БСЭ1/Гамбургское восстание 23—25 окт. 1923

Материал из Wikilivres.ru
Перейти к навигацииПерейти к поиску

Гамбургское восстание 23—25 окт. 1923
Большая советская энциклопедия (1-е издание)
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Высшее — Гейлинкс. Источник: т. XIV (1929): Высшее — Гейлинкс, стлб. 478—481


ГАМБУРГСКОЕ ВОССТАНИЕ 23—25 окт. 1923, явилось кульминационным пунктом подъема революционного движения в Германии в 1923. Восстание это ограничилось Гамбургом, но, несмотря на его локальный характер, его историческое значение громадно. Многими своими сторонами Г. в. напоминает декабрьское восстание 1905 в Москве.—Г. в. разыгралось на следующем фоне. Оккупация Рура в начале 1923 и последовавшая за ней политика «пассивного сопротивления» до последней степени обострили международное и внутреннее положение Германии. Во второй половине 1923 в Германии разразился одновременно жестокий финансовый и продовольственный кризис. К этому присоединилось общее расстройство промышленной жизни Германии. Страна переживает общеполитическ. кризис, в ней создается революц. ситуация. Рабочие массы быстро революционизируются: влияние коммунистов растет, от официальной с.-д. партии наблюдается массовый отлив. С августа широко развивается стачечное движение во многих городах, в т. ч. и в Гамбурге. Рабочие ведут борьбу прежде всего за сохранение реальной зарплаты, т. е., при данных условиях, за выплату ее в золотой валюте. Идет борьба против отмены 8-часового рабочего дня, за бесперебойное снабжение рабочих продовольствием, и т. п. Растет движение безработных. Недовольство проникает и в ряды рейхсвера. Рабочие начинают выдвигать лозунги контроля над производством, создания рабочего правительства. В самом Гамбурге, крупнейшем рабочем центре Германии, движение развивается особенно широко. Однако, к моменту восстания в Гамбурге организовать всеобщую стачку не удалось, в виду бешеного сопротивления с.-д. и реформистских профсоюзов. Бастовали только порт и верфи. Ряд фабрично-заводских предприятий продолжал работать.

Г. в. началось 23 октября, ранним утром, по сигналу, данному боевой организацией гамбургских коммунистов. Около 5 ч. утра боевые дружины гамбургской коммунистической организации, по заранее выработанному плану, открыли нападение на районные полицейские участки Гамбурга. Боевые дружины были вооружены крайне скудно: 1—2 револьвера на дружину. В план повстанцев входило захватить полицейские участки врасплох, разоружить полицию, вооружить дружинников отнятым у полицейских оружием, немедленно напасть на оружейные магазины с тем, чтобы захватить там побольше оружия, вооружить им рабочих и затем уже приступить к разоружению воинских частей. Частично план удался. Удар был нанесен внезапно. Конспиративная сторона у повстанцев была поставлена недурно. В течение нескольких часов повстанцам удалось захватить 13 полицейских участков и ряд предместий. Удалось захватить также некоторое количество оружия. Но скоро полиция, к-рая в Германии вооружена и обучена, как регулярная армия, оправилась. Значительную роль в подавлении восстания сыграл и тот факт, что на помощь полиции пришла местная с.-д-тия. Захватить оружейные склады и магазины повстанцам не удалось, главн. обр., благодаря активной помощи, оказанной соц.-д-тами белогвардейцам. В виду неудачи этой части плана, повстанцам не удалось вооружить широкие слои рабочих. Оружия не смогли получить даже все дружинники. В первый же день восстания отряды полиции отбили у повстанцев около половины захваченных было ими полицейских участков. Борьба была перенесена на баррикады. Повстанцы сражались геройски, но слишком неравны были силы. После трехдневных ожесточенных боев, 25 октября отрядам полиции удалось занять последние оставленные повстанцами баррикады. Наиболее ожесточенная борьба разыгралась у жел.-дор. полотна, ведущего на Любек, где рабочие под огнем неприятеля пытались разобрать путь, дабы не дать врагу подвезти свежие войска, а также в предместьях Шифбек, Бармбек и Гамм, где рабочие сопротивлялись отчаянно. В этих предместьях рабочие сорганизовали оборону по всем правилам военного искусства. Правительственные отряды наступали с бронемашинами и артиллерией. Тем не менее, рабочие удерживали в течение трех дней Шифбек и Бармбек. Лишь после повторных натисков правительственных войск, под ураганным огнем неприятеля, повстанцы организованно, в полном порядке и без малейшей паники отступили.

Успеху Г. в. противодействовали, гл. обр., следующие факторы: 1) тяжелое международное положение, к-рое создалось для поднимавшегося во второй половине 1923 герм. революционного движения в связи с оккупацией Рура; в ряде важнейших частей Германии, оккупированных иностранными войсками, международный империализм, вооруженный до зубов, стоял наготове, составляя на деле вооруженный резерв германской контр-революции; 2) слабость герм. компартии, к-рой не хватало сплоченного большевистского руководства и достаточно глубоких боевых традиций, при наличии в руководящих кругах партии очень влиятельного оппортунистического крыла под руководством Брандлера, к-рое на деле ориентировалось на банальное парламентское соглашение с «левыми» саксонскими с.-д., сыгравшими особенно предательскую роль во всем движении; между тем, правые коммунисты во главе с Брандлером не способны были организовать борьбу против с.-д., ибо сами были полны мирных иллюзий и надежд на то, что с «левыми» с.-д. удастся сговориться; 3) наличие сильной с.-д. партии, сыгравшей откровенно контр-революционную роль, особенно в Саксонии, имевшей шансы стать очагом рабочего восстания для всей Германии; внеся разлад в лагерь рабочих, с.-д. спасли здесь буржуазию, при чем исключительно предательскую роль играло в этом деле саксонское с.-д. правительство «левого» Цейгнера. Поражение рабочих в Саксонии не могло не сыграть решающей роли и в поражении Г. в.: уже в ходе уличных боев гамбургские рабочие узнали о том, что в Саксонии дело проиграно; 4) отсутствие советов рабочих депутатов, к-рые герм. коммунисты неудачно пытались заменить фабзавкомами. Руководство Г. в. целиком находилось в руках коммунистов; активными бойцами на баррикадах были почти исключительно рабочие— члены компартии, к-рые дрались с беззаветным мужеством. Но коммунисты несомненно опирались на широкое массовое сочувствие рабочих; восстанию сочувствовали также значительные группы рабочих с.-д. В этот период вообще нередки были случаи, когда довольно многочисленные группы с.-д. на деле шли с коммунистами против с.-д. вождей. Гамбургские повстанцы имели на своей стороне также сочувствие части мелкой буржуазии, в особенности обнищалой трудовой интеллигенции. Застой в промышленности, громадная безработица, катастрофически падающая валюта, наглое наступление реакции—все это вместе взятое породило и в среде мелкой буржуазии колебания в сторону революционных рабочих; 5) локальный характер восстания: Гамбург остался изолированным.

Г. в. потерпело поражение. Но это было одно из тех поражений, которые стоят иной победы. Оно явилось блестящим примером того, как даже небольшие, но полные решимости отряды рабочего класса могут наносить меткие удары вооруженной до зубов буржуазии в самом центре Европы. Оно показало, как много горючего материала накопилось в крупнейших и важнейших центрах Европы. Оно показало рабочим Гамбурга и пролетариату всей Германии, что единственной партией, готовой до конца биться против буржуазии, является компартия. Оно послужило исходным пунктом решительной и систематической борьбы против оппортунизма внутри герм. компартии. Г. в. бесспорно является одной из самых славных страниц в истории герм. революционного движения за 1923. Оно явилось, хотя и в небольших размерах, для германских рабочих такой же «репетицией», как декабрьское восстание 1905 в Москве было «репетицией» победоносного Октября.

Лит.: Реммеле Г.. Вокруг борьбы пролетариата и Германии. «Коммунистический Интернационал», № 1, 1924; «Германский вопрос в Исполкоме Коминтерна». М.. 1924; «V Всемирный конгресс Коминтерна. Стенографический отчет». М.—Л., 1825 (см. также лит. к ст. Германия, исторический очерк; Рейснер Л., Собр. соч., т. I, М.—Л., 1928.