябко.
«Хозяйка, хозяйка, хозяйка!» —
радостно гавкает пёс.

А волк в лесу, поджав свой хвост,
как-то хитро’ улыбается.
Побелевшим зайкам икается
на пока ещё серой земле.
Собачья осень — это к листве.




Как мы выкормили волка


Вам такую собачку не вырастить,
а я выкормила!
 
Помню, принесли щеночка,
а теперь ему я — дочка,
или вернее — мама,
но не совсем родная.
 
Нет, давайте рассудим строго,
псу я всё-таки — мамка немного.
Он крохотный такой был,
молочко из мисочки пил.
 
А теперь мы будем считать:
ему год, а мне пять,
и пёс меня больше ростом.
 
Запуталась я, непросто
жить на нашей планете:
папы, мамы, собачки, дети.

А мочился он на пол долго.
Может, выкормили мы волка?




Жаба — зверя или рыба


Ты жабуля или глыба?
Ничего я не пойму!
Жаба — зверя или рыба?
Я у мамочки спрошу.
 
Мама долго думала,
лицо делая умное:
«Лягушка — земноводное,
похожа на животное.
Только вот загвоздка какая,
зверь — животное или нет?
Позвоню я деду, узнаю.»
 
Ну да, ну да, что скажет дед?




Лето собачье


Собачье лето —
это море цвета!
Много-много ромашек,
бабочек и букашек.
 
А если оса в нос укусит,
то пёс обиду закусит
и будет помнить долго,
как было очень больно!
 
Собачье, собачье лето —
это море цвета,
это тепло и прохладно.
А если дождь? Ну и ладно!




Еда для божьей коровки


Божья коровка,
улетай на небко!
Там на синем небке
золотые ветки,
а на этих ветках
сидят твои детки,
кушают конфетки,
конфетки не простые,
конфеточки такие:
тлю и их личинки
с перчиком — тычинкой,
запивают молочком —
кипячёным ручейком.
 
Ай и раз, и два, и три,
моя деточка усни.




Лягушка и девочка в костюме феи


Лягушка, лягушка,
расскажи-ка правду:
как мне жить-поживать,
сколько деток нарожать?
 
Квакнула лягушка:
«И не мечтай, дурнушка!
Феи не рожают,
феи лишь порхают
с цветка на цветок,
они ростом с ноготок,
а ты что-то толстовата!
Барышня, беги к ребятам
да не пудри мне мозги.
И это ... крылышки сними.»




Смешная уха


Ловись рыбка большая-пребольшая!
Надоела уха смешная.
Хочется рыбки копчёной,
на угольках палёной.
И запах! Не дам собаке.
 
— Не стыдно?

Стыдно, но вы на бумаге
этого не пишите,
лучше людей не смешите,
а напишите правду:
мы, как всегда, поймали
три карася с мизинчик.
Ну, пожалуйста, тётя Инчик!

       * * *
Тётя Инна скрыла фамилии
Трезора и рыбака Василия.
Но мораль преподала вам:
с другом всё пополам!




Ревнивый петух


Подружилась коза с петухом,
и всё время вдвоём да вдвоём:
спят вместе в сарае,
по улице вместе гуляют.
Петух к козе никому подойти не даёт.
Козла, и того клюёт!
 
Нахмурила баба Мария лоб:
— Нет, так у нас не пойдёт!
Пошла, поскребла по карманам
и к вечеру дарит
своему Петюне цыплят.
 
«Зачем они мне? Я не мать!»
 
Но баба Мария стара,
у неё умна голова:
— Ничего, ничего, подрастут,
тебя от козы отобьют!
 
И правда, не прошло и месяца,
как наш Петюня бесится,
когда к его курочкам
лапы тянут дурочки:
кошку ударит, козу отгонит.
Хозяин! Никто и не спорит.




Загадка про молоко


— Кто придумал молоко,
ко-ко, ко-ко, ко-ко?
 
«Молоко придумал тот,
кто его нам всем даёт!»
 
— Так кто даёт нам молоко,
ко-ко, ко-ко, ко-ко?
 
«Молоко придумал кот!»
 
— Нет, усатый его пьёт.
 
«Молоко даёт свинья!»
 
— Нет, свинья нам жир дала.
Ко-ко, ко-ко, ко-ко, даёт...
 
«Корова молоко!»
 
— Правильно, она
потому что...
 
«Хороша!»




Трезор в дозоре


Наш Трезор
пошел в дозор,
службе он обучен
на границе скучной.
 
«Cкучной почему, сынок?»
 
Потому что на замок
повешена граница —
врагу и не пробиться!
Так папа говорит:
пограничник спит,
а служба идет.
 
«Нет, так дело не пойдет!»
 
Мам, а как Трезор будет служить,
если псам нельзя ходить
по пограничной полосе?
 
«Ой, сынок, Трезор во сне
как-нибудь послужит —
он живым нам нужен!»




Бабочкин словарик



Бабочки разные тут летают,
я эту и ту не знаю,
не знаю как они называются.
Может, мама с задачей справится?
 
Мама разводит руками:
«Справочник есть, мы глянем.»
 
Хорошо на коленках у мамы,
дома и с теплым чаем
рассматривать бабий словарик.
 
«Бабочкин!» — исправляет мамик.




Друг ждёт


Друг устал тебя ждать,
и тебе пора гулять!
 
Выходи, дружок, во двор,
а этот «Модный приговор»
оставь для мамочки своей —
у ней нет совсем вещей,
ведь отец куда идёт,
её с собою не берёт.
 
А ты иди гулять, иди
и пса с собой всегда зови!




Мой верблюд


У меня живёт верблюд,
он не ест фаст-фуд,
а лопает колючки.
 
И я предпочту лучше
молоко верблюжье,
оно для роста нужно!




Лето наизнанку


Собачье лето наизнанку —
это вам не море в Ялте,
а дача, грядки и корыто.
Ну, господин Пёс, извините.




Поцелую я лошадку


Я свою лошадку
поцелую сладко,
потому что у лошадки
нос холодный, мокрый... Ладно,
всё равно её целую,
потому что так хочу я!